Меня зовут Бонд. Чо Сон У “Бонд”

Скандальное задержание столичными чекистами в конце прошлой недели советника по политическим вопросам посольства Республики Корея в Москве Чо Сон У в тот момент, когда он в “неформальной обстановке” общался с чиновником из российского МИДа Валентином Моисеевым, породило волну журналистских предположений о возможности серьезного дипломатического конфликта между странами, чьи официальные 2-сторонние отношения существуют всего-то 8 лет и пока не омрачались ничем подобным.

10 июль 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №413 от 10 июль 1998

Скандальное задержание столичными чекистами в конце прошлой недели советника по политическим вопросам посольства Республики Корея в Москве Чо Сон У в тот момент, когда он в “неформальной обстановке” общался с чиновником из российского МИДа Валентином Моисеевым, породило волну журналистских предположений о возможности серьезного дипломатического конфликта между странами, чьи официальные 2-сторонние отношения существуют всего-то 8 лет и пока не омрачались ничем подобным.

Очередной шпионский скандал: корейские и российские спецслужбы обменялись “любезностями”

Южнокорейского дипломата, который работал в Москве с 1994 года и, кстати, вовсе не скрывал своей принадлежности к спецслужбам, российские коллеги продержали на Лубянке всю ночь, а наутро МИД РФ объявил его персоной нон грата, предписав покинуть страну в 3-дневный срок ввиду того, что деятельность Чо Сон У противоречит дипломатическому статусу. 7 июля господин Чо благополучно прибыл в сеульский аэропорт Кимпхо и теперь, вероятно, занят составлением развернутого отчета обо всем случившемся в Москве.

Что же касается бывшего заместителя начальника 1-го азиатского департамента МИДа РФ господина Моисеева, то он препровожден в Лефортовский изолятор для дальнейшего прохождения собеседований со следователями ФСБ по статье за измену родине, предусматривающей лишение свободы на срок от 12 до 20 лет.

Кандидат экономических наук Валентин Моисеев не так давно отпраздновал свой полувековой юбилей. В МИД он пришел в 1990 году, а до того работал в советском торгпредстве в Пхеньяне. Предполагается, что он мог прежде всего заинтересовать южнокорейскую разведку своими знаниями в области российско-северокорейских контактов и перспектив их развития. К носителям действительно стратегических секретов (вроде недоброй памяти Олега Пеньковского) его вряд ли отнесешь.

В минувший понедельник заместитель министра иностранных дел Республики Корея Сан Чжо Ен вызвал поверенного в делах России в Сеуле Валерия Сухинина, чтобы передать глубокую обеспокоенность инцидентом, который может нанести ущерб двусторонним отношениям. Сан Чжо Ен выразил также протест в связи с тем, что Сеул не был своевременно извещен Москвой о санкциях против южнокорейского дипломата, заметив, что его высылка является нарушением дипломатических конвенций и требует объяснений. Через день официальный Сеул в качестве ответной меры объявил о высылке из страны в течение ближайших 72 часов консула российского посольства Олега Абрамкина.

Возможно, в шахматах случайный обмен рядовыми пешками не очень сильно влияет на исход конкретной партии. Шпионско-дипломатические же игры между теми или иными государствами могут иметь серьезные последствия для рядовых граждан, особенно если они проживают поблизости от межгосударственных границ. Однако сейчас хотелось бы напомнить об ином. Ведь первопроходцем и зачинателем нелегальных контактов с южнокорейскими представителями был первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев. Именно он “случайно” (при посредничестве президента США и бывшего директора ЦРУ Буша) встретился в одном из калифорнийских отелей с тогдашним президентом Южной Кореи Ро Дэ У. Затем официальный визит в Сеул, установление дипломатических отношений... и кредитное подаяние на “перестройку” в размере 3 млрд. долларов.

Все это куда бы ни шло (хотя неизвестно, куда потратили корейские деньги), но генерал Ро Дэ У, осужденный впоследствии за коррупцию и взятки на посту президента страны, повез утомленного лидера СССР на курорт Чэчжудо, где не стесняясь, при свидетелях, вручил гостю кейс с 300 тыс. долларов наличными.

А вы мне про измену родине скромного кандидата наук!