Игорь Фархутдинов: Японцы платят за квоты, значит, острова - наши

17 ноября вечером губернатор Сахалинской области Игорь Фархутдинов по пути из Японии залетел во Владивосток. Наш корреспондент встречал его в аэропорту и попросил прокомментировать ситуацию вокруг Курильских островов.

19 нояб. 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №497 от 19 нояб. 1998

17 ноября вечером губернатор Сахалинской области Игорь Фархутдинов по пути из Японии залетел во Владивосток. Наш корреспондент встречал его в аэропорту и попросил прокомментировать ситуацию вокруг Курильских островов.

Корр.: - Губернатор Приморья Евгений Наздратенко расценил появление японских рыболовных шхун у Южнокурильских островов как уступку Японии и чуть ли не как первый шаг к их передаче. В самом ли деле было так необходимо предоставлять им право добычи морепродуктов у наших берегов?

- По соглашению японцы имеют право добыть 2 тысячи тонн морепродуктов в этом году у Южных Курил. Это очень немного. И разумеется, мы могли бы сами такой объем освоить. Но, подчеркиваю, японцы платят нам за эту квоту. И это означает косвенное признание того, что острова - наши. Правда, при этом они деликатно называют эту плату “предоставлением гуманитарной помощи”. Пусть так, мы уважаем их национальные чувства.

Корр.: - Не можете ли вы подробнее рассказать, что понимается под “совместным освоением”?

- Прежде всего речь должна идти о совместном использовании водных биоресурсов и их охране. Одна из важных задач здесь - договориться об обмене информацией. Мы должны знать, сколько рыбы, краба, креветки, морского ежа и прочего реально сдается в наших портах и японских на Хоккайдо. Проблема в том, что наши рыбаки, получая определенные квоты на вылов, существенно их перевыполняют. Браконьеры сдают ворованную продукцию в японских портах по демпинговым ценам. При этом они не только сбивают цены, но и подрывают запасы морских деликатесов. А ведь основной потребитель их - Япония, которая может остаться без привычных для себя морепродуктов.

Во-вторых, Япония может принять участие в работах по освоению сахалинского шельфа. Пока тут наиболее активны американцы. Но ведь в Японии тоже кризис. На Хоккайдо лопнул крупнейший банк, большие строительные фирмы простаивают. И для них может появиться работа, которая оживит и их экономику.

В-третьих, нас интересует совместная экологическая работа.

Корр.: - Каково сейчас, накануне зимы, положение на южных Курилах? Если я не ошибаюсь, глава южнокурильской администрации В. Зема обратился за помощью непосредственно к Ю. Лужкову, а на Шикотане, где сгорела дизельная электростанция, жители стали собирать подписи, чтобы передать остров в аренду Японии?

- Обращаться за помощью всегда есть кому, а вот заниматься конкретными делами - не всегда. Парадокс в том, что южные Курилы были всегда более развитым районом, чем центральные или северные. Но сейчас все наоборот. Севернее ситуация и экономическая, и социальная намного лучше. Строятся дороги, мосты. Рыбокомбинаты освоили новую продукцию, люди вовремя получают зарплату. Экономика островов развивается и за счет денег от реализации квот на добываемую рыбу, и за счет денег предприятий и местного бюджета. Странно, что на одних островах научились работать, а на других крупнейшие некогда рыбокомбинаты разорены.

Главная проблема всех Курил и Сахалина, да и всего Дальнего Востока, - это энергетика. На островах можно ставить геотермальные станции или дизельные, но в целом проблему можно решить только за счет освоения запасов нефти и газа сахалинского шельфа. Для освоения месторождений нужны не столько деньги, сколько законы. Госдума должна принять несколько поправок, чтобы гарантировать вложения капитала в добычу энергоносителей. Пока некоторые депутаты этого не понимают, не понимают и в Минфине, и в Минэкономики. Отмечу, что Приморье получит газ, только если развернутся широкомасштабные работы на шельфе.