Конец тысячелетия. Дети просят подаяния

Христарадничают они особенно активно около церкви и в районе Торговой улицы. “Помогите, - плаксиво тянут, протягивая ладошки. - Кушать хочется”. К этим сценам мы уже привыкли. Кто-то отрывает от себя последние копейки. Другие небрежно суют рубли, как бы успокаивая собственную совесть или замаливая грехи. Некоторые равнодушно проходят мимо. Подавать не подавать - дело каждого.

6 янв. 1999 Электронная версия газеты "Владивосток" №522 от 6 янв. 1999

Христарадничают они особенно активно около церкви и в районе Торговой улицы. “Помогите, - плаксиво тянут, протягивая ладошки. - Кушать хочется”. К этим сценам мы уже привыкли. Кто-то отрывает от себя последние копейки. Другие небрежно суют рубли, как бы успокаивая собственную совесть или замаливая грехи. Некоторые равнодушно проходят мимо. Подавать не подавать - дело каждого

Вспомнив слова знакомого священнослужителя о том, что деньги - это искушение, лучше помочь едой или одеждой, решаю провести маленький эксперимент. Держа горячее пян-се, медленно иду по Торговой. Ждать долго не приходится - “Тетя, кушать хочется”. Протягиваю аппетитно пахнущий пирожок. Мальчишка криво усмехается и сворачивает в сторону. Один, второй, третий... Реакция одинаковая. Шестой оказалась девчонка. На предложенное пян-се она отреагировала столь неадекватно, что оглянулись прохожие. Розовые щеки и нежные губки вошли в разительный диссонанс с отборным матом. Приблизительно такую же сцену пришлось наблюдать летом в Китае. Тогда выпутаться из агрессивно тянущихся рук помогло лишь вмешательство двух стариков, что-то гневно прокричавших своим маленьким землякам. Наших и “чужих” детей объединяли глаза - в них не было смущения, лишь нагловатый блеск, слегка приглушенный опущенными ресницами. Какими вырастут эти дети? Неужели наше общество через несколько лет будет безнадежно больно?

“Через несколько лет? - грустно возражает педиатр-психолог центра “Коррекция” Наталья Полоротова. - Наше общество уже очень больно. Благополучных детей почти нет. Ведь только сильные родители могут удержаться в нынешней ситуации и соответственно воспитать нравственно здоровых людей. Но у одних настолько тяжелое материальное положение, что они ни о чем думать не могут. А другие, сумевшие добиться финансового процветания, никогда не имели духовной базы. И в тех, и в других семьях счастливых детей воспитать невозможно”.

Наталья Дмитриевна вспомнила сцену, которую ей пришлось наблюдать в летнем лагере отдыха. 40-летняя женщина, рыдая, просила взять на лето ее 12-летнего сына. Ситуация безнадежная, объяснила она, муж не получает зарплату, а в семье еще двое детей. Как оказалось, старшие сыновья, 15 и 16 лет, даже не пытаются подработать, да и сама мама сидит дома, а младшего решила просто сбагрить с рук хотя бы на время - досадил юный токсикоман своим буйным поведением. “Согласитесь, - сказала Наталья Дмитриевна, - при большом желании работу найти можно. Да, сейчас она сама к нам не идет, время другое. Но на бесплатном сыре в мышеловке жизнь мышки и кончается”.

В маленьких населенных пунктах попрошаек почти нет. Сосед всегда пристыдит - весной надо было картошку посадить, зимой бы голодать не пришлось. А в городе легко затеряться, от знакомых всегда спрятаться можно. Только вот многие и прятаться не пытаются - чувство стыда у них атрофировано. “Каковы родители, таковы и дети, - вступает в разговор психолог Анна Молостова. - Стереотип семейного поведения передается следующему поколению”. А стереотип страшен: именно асоциальные семьи поставляют на улицы наглых малолетних попрошаек, которые, как и их родители, не хотят работать, надеясь на сердобольность нашего народа. Ведь если руку протягивает ребенок, нормальный человек машинально лезет в карман - как не помочь крохе?

Здоровье человека состоит из биологического, психологического и социального. Дети улицы скорей всего биологически здоровы. В остальном они безнадежно больны. Если их не “лечит” семья, может, в состоянии помочь школа? К сожалению, сейчас среди нищих униженных педагогов мало осталось Учителей, в нынешней ситуации они в состоянии оставаться лишь прекрасными предметниками. И уже не могут, по выражению психолога Полоротовой, “зазвездить” ребенка, найти и зажечь в его душе ту самую звездочку, которая поведет по жизни. Не найдя участия, тепла, помощи ни в семье, ни в школе, ребенок идет туда, где его понимают и принимают. И уж в этой компании он должен жить по ее жестоким законам. На спасение этого созданного нашим же обществом типа человека и должно бы работать общество. Если мы еще в состоянии думать о будущем.

Дети в асоциальных семьях легко становятся попрошайками, нравственных ограничений у них практически нет. Однако у этой проблемы, как сказали психологи, есть и оборотная сторона. Оказывается, любого ребенка нужно учить просить. И не всегда это просто. Но если малыш не способен обратиться за помощью, он может сильно пострадать в непростых реалиях нашей жизни. Самый простой пример: нерегулируемый, забитый машинами перекресток переходить страшно, однако не умеющий попросить помощи ребенок ринется в этот поток, подвергая свою жизнь опасности. Проблема неоднозначна. Решить ее можно только в семье.

Те, для кого протянуть руку за подаянием не представляет проблемы, никогда не согласятся хоть чем-то себя обременить. Одного из них решила попросить в качестве эксперимента поднести до подъезда тяжелую сумку. Нашла дурака, расхохотался он. Часто взрослые осуждающе смотрят на подростков, моющих машины или таскающих баулы на рынке. Но эти дети работают. Так что же лучше?

Наталья Дмитриевна, понимая ситуацию, все же иногда, идя на работу, кладет в протянутую ладошку несколько копеек - материнское сердце не выдерживает. Но сколько раз вечером, возвращаясь домой, видела тех же мальчишек, уплетающих дорогое импортное мороженое, которое своему сыну она может купить далеко не всегда. Вряд ли юных попрошаек жизнь изменит к лучшему.

...Поздний звонок - в дверной глазок вижу на лестничной площадке зябко поеживающегося мальчишку. Еще и по подъездам шарахаются, мелькает раздраженная мысль. Но тот же материнский инстинкт заставляет открыть дверь и протянуть парнишке бутерброд. Давно не доводилось видеть, чтобы так жадно, давясь, ел Ребенок.

До чего же мы все перед ними виноваты.