В дембельский альбом Черномырдина

До блеска надраивая полы в казарме на окраине Спасска, будущий лидер движения “Наш дом - Россия” Виктор Черномырдин, как всякий честный солдат Советской армии, мечтал об увольнительной, девушках и пиве - о чем угодно, но только не о создании партии власти. Власть и партия у нас едины, доходчиво разъясняли в конце 50-х молодым бойцам старшина и замполит образцово-показательной части.

15 сент. 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №454 от 15 сент. 1998

До блеска надраивая полы в казарме на окраине Спасска, будущий лидер движения “Наш дом - Россия” Виктор Черномырдин, как всякий честный солдат Советской армии, мечтал об увольнительной, девушках и пиве - о чем угодно, но только не о создании партии власти. Власть и партия у нас едины, доходчиво разъясняли в конце 50-х молодым бойцам старшина и замполит образцово-показательной части.

Сформированная сразу после войны школа младших авиационных специалистов в Спасске по праву считалась одной из лучших в стране. В 1950 году ей были вручены боевое знамя части и почетная грамота президиума Верховного совета СССР. Все начальники ШМАС, как правило, уходили на повышение на генеральские должности.

За время существования школа подготовила более 60 тысяч квалифицированных специалистов для военно-воздушных сил, и один из них взлетел в заоблачные политические высоты. Землю оттуда разглядеть трудно.

Из хронического крутого пике мы угодили в “штопор”. Заброшенный, загаженный, растаскиваемый по кирпичам и доскам “дембельский аккорд” Черномырдина до ужаса копирует весь наш общий дом - Россию. Дружно маршировавшая по необъятному плацу страна под фанфары покончила с казарменным строем, но... драить полы почему-то стало некому, не за что и незачем.

Ударную чистку сортиров в некогда образцовой части последний раз устраивали пять лет назад, когда “земляк” высокого полета с визитом посетил Приморье. Армейских и городских начальников заблаговременно известили, что премьер страны хочет вспомнить тревожную молодость, пройтись по историческим местам и, возможно, попеть в узком кругу строевую: “Штурмовые ночи Спасска, волочаевские дни...” Казарму “имени Черномырдина” буквально поставили на уши, отыскивая койку, на которой когда-то видел сладкие солдатские сны глава российского кабинета министров.

На военном аэродроме высокого гостя встречали представители краевых властей, окружного и армейского командования, мэрии Спасска, другие официальные лица. Фронтовик Евгений Алексеевич Фролов, с первых дней после демобилизации работавший в школе инструктором производственного обучения, с улыбкой вспоминает опрометчивый приказ командующего 5-й воздушной армией: “Пить не будем, пока не сядут”. Протоптались несколько часов, когда со стороны Арсеньева, где бывшему младшему авиаспециалисту демонстрировали возможности “Черной акулы”, наконец показалось звено вертолетов. Сделав два приветственно-прощальных круга над Спасском, машины круто развернулись и ушли на Владивосток. Времени на поход по местам боевой молодости у Черномырдина, к сожалению, не хватило. За штурмовые ночи пришлось пить без премьера.

Когда корреспонденты “В” готовили этот материал - специально для дембельского альбома Черномырдина, и.о. премьера в очередной раз “дембельнули” в Государственной Думе. Но опытный авиаспециалист не из тех, кто глушит моторы после попадания под интенсивный огонь - он уже выходит на новый вираж.

К слову, в Спасске сразу бросаются в глаза строения из добротного армейского кирпича: гаражи, дачи, дворовые пристройки... Можно сказать, что Виктор Черномырдин за счет “своей” казармы уже начал президентскую кампанию в городе с самым высоким (около 80 процентов) уровнем безработицы в Приморье.