И дым “Отечества” нам сладок и приятен...

Бой за кресло президента в России XXI века начался. Уже в открытую. Рефери ударил в гонг. Над всей страной громыхнули два слова: Отечество, Лужков. Как в 91-м: Демократия, Ельцин. Как в 86-м: Перестройка, Горбачев. Как в 45-м: Победа, Сталин. Как в 17-м: Революция, Ленин.

24 дек. 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №517 от 24 дек. 1998

Бой за кресло президента в России XXI века начался. Уже в открытую. Рефери ударил в гонг. Над всей страной громыхнули два слова: Отечество, Лужков. Как в 91-м: Демократия, Ельцин. Как в 86-м: Перестройка, Горбачев. Как в 45-м: Победа, Сталин. Как в 17-м: Революция, Ленин.

Мэр Москвы хочет быть своим и в регионах

И так же судьбоносным для России будет новое словосочетание? Ответа на этот вопрос пока нет.

Утром субботы 19 декабря воздух набитого до отказа Колонного зала Дома cоюзов в Москве, где проходил учредительный съезд общероссийской политической общественной организации “Отечество”, был пропитан взрывоопасным сочетанием несочетаемого: единогласием в духе КПСС и множеством знамен партиек и движеньиц, желающих “влиться”, овациями при появлении Лидера и скептичными комментариями перед телекамерами насчет того, что Лидер-то есть, а движения-то и нет.

Доклад Лужкова, выслушиваемый в гробовой тишине и прерываемый бурными аплодисментами при всяких резких высказываниях в адрес “демократов”, “приватизаторов” и “монетаристов”, охватил неохватное: в нем говорилось обо всех сторонах жизни России, назывались все проблемы, звучали все возможные лозунги. В этом докладе не было только одного слова – Ельцин.

Все остальные слова были. И о социальном государстве, и о малом и среднем бизнесе, и о роли государства в экономике, и о Чубайсе и МВФ, и о Тихоокеанском флоте, который (остановимся подробнее) “должен быть возрожден, чтобы с гордостью нести флаг военно-морской державы номер один – России”.

В докладе Лужкова главным было то, что он говорил почти обо всем, о чем говорят на кухнях и в трамваях по всей России. О том, что власть коррумпирована, промышленность развалена, наука в эмиграции, армия дискредитирована, дипломатия без голоса, ресурсы разграблены. Не было только одной темы – Ельцина. И одного лозунга: “Лужкова – в президенты!”

Но именно под этим лозунгом собрались сподвижники “Отечества”. И странно выглядело, как по Колонному залу шествовали рядом Геннадий Хазанов и Кирсан Илюмжинов, депутаты Государственной думы и действующие губернаторы, генералы на службе и отставные министры призыва Виктора Черномырдина. Бойко мелькал Сергей Ястржембский.

Олег Сысуев, 1-й зам. главы президентской администрации, был прямолинеен: “Лужков говорит, наверное, правильные вещи. Но вокруг него собрались люди, 70 процентов из которых напрямую ответственны за нынешнее положение в стране. Чего ж они устраивают овации, когда Лужков критикует нынешний курс, если еще вчера они так же бойко аплодировали в поддержку именно того же самого курса? Я бы понял, если бы вокруг Юрия Михайловича собрались новые силы, новые политики. Мы же видим знакомые все лица…”

Знакомые все лица представляли и Приморье, расколотое на два “Отечества”. И если первое (“ноябрьское”) состоит из людей, относительно новых и малоизвестных в приморской политике, то второе (“декабрьское”) – явная часть “партии власти”: Сергей Дудник, Светлана Орлова, Сергей Локтионов, Ирина Туманова.

Было грустно наблюдать борьбу двух приморских “Отечеств” за признание именно своей организации “истинно верной” и “единственно легитимной”. Утреннее заседание оргкомитета перед открытием съезда было предварено забавной по существу сценкой: за широко шагающим председателем “ноябристов” Николаем Крецу вдогонку мчались “декабристы” Сергей Дудник и Светлана Орлова, которая пыталась притормозить “оппонента”. “Николай Степанович, а ты же не член оргкомитета!” - громко выговаривала Светлана Юрьевна в спину “ноябристу”. Кстати сказать, именно в этот момент коллеги Орловой – Гдлян сотоварищи – были во Владивостоке, стремясь разобраться в хитросплетениях местного властного конфликта. Депутату от Приморья более важным было “примкнуть” и стать истинной соотечественницей.

Аппарат “Отечества” повел себя в этих местнических разбирательствах великодушно и прогнозируемо. Новое движение еще не столь всесильно, чтобы “разделять и властвовать”. В региональном хозяйстве москвича Лужкова еще не так много приобретений, поэтому любая вещица пригодится, и все организации были признаны истинными и легитимными. Но с одним условием: не драться, а объединиться.

Шаг навстречу в споре двух “Отечеств” из Приморья сделали “ноябристы”, и объединителем приморских “соотечественников” намерен выступить “первопроходец” Крецу. Он обратился к Лужкову с просьбой не обращать внимания на стычки местного масштаба и всех признать. А 14 января по инициативе Николая Крецу во Владивостоке должна состояться объединительная конференция двух приморских “Отечеств”.

И то верно. Партия Лужкова, стремясь к расширению авторитета своего лидера и его влияния в регионах, вряд ли захочет оказаться оселком, на котором будут высекаться искры еще одного конфликта приморских властей. Но в интересах Приморского края и его жителей извлечь всю выгоду из пока выглядящего благородным стремления московского мэра вывести державу из кризиса и сделать ее столь же процветающей, как Москва. В конце концов не столь уж велик у нас выбор.