Как Галенки держат связь с космосом

«Заря», я «Кедр»! Вижу Землю. Продолжаю полет...»

12 апр. 2017 Электронная версия газеты "Владивосток" №4113 от 12 апр. 2017

Как Приморье помогает Воздушно-космическим силам России осуществлять связь с космосом

Сегодня Всемирный день авиации и космонавтики. В этом году его отмечают уже 55-й раз. Праздник был установлен в 1962-м в честь состоявшегося годом ранее первого орбитального полета вокруг нашей планеты, который совершил на космическом корабле «Восток-1» Юрий Гагарин – советский космонавт № 1 с позывным «Кедр». Кстати, в 2017-м грядет еще один юбилей – 60-летие успешного запуска первого искусственного спутника Земли, состоявшегося 4 октября 1957 года.

За космосом следят с земли...

Конечно, эти даты символизируют общечеловеческие достижения и отмечать их будут очень торжественно на самом высоком уровне. А между тем еще один 60-летний юбилей на своем уровне отметит Отдельная бригада контрольно-измерительного комплекса (КИК) Космических войск в составе ВКС России, которая размещена в селе Галенки Октябрьского района Приморья. Личный состав соединения называет ее просто «Орбита».

Заметим, что на Дальнем Востоке помимо космодрома Восточный в Приамурье, имеющего, естественно, собственные службы контроля, такие же комплексы действуют на Камчатке и в Хабаровском крае. Подобные функции выполняют также отдельные корабли измерительного комплекса Тихоокеанского флота. Но «космическая» бригада в Галенках является старейшей в регионе, а появилась она, кстати, даже раньше, чем Советский Союз запустил на орбиту свой первый спутник. Днем рождения части считается 11 июня 1957 года, когда поезд особого назначения с оборудованием для «Орбиты» отошел от станции Болшево Московской железной дороги и направился в Приморский край.

Накануне праздника корреспондент «В» пообщался с одним из бывших командиров бригады полковником Геннадием Медведевым.

– Наша станция слежения осуществляет связь с космическими аппаратами, управляет ими в космосе и при выводе на заданную орбиту, – рассказывает Геннадий Владимирович. – Причем управление касается не только спутников военного и двойного назначения, грузовых кораблей «Прогресс», но и пилотируемых кораблей «Союз». За исключением, пожалуй, ручной стыковки международной космической станции (МКС) с «Союзами» и «Прогрессами», осуществляемой экипажами. Кроме того, мы обеспечиваем переговоры космонавтов с Центром управления полетами (ЦУП), принимаем и передаем «картинку» по наземным каналам связи в реальном временном режиме и полном объеме.

Напомним также, что именно «Орбита» вела на снижение на завершающем этапе советскую космическую станцию «Мир» и передала ей последний приказ на падение. После чего «Мир», являвшийся гордостью нашей страны, более десяти лет помогавший ученым в изучении и освоении космоса, сгорел в верхних слоях атмосферы, а его остатки рухнули в воды Тихого океана.

– Геннадий Владимирович, а приходилось ли офицерам «Орбиты» самим вести переговоры с экипажами пилотируемых кораблей и МКС?

– Нет, это делают специалисты в Центре управления полетами. Задача наших офицеров состоит в том, чтобы в любое время дня и ночи, зимой и летом, при любой погоде поддерживать качественную связь, принимать и передавать сигналы.

– А сколько объектов одновременно вам приходилось обеспечивать связью?

– Не так много, как хотелось бы. Всего около сотни научных, военных, метеорологических, телевизионных спутников и спутников связи. Исключение составляют только отечественные коммерческие аппараты.

– Чтобы дотянуться до космических высот, надо, вероятно, обладать уникальным оборудованием...

– В нашем распоряжении имеется вся необходимая радиолокация, причем отечественного производства. Все системы компьютеризированы и оснащены самым современным программным обеспечением. В подробности вдаваться не буду, но об одном радиотелескопе расскажу. Это один из двух имеющихся в мире РТ-70, цифра здесь означает 70 метров – диаметр тарелки (для сравнения: ширина футбольного поля составляет 68 метров). Второй находится в Евпатории. Больше ни одна страна мира подобного телескопа не имеет. Площадь зеркала составляет 2500 квадратных метров. Этот радиотелескоп предназначен также для исследований дальнего космоса. С его помощью управляются аппараты, следующие туда или ведущие работу на очень отдаленных пространствах, наподобие «Веги» (движется к планете Венера и комете Галлея) или «Фобоса».

– А полет первого космонавта Земли тоже отслеживался в Галенках?

– Да, 12 апреля 1961 года приморская «Орбита» с помощью радиотелескопов «Компас», «Бинокль», «Трал» и «Сев» повела корабль «Восток-1» с Юрием Гагариным на борту. Отслеживала всю первую треть полета. Соответственно, получала от Юрия Алексеевича все сообщения и отправляла ему все сообщения из ЦУПа. С той поры все отечественные космические корабли и большинство спутников управляются из Галенок.

...И с тихоокеанских акваторий

За космосом следят не только с земли, но и с моря. Этим занимаются корабли контрольно-измерительного комплекса.

Вот что рассказывает об этом на своей странице в одной из социальных сетей ветеран 35-й бригады кораблей специального назначения ТОФ Анатолий Шушеначев:

«В конце 1958 года министр обороны СССР маршал Советского Союза Родион Малиновский издал приказ о создании и включении в состав Тихоокеанского флота секретного отряда кораблей под неприметной вывеской Тихоокеанская гидрографическая экспедиция (ТОГЭ-4). Этим наименованием Министерство обороны СССР зашифровало отряд из четырех кораблей («Сибирь», «Сахалин», «Сучан» и «Чукотка», переделаны из сухогрузов польской постройки), выполнявших особое задание Генштаба.

13 марта 1961 года все четыре корабля срочно отошли от причалов и отправились с Камчатки в Тихий океан. Уже в океане был вскрыт пакет с приказом – заданием на поход. Из донесения командованию соединения стало ясно, что предстоит что-то важное и необычное. К назначенной точке приказано было идти полным ходом. По прибытии в район корабли расположились не треугольником, как обычно, а стали в линию. И только когда корабли экспедиции заняли заданные позиции, поступила поясняющая информация: 12 апреля предстоит работа с космическим кораблем «Восток».

На 25-й минуте после старта Юрия Гагарина моряки-тихоокеанцы приняли и немедленно передали в ЦУП первые сигналы бортовой телеметрии: «Пульс – 76, дыхание – 18». Еще через 10 минут приступили к расшифровке всего комплекса данных, поступивших с борта «Востока». Когда после соответствующей обработки передали их в центр, в ответ получили: «Он уже на земле. Благодарим за службу!».

В задачу отряда КИК входили измерение траектории полета стратегической ракеты на всех участках, определение координат, прием, дешифровка и обработка телеметрической информации, траекторный и телеметрический контроль космического объекта, централизованная связь с космонавтом...»

Отряд длительное время входил в состав 35-й бригады кораблей спецназа ТОФ. Сейчас этого соединения в составе флота нет.

«В» напоминает, что в настоящее время с этими функциями в одиночку справляется корабль измерительного комплекса (он же корабль космической связи) «Маршал Крылов». Из восьми кораблей Тихоокеанской гидрографической экспедиции он остался последним. И хотя «Маршал Крылов» сошел со стапелей аж 24 июля 1987 года, аналогов ему в мире нет по настоящее время.

Нынешним местом базирования корабля является Владивосток. Жители нашего города иногда видят его заходящим в порт после дальнего похода в Тихий или Индийский океан или отправляющимся в очередную экспедицию. Отличить «Маршала Крылова» от других кораблей можно сразу – по наличию большого белого шара на верхней палубе.

В тему

Пару лет назад корреспонденту «В» довелось пообщаться с известным российским летчиком-космонавтом и испытателем Героем России Романом Романенко. Тогда я поинтересовался у полковника Романенко, уже дважды работавшего в длительных экспедициях на МКС и даже выходившего в открытый космос, насколько реален проект по отправке на орбиту пилотируемых кораблей с космодрома Восточный.

– Российские космонавты с нетерпением ждут первых стартов, которые начнутся после 2018 года, – ответил Роман Юрьевич. – Я думаю, что этот проект замечательный. Мы будем стартовать из России, а не с Байконура, который, конечно, является историческим местом, но, к сожалению, теперь находится в другой стране. Надо перемещаться на нашу территорию. Мы, космонавты, готовы с удовольствием летать отсюда. И чем скорее, тем лучше. Я, например, надеюсь, что свои полеты буду осуществлять именно с космодрома Восточный. Что касается общих планов нового российского космодрома в Приамурье, то после 2020 года здесь будет выполняться 45 % пусков всех российских ракет-носителей.