Мы любое правительство переживем

Дети думают, что Дед Мороз - это бог. У него - борода, появляется редко, и нужно молиться, чтобы в его мешке оказались именно те игрушки, которые ты так хочешь.

30 дек. 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №520 от 30 дек. 1998

Дети думают, что Дед Мороз - это бог. У него - борода, появляется редко, и нужно молиться, чтобы в его мешке оказались именно те игрушки, которые ты так хочешь.

Что можно сказать, оглянувшись на уходящий 1998 год? Все заслоняет тот фокус, который выкинуло правительство в августе. Женщины заплакали, от них уплывали дорогие духи. Во многих головах родилась мысль: “Надо сваливать”. Она держалась до тех пор, пока курс доллара не вырос до 12 рублей. К этому моменту стало ясно, что сваливать некуда.

Очень порадовали Кох и Макашов. Кох в интервью русскоязычной американской радиостанции сказал вслух то, что все мы давно знаем: “Россия - сырьевой придаток, русские работать не умеют и не хотят”. На Коха обиделись все, кто не читал Чаадаева. В итоге - обиделись все. Хотя еще полтора столетия назад перед русской публикой, читающей по-французски, поставили вопрос: “А для чего вообще явилась Россия, как не для того, чтобы преподать урок...” Но тот аристократ говорил это с болью. А этот интеллигент - хихикая.

Нас обидели. Это хорошо. Мы разозлились.

Макашов пригрозил евреям. Возложил на них всю нашу неустроенность и отчаяние. Стали перебирать членов правительства - и правда, 90 процентов имеют явные отчества, оставшиеся 10 - сомнительные. Наш губернатор обнародовал свой список: Кох, Чубайс, Уринсон, Лившиц, Ясин, Савостьянов. Но ни слова о Березовском. Значит, евреи - разные. Значит, нет разницы между евреем и человеком. А есть разница между негодяем и порядочным.

Горе, никак не могу вспомнить ничего хорошего. А ведь было же. У каждого было. Кому-то девушка улыбнулась так, что до сих пор сердце сладко ноет. У кого-то ребеночек пошел своими ножками. Елку вот наряжаем.

Взрослые, которые думают, что бог похож на Деда Мороза, еще не вышли из детства. Поэтому их надо взять за руку и отвести в церковь. Грех снять, о душе вспомнить. В Новый год - с чистой совестью, это нам даст такую прочность, что мы любое правительство переживем. Ведь мы - народ.