Примирение и согласие на площади Борцов за власть...

Примиренцы и соглашатели из нас никакие. Прошедшие на эту тему празднества - еще одно тому подтверждение. Согласия и примирения не то что никто не искал - напротив, всяк норовил наскандалить да нахамить поболее. Так что вся предпраздничная неделя и сам день 7 ноября прошли под знаком обострения междоусобиц - как на местном, так и на общероссийском уровне.

11 нояб. 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №492 от 11 нояб. 1998

Примиренцы и соглашатели из нас никакие. Прошедшие на эту тему празднества - еще одно тому подтверждение. Согласия и примирения не то что никто не искал - напротив, всяк норовил наскандалить да нахамить поболее. Так что вся предпраздничная неделя и сам день 7 ноября прошли под знаком обострения междоусобиц - как на местном, так и на общероссийском уровне.

Ну с коммунистами-патриотами все понятно - последовательно исповедуя теорию “обострения классовой борьбы”, они как ходили по улицам с красными стягами, так и ходят. Ни под каким “примирением и согласием” не подписывались, по-честному отмечают Великий Октябрь. Но примечательно то, что и отцы-идеологи нового “праздника”, демократы, открестились нынче от собственного несуразного детища и объявили натуральный крестовый поход против тех, с кем еще давеча собирались “примиряться и соглашаться”. Праздничное поздравление президента народу больше смахивало на анафему. Праздничные комментарии ведущих аналитиков центральных телеканалов напоминали речи общественных обвинителей. Апогей общественного “примирения” выпал как раз на 7 ноября: первые демократы России (сначала Егор Гайдар, а затем Анатолий Чубайс с Борисом Абрамовичем Березовским) потребовали и вовсе запретить деятельность своих оппонентов - КПРФ. Вот такие “миролюбивые” настроения раздирали Россию в канун Октября.

На местах, впрочем, так же все шло не по писаному. Вопреки президентскому указанию (соглашаться друг с другом и примиряться) губернатор Приморья в своих интервью был далек от пацифистских настроений. Досталось от него и своим (генералу с мэром), и обитателям первопрестольной. У Наздратенко по-прежнему - никаких компромиссов с торговцами русской землею, никакого соглашательства с вредителями из центра. Но ситуацию лидер края все-таки чувствует - ввиду пересечения интересов с заботами главного энергетика страны Чубайса центр тяжести гнева приморского губернатора перемещен на влиятельного президентского клерка Евгения Савостьянова. Тем самым край демонстрирует определенную политическую гибкость. Чего не скажешь о любимце народа - правозащитнике Черепкове.

Мэр города на прошлой неделе остался верен себе, еще раз публично продемонстрировав, что (при всем уважении к президенту Ельцину) “согласие и примирение” для него неприемлемы в принципе. Спасибо родному приморскому телевидению, впервые весь край стал свидетелем сокровенного - “мэрской” кухни принятия жизненно важных решений. Впервые весь город стал очевидцем беспрецедентного действа - того, как Виктор Иванович со смежниками (коммунальщиками и энергетиками) “договаривается”. Нельзя сказать, что показанное стало для всех откровением - мэр был привычно бескомпромиссен в борьбе за наши права... Но вот парадокс: убежденность, патетика, одержимость (все то, что так красит правозащитника в словесных баталиях с политическими противниками) - все это выглядит неуместным и даже глупым в диалоге, предполагающем РЕЗУЛЬТАТ, конкретное хозяйственное решение. Нелепой кажется гневная публицистика мэра в ответ на конкретный вопрос о конкретном коллекторе (из-за которого целый жилой массив находится под угрозой полного замораживания). Нелепыми кажутся ссылки правозащитника на многочисленные законы, параграфы, пункты и на таинственное “приложение номер 2” в ответ на конкретный житейский вопрос - а когда же будет тепло в домах?

Судя по сказанному и услышанному, наш мэр остается верен себе, и права наши будет отстаивать до последнего... Другое дело, кому выпадет эта честь (быть “последним”) нынче? Кому нынче идти на заклание к алтарю священной борьбы мэра города с супостатами-энергетиками? Помнится, жителям Эгершельда прошлой зимой эта роль не понравилась очень.

Кстати, об энергетиках - они, как нам кажется, больше всех оказались созвучны прошедшему празднику. И хотя о согласии “Дальэнерго” с мэрией говорить пока не приходится, согласие с городом, с горожанами налицо. Именно в праздники, вопреки всем разборкам и разногласиям, энергетики запустили-таки в дома (хотя и не во все) тепло.