Игорь Пушкарев: «Виновным себя не признаю»

Экс-глава Владивостока привел суду факты своей невиновности и абсурдности обвинения

6 февр. 2019 Электронная версия газеты "Владивосток" №4471 (6176) от 6 февр. 2019

В Тверском суде Москвы состоялся допрос экс-главы Владивостока Игоря Пушкарева. На протяжении трех заседаний (25, 28 и 30 января) бывший мэр приморской столицы отвечал на вопросы адвокатов и прокуроров. Игорь Пушкарев перечислил множество фактов, подтверждающих его невиновность и одновременно абсурдность предъявленных ему и остальным подсудимым (также по делу проходят его брат, экс-директор холдинга «Востокцемент» Андрей Пушкарев и экс-директор МУП «Дороги Владивостока Андрей Лушников) обвинений. 

Взятка от брата – абсурд

В своем выступлении перед судом Игорь Пушкарев изложил факты, опровергающие доводы и логику обвинения в получении им взятки от его собственного брата Андрея Пушкарева. Он привел в суде принципы организации «Востокцемента» как семейного бизнеса, где руководящая роль и до, и после избрания на пост мэра отводилась ему. Только в первом случае это было оформлено юридически, а во втором Игорь Пушкарев фактически принимал решения в компании, переоформив бизнес на родственников.

– Работа в должности главы Владивостока не давала мне возможности осуществлять текущее руководство группой компаний «Востокцемент», и эти обязанности выполняли назначаемые по моему указанию директора, в том числе и мои родные братья Андрей и Владимир, но ключевые, стратегические решения принимались мною, – подчеркнул Игорь Сергеевич. – Учитывая, что бизнес был создан мною, я продолжал контролировать все доходы, получаемые группой компаний (ГК), и единолично распоряжаться ими.

Игорь Пушкарев подробно рассказал о том, как готовил своих братьев в управленцы «Востокцемента». Для этого они сначала поступили на профильные специальности в университет, начинали работу с невысоких постов, а после, приобретая опыт, переходили в начальники структурных подразделений и уже далее – к высшим должностям.
– Еще создавая группу компаний «Востокцемент», я стремился к организации семейного бизнеса, которым будем руководить я и мои братья, – сообщил он суду.

 Поэтому Андрей Пушкарев, даже будучи гендиректором «Востокцемента», получал зарплату и вознаграждения, размер которых определял старший брат. 

– В период с 2009 по 2015 год зарплата, которую фактически получал Андрей, составляла около 350 тысяч рублей, хотя в финансовых документах она числилась намного выше, – отметил Игорь Пушкарев. – Разницу Андрей не получал, но ему начислялись бонусы в конце года исходя из успешности его работы и доходности компании. Всеми остальными доходами компаний распоряжался я. Учитывая, что с заработной платы были уплачены все налоги и страховые платежи, это было законным способом иметь в своем распоряжении наличные денежные средства. Все эти средства аккумулировались у Черепановой и Эповой. Ими распоряжался я, мои расходы учитывались в тетрадях, которые приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств… Таким образом, версия следствия о том, что брат Андрей передавал мне взятки, не соответствует действительности, поскольку у Андрея в распоряжении просто не было денежных средств, которые мне вменены как взятки. Заработная плата Андрея уходила на текущие расходы, а именно на содержание жены и детей. 

Из тетрадей Эповой и Черепановой можно установить характер взаимоотношений между Андреем и мною, а именно: это не Андрей давал мне деньги (как полагает следствие), а наоборот, я постоянно выдавал ему займы. Так, например, в марте 2014 года, когда, по версии обвинения, Андрей якобы дал мне взятку в сумме 33 млн рублей, он получил от меня заем на 1,2 млн рублей. Если бы у Андрея действительно была возможность распоряжаться суммой в 33 млн рублей, он не стал бы обращаться ко мне за получением займа на несопоставимо меньшую сумму.

Самостоятельные решения

Игорь Пушкарев подчеркнул, что его брат никогда не принимал решений по использованию аккумулированных средств. И в собранных следствием материалах нет ни одного доказательства, указывающего, что Андрей Пушкарев передавал средства или делал какие-либо распоряжения относительно передачи средств, имущества или услуг Игорю Пушкареву. 

Игорь Пушкарев прокомментировал каждый эпизод «взяточного» обвинения. В том числе и внесение средств в его избирательный фонд в 2013 году. Деньги внесли ЗАО «Авангард», ООО «Парк Актив» и ООО «Якутская взрывная компания». Андрей Пушкарев в этот период являлся гендиректором ООО «Востокцемент», которое никогда не являлось управляющей компанией в отношении указанных обществ и не имело полномочий распоряжаться их денежными средствами. 

– Именно я давал команду Черепановой или Эповой, и они сами либо через кого-либо вносили деньги на мои расчетные счета в банках, – подчеркнул он. – Источником денежных средств, вносимых мне на банковские карты, были наличные, хранящиеся у Черепановой и Эповой, которыми распоряжался я единолично.

Ошибки, непростительные для профессионалов 

В ходе процесса было установлено, что Игорь Пушкарев вверг ГК «Востокцемент» в убытки (от сотрудничества с МУП «Дороги Владивостока») путем прощения долга на сумму 962 млн рублей. 

– По-моему, главный вопрос этого уголовного дела: что группа компаний «Востокцемент» получила от сотрудничества с МУП «Дороги Владивостока»? – подчеркнул экс-мэр. – Как ни парадоксально, в обвинении меня в получении взятки следствие так и не указало, какую же прибыль получила группа компаний «Востокцемент» от поставок строительных материалов МУП «Дороги Владивостока». 

И тут, как указал Игорь Пушкарев, обвинение сделало непростительную для профессионалов ошибку. Оно посчитало, что в результате полученного ГК «Востокцемент» дохода от поставок МУПу в сумме 1,2 млрд рублей близкие родственники Игоря Пушкарева получили дивиденды на сумму 471 млн рублей. 

Во-первых, 471 млн рублей – это дивиденды от всей прибыли ООО «Парк Актив» (а вовсе не ООО «Востокцемент», которое является лишь управляющей компанией) за эти годы. Поставки в адрес МУПа составляли менее 3 % от поставленной компанией продукции. 

Во-вторых, следствие перепутало такие понятия, как доход и прибыль. 

– Источником выплаты дивидендов является прибыль ООО после налогообложения, то есть чистая прибыль общества, – объяснил гособвинителям основы экономики Игорь Пушкарев. 

Согласно аудиторскому заключению компании «Моор Стивенс», приложенному к делу, доля чистой прибыли, начисленной от продажи продукции МУП «Дороги Владивостока» за период с 2008 по 2015 год, составила бы только 1,4 % от чистой прибыли, полученной ГК «Востокцемент». 

– Обращаю внимание, что это расчетная величина, то есть эта прибыль была бы получена реально, если бы МУП «Дороги Владивостока» погасило бы свою задолженность в 962 млн рублей, – подчеркнул экс-мэр. – В результате моих действий группе компаний «Востокцемент» причинены убытки на сумму 757 млн рублей, о чем говорится и в заключении аудиторской компании. Фактически следствие обвиняет меня в том, что брат Андрей давал мне деньги за то, что я разорял семейный бизнес.

Игорь Пушкарев также отметил, что ему непонятно, как можно было обвинить Андрея Лушникова в пособничестве в получении взяток, учитывая, что экс-директор МУП «Дороги Владивостока» в принципе не был осведомлен о финансовых отношениях семьи Пушкаревых. И в деле нет ни одного документа, доказывающего эту осведомленность либо намекающего на нее.

– Обвинение меня, родного брата Андрея и Андрея Лушникова во взятке я могу объяснить только одним обстоятельством, – сказал Игорь Пушкарев. – Следствие не успевало закончить расследование в срок до одного года, а изменять нам меру пресечения с содержания под стражей оно не желало, в связи с чем нас надо было обвинить в совершении особо тяжкого преступления (в таком случае мера пресечения пролонгируется до 1,5 года. – Прим. ред.), и таким обвинением стала взятка.

Злоупотребление полномочиями: размыто и абстрактно

Выступая перед судом, Игорь Пушкарев также опроверг обвинение в злоупотреблении полномочиями, которое и стало причиной его задержания в июне 2016 года. Именно из этого обвинения потом выросли и взятка, и коммерческий подкуп. 

Напомним: злоупотребление должностными полномочиями, по версии следствия, выразилось в том, что Игорь Пушкарев якобы заставлял руководителей МУП «Дороги Владивостока» (на этом посту за период, вменяемый экс-мэру, сменилось семь человек) закупать стройматериалы у «Востокцемента» по завышенным ценам (поставки осуществлялись по договору 142/09, заключенному в марте 2009-го). Согласно экспертизе, проведенной КГУП «РЦЦС», стоимость материалов с 2009 по 2011 год была завышена на общую сумму 143 млн рублей. Эта сумма и фигурирует в деле в качестве причиненного ущерба.

 Игорь Пушкарев подчеркнул, что в обвинении не сказано, какими конкретно полномочиями он злоупотребил. 

– Очевидно, что мои обязанности сформулированы в обвинении в крайне абстрактной форме, что не позволяет мне определить, какой конкретно обязанностью (со ссылкой на статью нормативного акта) из указанных в обвинении я злоупотребил, – отметил он. – Кроме того, мне хотелось бы обратить внимание суда на то, что перечисленные в обвинении полномочия не предоставляли мне права давать директору МУП «Дороги Владивостока» указание на заключение хозяйственного договора от лица муниципального предприятия и тем более определять цену на закупаемые строительные материалы…

У меня как главы Владивостока также отсутствовало какое-либо право давать указания сотрудникам ГК «Востокцемент» преднамеренно завышать цену стройматериалов, отпускаемых в адрес МУП «Дороги Владивостока».

Таким образом, очевидно, что Игорь Пушкарев как глава муниципального образования никогда и ни при каких обстоятельствах не был вправе совершать те действия, в которых обвиняется. 

Более того, ни один из бывших директоров МУП «Дороги Владивостока», давших показания в суде, не сообщил о каких-либо указаниях Игоря Пушкарева, прямых либо косвенных, работать с «Востокцементом».

Бесплодные поиски ущерба

Экс-мэр Владивостока посвятил много времени результатам экспертизы РЦЦС. Независимые эксперты, привлеченные стороной защиты, показали, что экспертиза была проведена с грубыми нарушениями (для сравнения эксперты брали цены «Востокцемента» с НДС, а среднерегиональные – без НДС), не учитывала транспортные расходы, логистику поставок, носила избирательный характер (из 60 наименований продукции, поставленной в адрес МУПа, была исследована только половина) и так далее. Но главное, что в экспертизе ни слова не сказано про ущерб. 143 млн рублей – это завышенная, по мнению обвинения, стоимость. Ущербом ее самовольно провозгласили следователи.

– Поскольку мне вменяется ущерб в сумме 143 млн рублей, который не мог быть причинен самим фактом поставки стройматериалов, в обвинении должны быть указаны данные о том, что МУП «Дороги Владивостока» не только получило продукцию, но и оплатило эту якобы завышенную цену, – подчеркнул экс-мэр. 

По словам Игоря Пушкарева, обвинение игнорирует самый главный вопрос: какой смысл было завышать стоимость продукции для «Дорог Владивостока», если муниципальное предприятие постоянно хронически не расплачивалось за нее?

– Ежегодно МУП оплачивало в среднем около 60 % от суммы поставок, – подчеркнул он, – это не только не приносило прибыли, но даже не покрывало расходов, которые несли заводы на изготовление строительных материалов. И так продолжалось с 2008 по 2016 год. Из заключения аудиторов «Моор Стивенс» также усматривается, что платежи МУП «Дороги Владивостока» не перекрывали даже себестоимости поставленной ему продукции. Сама же кредиторская задолженность МУП «Дороги Владивостока» была прощена. 

Всем понятно, что выгоды нет

Сотрудничество с МУПом для «Востокцемента» было делом очевидно и заведомо невыгодным уже в самом начале. Виктор Воробьев, бывший гендиректором «Востокцемента» на момент вступления Игоря Пушкарева в должность мэра Владивостока, принял решение об увольнении, чтобы не портить себе портфолио. 

– Он увидел, что я начал финансировать город, – ответил Игорь Пушкарев на вопрос адвоката, почему Виктор Воробьев ушел из компании (заседание проходило 28 января). – У нас на этот счет были разногласия. Я полностью увлекся городом, чтобы выполнить задачи, поставленные президентом. На взгляд Воробьева, компания должна была развиваться. Он не мог управлять компанией, которая несла убытки. 

Игорь Пушкарев указал на отсутствие какого-либо корыстного мотива в том, чтобы заставлять городское предприятие сотрудничать с «Востокцементом». 

– Если бы я действительно злоупотребил должностными полномочиями, мне бы явно недостаточно было дать указание заключить договор на поставку продукции в адрес МУП «Дороги Владивостока», – подчеркнул он. – Самое главное, что я должен был сделать, это принять меры, чтобы МУП «Дороги Владивостока» полностью оплатило поставленную ему продукцию. Но именно я сделал все, чтобы эта задолженность не была муниципальным предприятием погашена.

Как пояснил экс-мэр, в ООО «Востокцемент» и ООО «ДВ-Цемент» существовало Положение о работе с дебиторской задолженностью, которое предусматривало, что задолженность считалась просроченной, если она превышает два месяца. В этом случае прекращались поставки продукции и ООО обращались в арбитражный суд с иском о принудительном взыскании задолженности.

– Как установлено в ходе судебного следствия, задолженность образовалась еще в 2008 году, то есть до заключения договора 142/09, что уже ставило под сомнение получение прибыли от деятельности с МУП «Дороги Владивостока». В последующие годы задолженность постоянно увеличивалась и превысила миллиард рублей, – сообщил Игорь Пушкарев суду.

Он также пояснил, что руководство «Востокцемента» постоянно напоминало ему о росте задолженности МУПа.

– Первый серьезный разговор по этому поводу состоялся зимой 2011 года на заседании бюджетного комитета («Востокцемента») по итогам 2010 года, задолженность «Дорог Владивостока» тогда достигла 386 млн рублей. Я объяснил всем, что мы не прекращаем поставки в адрес МУПа и не обращаемся в суд, будем поставлять продукцию столько, сколько МУПу потребуется вне зависимости от оплаты, – рассказал Игорь Пушкарев. 

Эти обстоятельства подтверждаются документами, изъятыми следствием в ООО «Востокцемент» и приобщенными к материалам уголовного дела. Более того, Игорь Пушкарев использовал полномочия главы города как раз для того, чтобы не наделять МУП «Дороги Владивостока» ликвидными активами, тем самым сделав невозможным погашение долгов через суд. Отсудить у муниципального предприятия попросту было нечего. 

– Эти действия были совершены в интересах города и в противоречие интересам моей семьи. Это еще раз подтверждает то, что, когда я оказывался в ситуации конфликта интересов, я всегда делал выбор в пользу города, – подчеркнул Игорь Пушкарев. 

В целом согласно аудиторскому заключению «Моор Стивенс» убытки «Востокцемента» по договору 142/09, который вменяется в вину Игорю Пушкареву, составили 473 млн рублей.

Иными словами, экс-мэр не имел ни мотивов, ни возможности злоупотребить своими полномочиями и своими действиями нанес убыток только семейному бизнесу, вложив огромные суммы средств в развитие Владивостока. 

Коммерческий подкуп: бессмысленный и нереальный 

В ходе судебного заседания Игорь Пушкарев также подробно объяснил необоснованность обвинения в коммерческом подкупе. По его словам, оно вступает в явное противоречие с обвинением в злоупотреблении полномочиями.

– По версии следствия, в период с 2009 по 2011 год я злоупотребил должностными полномочиями, заставив работавших в тот период директоров МУП «Дороги Владивостока» (включая и Андрея Лушникова) закупать стройматериалы в группе компаний «Востокцемент», – отметил экс-мэр. – А в период с апреля 2012 по ноябрь 2014 года я вдруг вынужден был передавать Андрею Лушникову коммерческий подкуп, чтобы МУП продолжал закупать продукцию.

Версия следствия выглядит еще абсурднее, если учесть, что в период предполагаемого злоупотребления полномочиями, в 2009-2011 годах, стройматериалы (по мнению следствия) закупались по завышенным ценам, а в 2012-м (согласно заключению проведенной РЦЦС экспертизы) – ниже среднерегиональных цен на 11 %, в результате чего МУП «Дороги Владивостока» получило положительный экономический эффект на сумму 20,4 млн рублей. В период же с 2013 по 2014 год согласно приобщенному к уголовному делу заключению эксперта Юрия Зеленского МУП получило продукцию по ценам на 129,5 млн рублей ниже, чем другие покупатели ГК «Востокцемент», и на 132 млн ниже среднерыночных цен.

Если упростить конструкцию обвинения, получается, что я мог заставить директоров МУП «Дороги Владивостока» закупать продукцию по завышенным ценам, а покупать продукцию по заниженным заставить уже не мог и был вынужден подкупать их.

К саммиту АТЭС требовались профи

Эта фантастическая конструкция обвинения, по словам Игоря Пушкарева, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

– В обвинении указано, что я передавал Лушникову коммерческий подкуп в период с апреля 2012 года по ноябрь 2014-го за то, что он «не менял поставщика продукции в лице компаний «Востокцемент» и способствовал тем самым реализации условий договора № 142/09», – отметил он. – Однако следствие даже не удосужилось установить, в какой период действовал договор № 142/09. 

Как подчеркнул экс-мэр, между МУП «Дороги Владивостока» и ГК «Востокцемент» было заключено свыше 100 договоров, но Игорю Пушкареву вменяется только один – № 142/09, поставки продукции по которому были прекращены в декабре 2013 года. Возникает вопрос: за что же тогда в период с января по ноябрь 2014 года экс-мэр передавал Лушникову коммерческий подкуп? 

– В марте 2012 года уволился очередной директор МУПа – Пикулев А.В. Я понимал, что ситуация критическая и нужно срочно искать нового человека на место директора, но это тоже сделать непросто: нужен человек с опытом, надежный и с хорошей репутацией, – объяснил Игорь Пушкарев. – Поскольку у меня не было подходящих кандидатов, я обратился за помощью к своему брату Андрею. Перебрав всех возможных претендентов (данное обстоятельство подтверждается стенограммой телефонных переговоров), мы решили, что наиболее подходящей кандидатурой является Андрей Лушников… Лушников приехал ко мне в рабочий кабинет, где я предложил ему возглавить МУП «Дороги Владивостока». Тот сказал, что эта специфика ему знакома, он мог бы с ней справиться, поскольку обладает необходимым опытом, но вынужден отказаться, поскольку зарплата в размере 60-70 тысяч рублей крайне низкая для такой нагрузки. Я понимал, что Лушников действительно может уверенно руководить предприятием, а также то, что у меня нет других подходящих кандидатур на эту должность. Кроме того, как я уже говорил выше, у меня не было временного зазора для поиска новых кандидатов, поскольку через несколько месяцев должен был начаться саммит АТЭС-2012, а МУП, оставшись без руководителя, может не справиться с ремонтно-строительными работами и сорвать подготовку к саммиту. Поднять официальную зарплату директору МУП «Дороги Владивостока» не представлялось возможным в силу специфики муниципального предприятия. Поэтому я сказал, что в дополнение к заработной плате, зачисляемой на банковскую карту, Лушников будет получать от меня денежную компенсацию к основной зарплате до общей суммы 200 тысяч рублей. Для этого ему будет необходимо ежемесячно сообщать сумму своей зарплаты сотрудникам бухгалтерии ГК «Востокцемент». 

В ходе заседания суда 30 января Игорю Пушкареву задали вопрос: какие задачи ставились перед Андреем Лушниковым?

– Выполнять работы эффективно, – ответил экс-мэр. – Если бы он нашел поставщика, который поставлял бы выгоднее, чем «Востокцемент», пожалуйста. Было бы еще эффективнее.

Игорь Пушкарев подчеркнул, что за время работы Лушникова задолженность МУП «Дороги Владивостока» перед ГК «Востокцемент» увеличилась на 393 млн рублей, что прямо опровергает корыстную заинтересованность в доплатах Лушникову.

– Его задача была эффективно руководить МУП «Дороги Владивостока» и обеспечить подготовку города к встрече саммита АТЭС. И в этом Андрей Лушников проявил себя с самой лучшей стороны, как грамотный руководитель, под его руководством муниципальное предприятие продолжало развиваться и расти, эффективно выполняя задачи по ремонту, строительству и содержанию дорог во Владивостоке, – отметил Игорь Пушкарев. – Приведенные мною выше исследования экспертов и специалистов доказывают, что эта деятельность была выгодна МУП «Дороги Владивостока» и убыточна для «Востокцемента», в связи с чем довод обвинения о том, что Лушников действовал в интересах ГК «Востокцемент», опровергается материалами уголовного дела.

Из допроса:

Прокурор: Вы сказали, что переоформили компанию в 2008 году, считая себя фактическим владельцем. В связи с чем вы это сделали?

Пушкарев: В связи с должностью, которую я занял. Я проконсультировался с юристами и переоформил.

Прокурор: Переоформили акции?

Пушкарев: Да.

Прокурор: Вам было известно, что нельзя руководить («Востокцементом». – Прим. ред.)?

Пушкарев: Да, я знал, но фактически руководил.

Прокурор: Почему вы приняли такое решение?

Пушкарев: Юридически я не нарушал закона. А что мне было делать? Воробьев ушел, братья молодые еще. Да и если бы я отдалился от предприятия, я не смог бы такие условия создать для МУП.

Из допроса:

Адвокат: Что значат записи «дом Новый Олов», «представительские расходы» и прочие (имеются в виду записи в тетрадях Эповой и Черепановой. – Прим. ред.)?

Пушкарев: Андрей (Пушкарев) по моему поручению занимался и семейными делами, кого-то встретить, например. Дом тот же мы перевозили дедовский (из пос. Новый Олов Забайкальского края. – Прим. ред.). Теперь это самый старый дом во Владивостоке. И это были мои деньги.

Адвокат: Андрей Сергеевич (Пушкарев) участвовал финансово или своими руками в перевозке дома?

Пушкарев: Его задача была организовать все и за мой счет перевезти. Также мой дядя лично перевозил дом на своем грузовике. Тете, которая у нас там жила, мы построили новый дом. Это все мои деньги. У Андрея таких денег не было.

Из допроса:

Адвокат: А как Андрей Сергеевич (Пушкарев) относился к тому, что работа с МУП невыгодна?

Пушкарев: Ну Андрей был лишь исполнитель. Это было мое решение. Неоднократно и он, и другие сотрудники говорили, что невыгодно поставлять МУПу, что это разоряет бизнес. Но я говорил, что это социальная нагрузка, и Андрей Сергеевич соглашался. Как и то, что с каждого куба бетона идут отчисления детям.

Адвокат: А вам зачем была нужна эта социальная нагрузка?

Пушкарев: У меня на предприятии работали люди, получали зарплату. Но этого было мало. Они возвращались домой по темным улицам, плохим дорогам. Не было школ, детских садов. Моя задача была уже как мэра сделать город лучше. Задача – относиться к жителям города как к своим близким и максимально создавать условия, чтобы они жили хорошо. Это у меня с детства. У меня есть с детства пример – председатель нашего совхоза.

Из допроса

Адвокат: Когда вы решили, что будете помогать городу?

Пушкарев: Это было еще раньше 2008 года. Одно дело в Спасске мы отремонтировали поликлинику, кинотеатр «Аврора» тоже. Он дохода не приносил, но в городе должен быть кинотеатр. Во Владивостоке просто масштаб увеличивался. Тот же первый глава Владивостока Яков Семенов жертвовал свои деньги и вошел в историю. Я тоже хотел, чтобы меня помнили, чтобы мои дети гордились мной.

Автор: Евгений СИДОРОВ