Годы кризиса часто дают крупные научные открытия

Утверждают, что математик может подчинить языку закономерностей и логике все вокруг, а не только свои циферки и формулы. Вот почему мы обратились с просьбой дать прогноз, как будет развиваться российская наука в наступающем году, к директору института прикладной математики ДВО РАН, члену-корреспонденту РАН Николаю КУзнецову. Впрочем, разговор касался не только года наступающего, но и результатов года уходящего:

6 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №522 от 6 янв. 1999

Утверждают, что математик может подчинить языку закономерностей и логике все вокруг, а не только свои циферки и формулы. Вот почему мы обратились с просьбой дать прогноз, как будет развиваться российская наука в наступающем году, к директору института прикладной математики ДВО РАН, члену-корреспонденту РАН Николаю КУзнецову. Впрочем, разговор касался не только года наступающего, но и результатов года уходящего:

- Когда летом этого года во Владивосток приезжал президент РАН академик Юрий Осипов, я подарил ему репринтное издание своей научной работы, осмелясь утверждать, что такого сорта результаты в математике получают раз в 100 лет. Получено окончательное решение математической задачи, которая стоит перед наукой уже более столетия. Вдаваться в подробности формул в газете, конечно, нет смысла.

- Николай Васильевич, ваш взгляд на науку в стране, весьма истерзанную в финансовом плане, пессимистичен? Выживет она в будущем году или ей грозят некие необратимые процессы деградации, о чем сейчас всерьез говорят?

- Нынешнее состояние науки вполне сравнимо с двумя недавними периодами истории России: разрухой после гражданской войны и бедственным положением после Великой Отечественной. Только, как ни парадоксально звучит, в годы разрухи, например, в стране появилась плеяда совершенно блестящих математиков - Колмогоров, Лузин, Липунов, Виноградов, все они и сейчас в верхних строчках списков великих математиков мира. Потом была война и послевоенная разруха. И опять появилась блестящая плеяда великих не только математиков, но и физиков - Шафаревич, Линник, Курчатов, Басов, Прохоров и многие другие. Так что, смею вас уверить, прямой связи между отсутствием денег и результатами научных исследований нет. Во всяком случае, в областях, не связанных с дорогостоящим экспериментом, оборудованием, реактивами. Иногда даже возникала обратная закономерность. В годы войны великий математик Шафаревич пишет одну из своих главных работ, его мучит голод, на столе - мизерная пайка хлеба на целый день. В какой-то момент ученый так рассердился на такое обстоятельство, что выбросил и этот кусок...

Так что мой прогноз: наука выживет, и вполне вероятно, что, как и в этом, заметьте, очень тяжелом году, даст целый ряд весьма приличных, значительных результатов.