Завод “Звезда” - моя судьба

Последние годы выдвинули перед российскими производственниками массу новых, неведомых прежде проблем. Не явились в этом плане исключением и предприятия ВПК, которые до известных политических, экономических и социальных перемен в стране не могли пожаловаться на отсутствие к ним внимания со стороны государства. В их числе оказалось и одно из крупнейших оборонных предприятий Приморья - дальневосточный завод “Звезда”.

12 нояб. 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №493 от 12 нояб. 1998

Последние годы выдвинули перед российскими производственниками массу новых, неведомых прежде проблем. Не явились в этом плане исключением и предприятия ВПК, которые до известных политических, экономических и социальных перемен в стране не могли пожаловаться на отсутствие к ним внимания со стороны государства. В их числе оказалось и одно из крупнейших оборонных предприятий Приморья - дальневосточный завод “Звезда”.

Все это время специалисты завода ищут и находят способы жить в сложнейших условиях, просто обязывающих к таким поискам. Сегодня мы выполняем новые для нас виды работ по ремонту и строительству кораблей подводного флота и иных видов плавсредств, а также другого рода оборудования и техники.

Жизнь, наполненная смыслом

Нет в природе более сложного и совершенного творения разума и рук человека, нежели атомная подводная лодка. Ее строительство - дело исключительно непростое. А мы сумели первыми переоборудовать ракетную АПЛ в торпедную, изменив ее тип и вид оружия, что оказалось на порядок сложнее первоначальной постройки лодки.

Примерно по такой же схеме мы осваивали в свое время и новый свой завод. Несмотря на то, что примерно 80 процентов специалистов впервые увидели в глаза и атомную подводную лодку, и цеха со сложным специфичным оборудованием, на предприятии регулярно вводились все новые и новые производственные мощности.

Самым непростым делом оказалось доведение лодки 1-го поколения до технологического уровня 3-го поколения. Атомоходы 1-го поколения имели внушительные габариты, но их начиняли такой массой приборов, агрегатов и устройств, что ходить внутри приходилось боком. Модернизация субмарины представляла собой по сути дела втискивание примерно такого же объема оборудования, и нетрудно себе представить, с чем мы столкнулись в ее процессе.

Так, чтобы смонтировать систему спутникового наведения ракет, пришлось головку схемы, величиной с маленький домик, втискивать внутрь прочного корпуса, чтобы та не оказалась под воздействием громадного давления.

Совершенство этой системы иллюстрирует такой пример: разработчики настроили ее так, что, когда лодка находилась в подводном положении в Японском море, с помощью спутника на экране дисплея удалось сфокусировать настолько детальную картину Берлина, что стали различимыми не только улицы, но и их характерные детали, и операторы даже узнавали Унтер-ден-Линден и Бранденбургские ворота. Без преувеличения, это была техника XXI века.

Да, тогда завод был мощным предприятием с громадным потенциалом, и определяли его уникальное современное оборудование такие же уникальные, бесценные специалисты. Все делалось как надо, и потому у нас сложились хорошие отношения с военной приемкой и родным Тихоокеанским флотом. Не хочу сказать, что у нас отсутствовали проблемы, но мы знали, что делаем общее, нужное стране дело - укрепляем ее рубежи на Дальнем Востоке. Об этом говорила и поддержка предприятия государством, которое, отказывая себе во многом, не считало возможным поступиться собственной обороноспособностью.

Конечно, мы не катались как сыр в масле, зато жизнь была наполнена смыслом - в ней были конкретные цели и задачи, и мы имели возможность работать и жить, чувствуя себя нелишними в этом мире людьми. Мы как бы стали клеточками одного большого организма, имя которому - завод “Звезда”.

Не сгибаться под ударами судьбы

Какой бы неоднозначной и противоречивой ни была история нашей страны, никогда ее народ не чувствовал себя настолько униженным, как сейчас. Идешь утром на завод, а вместе с тобой - сотни угрюмых людей, таких же, как ты, никому не нужных, покинутых, неизвестно на что существующих последние полтора года...

Недавно стал свидетелем того, как обедает мой знакомый рабочий завода, 30-летний отец двоих детей - на столе семьи было 2 картофелины! Но ведь такие, как этот парень, продолжают трудиться на предприятии, да так, что у приемщиков не возникает претензий к качеству их работы! Это показали испытания и практика эксплуатации судов, построенных и отремонтированных в последнее время на “Звезде”.

Чего греха таить, держа в уме свой богатейший опыт работы уникального характера на оборонку, мы поначалу свысока отнеслись к идее заняться ремонтом и постройкой надводных гражданских судов. Однако те же современные рыболовные суда представляют собой безусловно сложные инженерно-технические сооружения - с силовой установкой, навигационным и радиооборудованием, автоматикой, рефрижераторным отделением или заводом по переработке рыбы.

Делать все это нужно как следует, чтобы выдерживало судно дикие штормы высоких широт и было для рыбаков надежным домом и удобным рабочим местом. Взявшись за это дело, заводчане занимались им с полной ответственностью, как в общем-то и привыкли.

Бытует мнение, случившиеся перемены в нашей жизни заставили покинуть завод лучших его работников. Не согласен с этим утверждением! Отвечая за важный участок заводского производства, имею право говорить так. Конечно, немало ценных специалистов ушло, но лучшие из лучших, те, кто по-настоящему любит свое дело и не желает его поменять ни на какие блага, продолжают работать на родном предприятии вопреки всему.

Думаю, что при появлении на заводе настоящей работы немало из ушедших отсюда из-за жизненных обстоятельств вернутся, и “Звезде” вновь станут по плечу любые задачи.