Моряки России и Японии оставляют Цусиму за бортом прошлого

Сегодня в акватории залива Петра Великого проходят совместные российско-японские учения по оказанию помощи судам, терпящим бедствие в море. Как заявил командир соединения эсминцев морских сил самообороны Японии контр-адмирал Сэки, для японских моряков возможность побывать в нашем городе большая честь, и все они с нетерпением ждали встречи с Владивостоком.

29 июль 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №424 от 29 июль 1998

Сегодня в акватории залива Петра Великого проходят совместные российско-японские учения по оказанию помощи судам, терпящим бедствие в море. Как заявил командир соединения эсминцев морских сил самообороны Японии контр-адмирал Сэки, для японских моряков возможность побывать в нашем городе большая честь, и все они с нетерпением ждали встречи с Владивостоком.

Несомненно, что в этот раз программа пребывания японских моряков в столице Приморья в значительной степени отличалась от прошлой (в 1996 году японские моряки принимали участие в праздновании 300-летия российского флота). В этот раз японцы, кажется, были в гораздо большей степени настроены на развитие дружеских отношений. Возложение венков японскими моряками к мемориалу “Боевая слава ТОФ”, посещение подводной лодки “С-56” и корабля “Красный вымпел” выглядели как своего рода акция примирения.

Вчера японские эсминцы “Курама” и “Ямагири” совместно с российским БПК “Адмирал Виноградов” вышли в море для проведения совместных учений. В районе проведения учений к ним присоединится еще один японский корабль. Совместные действия в море будут разбиты на два этапа: учения по связи и затем уже непосредственное оказание помощи судну, терпящему бедствие. За подготовку и организацию первой части отвечает российская сторона, за вторую - японская. С российской стороны учениями руководит контр-адмирал Николай Темерев. Несколько странно выглядит тот факт, что в учениях не задействовано такое мощное спасательное судно ТОФ, как “Алагез”. Даже целое соединение больших противолодочных кораблей вряд ли способно оказать большую помощь, чем один “Алагез”. Впрочем, для нас эти учения скорее всего имеют не столько практическое, сколько политическое значение. Важно то, что русские и японские военные моряки сто лет спустя, пускай и на учениях, но вновь действуют как друзья и союзники. Означает ли это, что вместе с уходящим ХХ веком в небытие уходят и русско-японские распри?

По итогам встречи российского президента и японского премьера в Красноярске было заявлено, что между руководителями двух стран наконец возникло доверие. Но, наверное, гораздо важней, чтобы доверие возникло не столько между властями, сколько между народами. И у нас, и в Японии найдется достаточно много людей, подсчитывающих, кто сколько проиграл или выиграл. Но и тем, и другим “счетоводам” следует помнить, что непримиримая позиция в вопросах подписания мирного договора ведет к выигрышу третьей стороны, пока еще с успехом греющей руки на существующих разногласиях между Россией и Японией.