Якутская лампочка Виктора Ивановича

Новый год преподнесет владивостокцам немало сюрпризов. В мэрии вызревает концепция реформы всего городского хозяйства. Как удалось узнать корреспонденту “В”, эта реформа затронет всех: и тех, кто просто живет в городе, и тех, кто в нем работает.

13 янв. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №53 от 13 янв. 1997

Новый год преподнесет владивостокцам немало сюрпризов. В мэрии вызревает концепция реформы всего городского хозяйства. Как удалось узнать корреспонденту “В”, эта реформа затронет всех: и тех, кто просто живет в городе, и тех, кто в нем работает.

Логика рассуждения Виктора Черепкова следующая. В 1996 году расходы городской казны примерно в 3 раза превысили доходы. Только на зарплату работникам здравоохранения и образования и коммунальные нужды необходимо около 900 миллиардов рублей, тогда как в бюджет от разного вида платежей поступает всего около 970 миллиардов. Поэтому главная задача мэра - изменить сами принципы поступления денег в казну и их расходования, создать такой механизм, чтобы денег поступало больше, а тратилось меньше.

Поток денег должен изменить свое русло.

Черепков может свалить “Дальэнерго” и “Приморскуголь”

Давайте рассмотрим, как мэрия собирается снизить расходы. Львиная доля их - это расходы на оплату топливно-энергетического комплекса.

Для начала нужно узнать реальную стоимость того же топлива. Наш мэр иногда больше доверяет своим агентам, нежели официальным справкам. Лазутчик, засланный на Павловский угольный разрез, доложил, что стоимость тонны угля там около 60 тысяч рублей. Но город вынужден платить за уголь 126 тысяч рублей, а с нового года почти вдвое больше, а может, и втрое. Потому что цена дешевого угля, который добывается на разрезах, смешивается с ценой угля дорогого, который добывается в шахтах. Таким образом, горожане Владивостока поддерживают горожан Партизанска, где расположено большинство убыточных шахт.

Вместо того, чтобы без конца бороться с “Дальэнерго” и “Приморскуглем” и все-таки давать им деньги и тем поддерживать их на плаву, В. Черепков собирается совершить обходной маневр.

Вначале предполагалось найти возможность закупить более дешевый уголь, например, в Китае или в Якутии.

Но зачем покупать уголь, чтобы его сжигать, когда можно сразу закупить электроэнергию?

9 января Виктор Черепков объявил на пресс-конференции, что мэрия подписала договор с “Якутэнерго” о поставке напрямую во Владивосток 1,5 миллиарда киловатт в год. Это почти 40 процентов от всей электроэнергии, вырабатываемой в крае. По словам В. Черепкова, со 2 января эта электроэнергия уже поступает в край.

Еще осенью В. Черепков говорил, что он собирается ликвидировать так называемых перепродавцов электроэнергии - свое собственное муниципальное предприятие электросетей - и тем снизить стоимость энергии. Теперь вроде бы, напротив, делается ставка на развитие предприятия городских электросетей, которое должно обеспечивать подачу энергии в жилые дома.

На выходе с Нерюнгринской ГРЭС один киловатт стоит 180 рублей, а с учетом транспортировки энергии до Владивостока его стоимость не должна превысить 195 рублей.

Если Черепкову удастся исключить “Дальэнерго” из числа главных производителей электроэнергии, то он сможет и установить свой собственный тариф на киловатт-час, не обращая внимания на решения региональной энергетической комиссии. Это позволит ему продавать избытки энергии и тепла и сделать собственные предприятия муниципальных электро- и теплосетей рентабельными.

Если затея В. Черепкова с покупкой электроэнергии напрямую в Якутии выгорит, извините за каламбур, он нанесет удар под дых по двум местным монополистам - “Дальэнерго” и “Приморскуглю”, о необходимости реорганизовать которые говорят, кажется, все, но к реорганизации которых никто никак не может подступиться. Но окончательно обойтись без ТЭЦ-2 и местного угля В. Черепков все-таки не сможет. Потому что если электроэнергию еще можно купить в Якутии, то греть воду для отопления и горячего водоснабжения лучше все-таки на месте.

Хоть и очень трудно вычленить в запутанной взаимопогашениями и перечислениями системе платежей, сколько денег “Дальэнерго” получает от бюджета Владивостока, очевидно, что Владивосток является главным покупателем и электроэнергии, и тепла. И потеря такого клиента создаст очень серьезные проблемы для предприятий местного топливно-энергетического комплекса.

Мы попросили прокомментировать идею с переброской якутской электроэнергии во Владивосток специалистов “Дальэнерго” и “Приморскугля”.

Без “Дальэнерго” не обойтись

Как язвительно отметил пресс-секретарь “Дальэнерго” Александр Гельбах, пусть даже наш мэр и экстрасенс, но ему не удастся перебросить электроэнергию без проводов. А за использование магистральных сетей придется заплатить столько, что стоимость якутской энергии будет ненамного ниже, чем вырабатываемой в Приморье. Дело в том, что ЛЭП-500, которые используются для перетоков, принадлежат напрямую РАО “ЕЭС России” и только эксплуатируются местными энергопредприятиями. Стоимость электроэнергии в Якутии ниже только на первый взгляд, потому что не учитываются расходы по перетоку. А это еще около 30 процентов к цене. К тому же, пока энергия дойдет до Владивостока, будут потери в 10-15 процентов в высоковольтных сетях. И примерно такие же потери уже в самом городе при подаче энергии к домам.

“Дальэнерго” само время от времени закупает электроэнергию в “Якутэнерго” и по таким невысоким ценам, которые мэрии Владивостока вряд ли удастся получить.

Неперспективным выглядит и строительство в городе дизель-генераторных станций. Себестоимость полученного на них электричества будет в любом случае выше, потому что КПД дизельного генератора ниже, чем паровых турбин, используемых на ТЭЦ-2.

“Приморскуголь”: мы без работы не останемся

Генеральный директор “Приморскугля” Анатолий Васянович отреагировал очень спокойно: “Если Владивосток не будет использовать приморский уголь - мы продадим его Хабаровску. Там каждый год не хватает около 6 миллионов тонн. А мы в 1996 году добыли 10 550 тысяч тонн”.

По словам А. Васяновича, никто не собирается вводить мэра В. Черепкова в заблуждение относительно стоимости приморских углей. Цена того же павловского угля может составлять около 60 тысяч рублей за тонну, но это без учета выплаты налогов в бюджет разных уровней и отчислений в Пенсионный фонд. А с учетом этих выплат она и составляет около 110-120 тысяч.

К тому же закупать высококалорийный уголь за пределами края не так уж выгодно, как это кажется на первый взгляд. При учете эффективности использования угля вводится такое понятие, как “условное топливо”. В стоимость “условного топлива” включаются и расходы на его транспортировку, и прочие. Так вот, одна тонна “условного топлива” с Лучегорского угольного разреза составляет 386 тысяч рублей, с Нерюнгринского - 414 тысяч, а Харанорского - 618 тысяч рублей.

Не стоит забывать, что местные электростанции и построены в расчете на местные сорта угля.

В 1997 году “Приморскуголь” ожидают и так нелегкие времена: из состава объединения выводятся убыточные предприятия, которые станут подразделениями АО “Росуголь”. Скорее всего они постепенно будут закрыты, и шахтерам стоит больше рассчитывать на переквалификацию, нежели на помощь из Москвы.

Вместе с тем, как отметил А. Васянович, деньги за электроэнергию зависают у оптовых перепродавцов. И на совещании у первого заместителя председателя правительства А. Большакова 19 декабря 1996 года было принято решение обязать администрацию Приморского края в месячный срок завершить передачу функций сбыта электроэнергии от оптовых потребителей-перепродавцов в АО “Дальэнерго”.