Кто эти люди, отменившие выборы?

По иску трех человек - начальника ПЖЭТ Советского района В. Морозова, заместителя главы Первомайской районной администрации В. Минаева и главврача детской больницы М. Тарулиса - районный суд Владивостока признал незаконными выборы мэра города. Что двигало этими людьми, чья победа в суде посадила в лужу Центризбирком и доставила массу неприятностей и кандидатам в мэры Владивостока, и горожанам, которые хотели бы, чтобы эти выборы состоялись?

18 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №527 от 18 янв. 1999

По иску трех человек - начальника ПЖЭТ Советского района В. Морозова, заместителя главы Первомайской районной администрации В. Минаева и главврача детской больницы М. Тарулиса - районный суд Владивостока признал незаконными выборы мэра города. Что двигало этими людьми, чья победа в суде посадила в лужу Центризбирком и доставила массу неприятностей и кандидатам в мэры Владивостока, и горожанам, которые хотели бы, чтобы эти выборы состоялись?

Вениамин Чичаев, представлявший интересы Морозова, Минаева и Тарулиса в суде, заявил нашему корреспонденту следующее:

“Я лично участвовал в процессе из-за величайшего негодования против бывшего мэра Виктора Черепкова. Я баллотировался в городскую думу еще в октябре 1996 года, и тогда эти выборы были признаны несостоявшимися во многом именно благодаря противодействию администрации Черепкова. Если бы дума тогда была избрана, у нас был бы уже городской устав и выборы мэра прошли бы успешно. Я хорошо помню, как Черепков и потом, например, в декабре 1997 года, призывал горожан не участвовать в выборах думы. Вот он и нарвался на результат своих усилий”.

Виктор Минаев:

“Что значит “мы сорвали выборы”? Выборы мэра сорвались не благодаря мне, а потому что в законе были противоречия. Мною двигало только желание, чтобы любое действие власти опиралось на стопроцентно законные основания. Мои знакомые имели уже опыт участия в выборах городской думы, которая так и не собралась. Лично я в депутаты не хочу, я администратор и хотел бы им быть до пенсии”.

Валерий Морозов:

“Лично мне надоело, что любые выборы у нас постоянно срываются. Если бы выборы мэра состоялись, любой проигравший кандидат мог бы снова добиться признания их недействительными, опираясь на противоречия в законе. Чтобы этого не произошло, я решил, что лучше вскрыть эти противоречия, не дожидаясь выборов. Еще меня очень не устраивает, что практически нет возможности отзыва избранного мэра и на пять лет избиратели оказываются в заложниках у одного человека. Поэтому вполне логично вначале принять устав, который определил бы и полномочия мэра, и способ его избрания и четко оговорил бы реальный механизм досрочного прекращения полномочий. Каждый из нас действовал индивидуально, а встретились мы только в суде”.

К сожалению, встретиться с Михаилом Тарулисом нашему корреспонденту не удалось.

По словам осведомленного источника, таких исков могло быть не три, а 50 или даже 2 тысячи, но это сделало бы судебный процесс чрезвычайно громоздким. Поэтому вначале были объединены поданные в разное время иски Морозова и Минаева, а потом к ним присоединили иск Тарулиса. Как верно подметил в ходе судебного заседания один из кандидатов в мэры Владимир Гильгенберг, жалобщики не одиноки и представляют интересы таких социальных групп, с которыми администрация Черепкова так и не смогла найти общего языка: коммунальщики, врачи, сотрудники районных администраций.