Зачем Штатам берег корейский?

Эксперт «В» анализирует, к чему может привести противостояние США и КНДР

24 май 2017 Электронная версия газеты "Владивосток" №4135 от 24 май 2017

Американцы усилили свою военно-морскую и авиационную группировку у берегов Корейского полуострова. К эскадре во главе с авианосцем Carl Vinson присоединился отряд во главе с атомным авианосцем Ronald Reagan. В регионе также зафиксированы минимум две американские стратегические подлодки класса «Огайо» с крылатыми ракетами на борту, но их количество в скором времени увеличится. Туда же прилетели два стратегических бомбардировщика B-1B, которые могут нести атомные бомбы.

По мнению экспертов, наращивание военного потенциала США явно наступательного характера связано с ростом напряженности вокруг КНДР, которая на днях вновь успешно запустила баллистическую ракету. В этой связи «В» продолжает разговор с заведующим лабораторией ситуационного анализа Центра азиатско-тихоокеанских исследований Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН Валерием Мишиным.

На пороге войны?

– Валерий Юрьевич, насколько реальна угроза того, что начнется вооруженное противостояние между США и КНДР?

– На сегодняшний день вероятность вооруженного противостояния между США и КНДР сохраняется. Но нельзя определенно заявить, будет война или нет. И причина здесь кроется не в возможной провокации с той или иной стороны, а в спонтанности принятия решения. Причем не Ким Чен Ыном, а Дональдом Трампом.

Что касается непредсказуемости, то раньше так можно было с уверенностью говорить о Северной Корее. Но с приходом к власти нового президента США теперь впору обвинять в непредсказуемости Белый дом. У Трампа за короткий период набралось слишком много неверных решений по отношению к КНДР.

Пока обе стороны в противостоянии ограничивались воинственной риторикой и бряцанием оружием. КНДР испытывает новые баллистические ракеты средней и повышенной дальности, проводит военные парады и устраивает смотры своих наиболее боеспособных войск. США стягивает в район противостояния ударные авианосные группировки, атомные подводные лодки и тактические бомбардировщики.

Но что дальше? Чаяния и желания региональных партнеров США – Японии, Республики Корея и Китая – при принятии решения по КНДР американцами могут не учитываться. Дональд Трамп до сих пор неуверенно чувствует себя во внутренних американских делах. Утвердиться в нынешней должности и поднять собственный имидж среди соотечественников и зарубежных союзников новый президент США может за счет внешнеполитических действий. Так поступали и его предшественники. Для поддержания обозначенной им программы «Великой Америки» нужна «маленькая победоносная война».

Присутствие психологического фактора в действиях Трампа не может не настораживать. Хотя в ЦРУ и Пентагоне должны отдавать себе отчет, что Северная Корея – не Ирак и не Ливия. И что она может ответить вполне серьезно. Поэтому можно предположить, что благоразумия хватит обеим сторонам.

– Кто, на ваш взгляд, заинтересован в развязывании войны в Корее?

– В ближайшем окружении американского президента нет советников, помощников и экспертов, способных понять проблемы Корейского полуострова и разобраться в политике Ким Чен Ына. Такие специалисты были в администрациях Буша-младшего, Обамы. Отсутствие профессиональных аналитиков существенно влияет на принятие решений Трампом. Еще недавно он готов был съесть с лидером КНДР по гамбургеру. А уже сейчас у корейских берегов наращивается военно-морская и авиационная ударная группировка США.

На эмоциональности нельзя строить большую политику. Непредсказуемость Ким Чен Ына теперь смещается в Овальный кабинет к непредсказуемости Дональда Трампа.

И вот тут мы подходим к вашему вопросу: а кому нужна конфронтация на Корейском полуострове? Прежде всего Пентагону, спецслужбам, военно-промышленному комплексу и отдельным корпорациям Америки. В любом государстве армии и ВПК для оправдания своего предназначения необходимо подогревать военные или чрезвычайные страсти.

Тут гораздо интереснее то, что США явно дезинформирует власти Республики Корея. Заокеанские партнеры пытаются заручиться поддержкой институтов власти и общественности государства-союзника. Поэтому и подогревают нездоровый ажиотаж своей риторикой, нагнетают страсти. И если США в одностороннем порядке развяжут на полуострове конфликт, то пострадают в первую очередь юг полуострова и его ни в чем не повинные жители.

Цели для первых ударов

– Что может произойти в случае развязывания боевых действий?

– У КНДР есть ракетные системы малой дальности (типа одноступенчатых баллистических Р-17 «СКАД», разработанных еще в СССР) собственного производства, но ракет среднего и повышенного радиуса действия нет. То есть ракет с подготовленными расчетами, передовыми и запасными позициями, готовыми по приказу нанести удар по американским Гуаму и Гавайям, по японской Окинаве и другим подобным целям, повторюсь, нет.

Есть у КНДР дальнобойная артиллерия и ракетные системы залпового огня. Они стоят на линии соприкосновения, вдоль 38-й параллели и в состоянии долететь и разрушить даже южную окраину Сеула. То есть при нанесении удара подавляющая часть столицы Южной Кореи будет уничтожена. Гарантированно будут значительные людские и инфраструктурные потери. Пока еще южане нанесут ответный артиллерийский огонь, пока взлетят американские крылатые ракеты и собственные истребители-бомбардировщики... Да, «ответ» северянам прилетит скоро и будет беспощаден, но и потери южан окажутся невосполнимыми.

Но ведь КНДР может нанести удар еще и по трем атомным электростанциям с их 19 атомными реакторами на юге полуострова. Если эти АЭС пострадают, то Чернобыль и Фукусима покажутся цветочками. И, кстати, роза ветров от них направлена в сторону Владивостока и Южно-Сахалинска. Но в первую очередь радиоактивные выбросы накроют обе Кореи и юго-западное побережье Японии.

Учитывают ли это американцы? Мы не знаем. Поэтому российская сторона встревожена действиями заокеанских партнеров.

Против ПРО

– США размещают на юге Корейского полуострова противоракетные комплексы THAAD – якобы против северокорейских баллистических ракет средней и повышенной дальности. Так ли это?

– Понятно, что столь дорогостоящие «игрушки» никто не будет использовать против многочисленных «копеечных» «СКАДов». Тогда против чего?

Ближайшие российские баллистические ракеты находятся аж в Красноярском крае и в Иркутской области, до них американская ПРО в Корее не дотянется. Остаются баллистические ракеты Китая. Получается, что под шумок США решили взять под уздцы КНР?

У превосходных комплексов THAAD есть одна проблема. Они перехватят любые низко– и среднелетящие цели. Но не смогут контролировать ракеты с заатмосферной атакой на поражение. Речь идет о траектории полета нападающей ракеты через стратосферу. Именно такие сейчас и разрабатывают в КНДР. А вот китайские баллистические ракеты дальнего радиуса как раз им доступны.

И еще. Эти противоракеты, судя по местам их размещения, призваны в первую очередь защитить расположенный на юге полуострова американский же экспедиционный корпус.

А вот тут уже уместно вспомнить о заявлении Трампа, когда он был еще кандидатом в президенты: хватит кормить Южную Корею. Мол, США тратят почти миллиард долларов в год на обеспечение безопасности этой страны. А еще и развертывание THAAD тянет на такую же сумму. Мол, пора бы уже и вернуть эти деньги.

При таком раскладе новый президент Республики Корея Мун Дже Ин, конечно, чувствует себя неуютно: с одной стороны штыки северян, с другой – выкручивание рук ближайшими союзниками. В своей предвыборной программе он заявлял о готовности сблизиться с властями КНДР, о желании дипломатическим путем сгладить накопившиеся проблемы. В его стремлении найти точки соприкосновения сомнений нет. Но хватит ли ему времени на реализацию задуманного? Может и не хватить.

– Насколько сильно могут помешать китайским баллистическим ракетам американские противоракетные комплексы THAAD, размещенные в Южной Корее?

– Сами противоракеты, скорее всего, не смогут, просто не дотянутся до стартовых установок и траекторий полета ракет из Китая. Но зато это пространство перекрывается радиолокационной системой дальнего обнаружения, которая входит в состав THAAD. Помимо значительной части Китая она охватывает юг российского Дальнего Востока и Забайкалья.

Правда, на этих территориях нет частей и соединений РВСН России (если не считать баз ракетно-ядерного подводного флота ТОФ), а вот у Китая на просматриваемых землях расположен ракетно-ядерный щит шахтного базирования. Под сомнение поставлена сама безопасность Поднебесной.

Поэтому Пекин резко негативно отнесся к размещению комплексов THAAD в Южной Корее. И уже высказал в адрес Сеула это отношение. И не только по дипломатическим каналам. У Республики Корея уже начались проблемы в сфере финансов, экономики, торговли. И это давление будет только усиливаться.

– Каковы дальнейшие действия России в этой ситуации?

– Российская Федерация не только категорично осудила провокационные пуски ракет, но и присоединилась к санкциям ООН против КНДР. Но Москва настаивает на дипломатическом решении проблемы, а не на военном. И тут значительная роль отводится Приморью, как приграничной территории. И на уровне региональных властей, и по линии народной дипломатии.

Было бы идеальным вариантом, если бы Ким Чен Ын воспользовался опытом своего отца Ким Чен Ира и пошел на контакт с руководством РФ. В этом случае кто-то из первых лиц нашего государства смог бы выступить посредником на переговорах Пхеньяна со всем остальным миром.

Понятно, что прямо сейчас такая встреча невозможна. Уж больно велик градус накала, и нет точек соприкосновения между КНДР и США. Америка потребует полной ликвидации ракетно-ядерной программы от КНДР, а Северная Корея на это не пойдет.

Страну чучхе санкции не страшат

– На недавнем параде в честь 105-летия со дня рождения Ким Ир Сена миру продемонстрировали баллистические ракеты морского базирования. Одновременно в азиатских СМИ появились предположения, что КНДР строит подводные ракетоносцы. Это правда?

– Ракеты на параде были. Но никто не знает их тактико-технических характеристик. Также известно о том, что ведутся конструкторско-технологические работы по субмаринам большого класса и дальнего радиуса плавания. Но неизвестно, на какой стадии находится этот процесс. Скорее всего, до создания боевых образцов в ближайшие годы дело не дойдет. Уж слишком это сложный и дорогостоящий проект. На такое прямо сейчас способна всего полудюжина стран во всем мире. Но, думаю, Пхеньян будет и дальше пытаться реализовать эту программу. Ведь создав пару подводных крейсеров с атомным оружием на борту, КНДР сможет шантажировать многих в зоне Тихого океана.

– А какова сейчас обстановка в КНДР? Наблюдается ли там голод, как это было несколько лет назад?

– С приходом к власти в Северной Корее нового руководителя там приняты беспрецедентные меры по изменению экономики страны. В том числе и в сельском хозяйстве. Поэтому и голода сейчас нет.

Несмотря на санкции, режим выживает. Да и не может быть иначе – КНДР уже 30 лет живет с санкциями. Более того, давление извне только сильнее сплачивает нацию. Режим консолидирован, открытой оппозиции нет. Страна даже достигает неплохих успехов в своей программе вооружения по сдерживанию нападения извне. А что им еще остается делать? Пойти по пути Ирака и Ливии? Допустить физическое уничтожение своего высшего руководства?

В завершение хочу подчеркнуть, что у обеих противоборствующих сторон должно хватить разума, чтобы не развязать полномасштабную войну. Иначе это плохо кончится.