Пока свободою горим...

Сегодня - День российской печати. Наш профессиональный праздник - мой и моих коллег, товарищей по работе. Святое дело - повод выпить и поздравить друг друга.

13 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №525 от 13 янв. 1999

Сегодня - День российской печати. Наш профессиональный праздник - мой и моих коллег, товарищей по работе. Святое дело - повод выпить и поздравить друг друга.

Но - положа руку на сердце - нет у меня праздничного настроения. Как наверняка и у моих друзей. Причины весьма прозаические. Оглянемся на восемь лет назад - именно тогда указом президента РФ был установлен сегодняшний праздник. Главные слова начала 90-х: широкомасштабные реформы, всемерная демократизация общества, построение цивилизованного государства, соблюдение всех гражданских прав и свобод. Может, еще не время подводить итоги, но о промежуточных результатах говорить уже можно. Что же мы имеем в остатке?

Пшик.

По единодушному признанию и отечественных и зарубежных наблюдателей, единственное, чего удалось добиться за эти годы и что удается пока сохранить, - это свобода печати. Легче ли нам от этого? Вряд ли. Ведь и это поле постоянно сужается. Свобода печати - в первую очередь экономическая свобода. Многие ли из газет, телерадиостанций могут сегодня этим похвастаться? Своей полной, абсолютной финансовой независимостью?

Век назад Ленин верно подметил, что жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Но где границы такой свободы и несвободы? Где границы между тем, что мы хотим сказать нашим читателям и что мы можем сказать? И касается это, в первую очередь, отнюдь не политики - нравственности.

...Меня искренне пугает возня Госдумы вокруг создания наблюдательных советов “над” государственными телерадиокомпаниями. Дурной пример заразителен. Эдак и местные депутаты придут к убеждению, что вправе диктовать нам: что писать, что не писать.

Те, кто сегодня умильно вспоминает прежние времена и ругает перестройку, забывают о простой вещи: в те самые “прежние” времена сама мысль о какой бы то ни было критике сама по себе являлась крамолой. Так, как сегодня говорят и пишут о Ельцине - попробовали бы что-нибудь подобное по отношению к Андропову или Брежневу в годы их “царства”...

...Я давно утратил чувство исторического оптимизма. Конечно, хочется верить в лучшее, но, кажется, продолжение бессмертной пушкинской строки должно звучать сегодня так: “Пока свободою горим... что будет завтра - неизвестно”.