Цесаревич с татуировкой дракона

Приключения великого князя Николая на Японских островах

1 март 2017 Электронная версия газеты "Владивосток" №4090 от 1 март 2017
db3a063140366b9fa66612e5bdeb4ace.jpg

Как развлекался наследник русского престола в Японии во время своего большого восточного путешествия и как едва не погиб

Ровно 100 лет назад, 2 марта 1917 года, произошло одно из самых поворотных событий в истории нашей страны – отречение от престола российского императора Николая II. Как тут не вспомнить, что он был единственным из царствующих особ династии Романовых, посетившим Владивосток (если не брать во внимание визиты великих князей). 

В наш город, напомним, цесаревич прибыл в мае 1891 года в ходе своего полукругосветного путешествия вместе со своим кузеном – греческим принцем Георгом. При этом несколькими днями ранее в Японии на престолонаследника было предпринято покушение и его жизнь буквально висела на волоске.

Кажется, об этой истории писано-переписано множество раз, в том числе и нашей газетой. И тем не менее есть еще в ней страницы, которые неизвестны широкой общественности. О них корреспонденту «В» поведала доцент кафедры японоведения ДВФУ, кандидат исторических наук, действительный член Общества изучения Амурского края Зоя Моргун, много лет изучающая историю отношений Японии и Владивостока.

Молодые господа падки до экзотики

– Начать надо с того, что молодой Николай свое 23-летие отметил именно в Стране восходящего солнца, в городе Осака, – рассказывает Зоя Федоровна. – Помимо официальных встреч с властями Японии ему очень хотелось познакомиться с японской экзотикой в неформальной обстановке. Стоит подчеркнуть, что наследник российской короны ощутил ее с избытком.

Он даже записал в своем дневнике тогда: «Я тоже хочу жениться на японской девушке».

Надо сказать, что к тому времени в Европе уже было широко известно о гейшах из романа Анри-Пьера Роше «О-кику-сан» («Госпожа хризантема»). В портовом Нагасаки на время стоянки или ремонта корабля можно было взять на день-неделю-месяц во временные жены молоденькую японку. Кстати, многие российские офицеры из Владивостока (в ту пору корабли Сибирской флотилии уходили из Золотого Рога в Нагасаки на зимнюю стоянку и ремонт. – Прим. авт.) часто этим пользовались. Более того, «хризантемы» переходили из рук в руки офицеров по мере смены кораблей...

Как известно, крейсер «Память Азова», на котором молодой Романов прошел южным морским путем через Италию, Грецию, Египет, Индию, Цейлон, Сингапур, Таиланд и Китай, встал на рейде Нагасаки 27 апреля. Флагман японской эскадры «Такао» и «Память Азова» обменялись «салютом наций» – было сделано по 21 пушечному выстрелу с каждой стороны. В Японии визит венценосного гостя проходил в сопровождении еще шести российских кораблей, пришедших из Владивостока под командованием прославленного исследователя и флотоводца вице-адмирала Павла Назимова.

На берегу цесаревич Николай проявил интерес к японским традиционным ремеслам, катался на рикше и осматривал улицы и архитектуру города, делал покупки в местных магазинчиках. Он приобрел миниатюрные японские кораблики, портсигар, дорогую картину, золоченый меч, фигурки дракона, изящные шкатулки, вещицы из черепахового панциря и многое другое. Одну красивую булавку тут же подарил маленькой девочке, о чем незамедлительно сообщили японские СМИ. Кстати, часть купленных наследником вещей вместе со всеми преподнесенными ему подарками, многие из которых по-своему уникальны, сейчас хранятся в музее-заповеднике «Царицыно» и в Кунсткамере в Санкт-Петербурге.

Совершил Николай Александрович и прогулку по бедным районам Нагасаки, где раздавал их нищим обитателям иены. С любопытством он посещал жилища простых японцев. С восторгом пробовал японскую кухню и не отказывался от саке, более того, пытался научиться (надо сказать, не без труда) пользоваться за столом о-хаси (палочками).

В Нагасаки же цесаревич сделал себе татуировку, последовав за модой, распространившейся со второй половины XIX века в кругах высшей английской аристократии: представители знати из туманного Альбиона выкалывали изображения драконов и сказочных змей.

На одной из официальных встреч Николай Александрович обратился к принимающей стороне с неожиданной просьбой – представить ему местных мастеров татуировки, об искусстве которых он прочитал в туристическом справочнике. Японские власти были в шоке и даже по телеграфу запрашивали разрешение у его отца, императора Александра III, и матери, императрицы Марии Федоровны.

На следующий день на борт флагмана русской эскадры доставили двух мастеров, один из которых нанес рисунок на руку греческого принца, а второй – на правую руку русского цесаревича. Болезненная операция длилась семь часов. В результате Николай обзавелся изображением черного дракона с желтыми рожками, зелеными лапками и красным брюхом на полруки – этот дракон сопровождал императора до самой смерти. И заплатил за работу 25 иен – ровно в пять раз больше оговоренной платы. Примеру царственных особ, кстати, последовали еще два офицера с «Памяти Азова».

«Хризантема» на долгую память

– Зоя Федоровна, а удалось ли цесаревичу найти свою «хризантему» в тех поисках приключений?

– В последний вечер перед отходом из Нагасаки группа старших офицеров кораблей российской эскадры втихаря устроила на берегу вечеринку. С десяток человек отправились на двух шлюпках в прибрежный «русский» район Инаса. Из «веселого» квартала Маруяма пригласили пять гейш, к ним присоединились еще две молодые женщины – хозяйка ресторана «Волга» Мацу Морока и Митинага О-Эй – в качестве переводчицы (она, кстати, до того момента четыре раза бывала во Владивостоке и заслуживает отдельного рассказа «В»).

В русском офицерском клубе гейши исполняли танцы, мужчины пели русские народные песни, причем главные партии выводили цесаревич Николай и принц Георг, а офицеры им подпевали. При этом царственные особы были в превосходном расположении духа. Потом все перешли в ресторан русской кухни. Мужчины играли на бильярде, танцевали европейские танцы. Пару Николаю составила Митинага О-Эй в европейском же платье.

Ужин подали на второй этаж «Волги». После еды все уединились в спальных комнатах при ресторане. Николай ушел вместе с О-Эй, а Георг отправился с гейшей Кику. Около четырех часов утра гости вернулись на ожидавших их шлюпках на «Память Азова».

В Инасе находилось кладбище русских моряков, Николай его также посетил и помолился в маленькой православной часовне.

– А что можно сказать про официальную часть визита?

– Это был первый визит наследника иностранного престола в Японию. Из-за быстрого роста военного влияния Российской империи на Дальнем Востоке японское правительство уделило большое внимание приезду цесаревича. Ему предшествовало официальное приглашение на Японские острова, чего не удостаивались даже наследники британской короны. Принимающая сторона очень надеялась на улучшение российско-японских отношений.

Из Нагасаки гости морем перешли в порт Кобе. Оттуда цесаревич добрался до бывшей японской столицы Киото в глубине острова Хонсю. От самого Нагасаки всю дорогу до императорской резиденции русскую делегацию сопровождал 29-летний японский принц адмирал Арисугава Тарухито. Общались великий князь и принц на английском языке. Гостю преподнесли в подарок две дорогие напольные вазы. Планировались официальная встреча, обмен подарками и переговоры с японским императором Мэйдзи в Токио. Эта встреча могла стать хорошим предлогом для дальнейшей дружбы двух стран и наших народов. Если бы не произошедшие следом ужасные события.

На волосок от смерти

– Как известно, 29 апреля произошел инцидент в небольшом городке Оцу, когда на Николая было совершено покушение и он был ранен. Кажется, в этой истории уже не осталось белых пятен...

– Белых пятен еще достаточно. Например, малоизвестен тот факт, что цесаревич мог погибнуть несколькими часами ранее. Оставляет много вопросов и тот факт, что на глазах у десятков охранников жизнь ему спас именно греческий принц, в жилах которого также текла кровь Романовых – через их общего прадедушку Николая I. Но давайте по порядку.

Будущий царь осмотрел озеро Бива и храмы города Оцу, где на него и было совершено нападение. Сделал это призванный охранять высокого гостя из России японский полицейский – 36-летний Цудо Сандзо, он был, к слову, родом из древней самурайской семьи.

На узкой улице шириной всего 4,5 метра, тесной от людей, высыпавших посмотреть на русского наследника, Цудо Сандзо дождался, когда рикша, везший коляску, в которой сидел цесаревич, поравняется с ним. Тогда нападавший выступил вперед, держа обеими руками рукоять сабли, и со спины с размаху ударил Николая саблей по голове, прикрытой котелком. От удара котелок, принявший на себя первый удар, свалился с головы наследника на землю, кровь брызнула из раны. Самурай, видя, что не достиг своей цели и только ранил жертву, снова замахнулся и вторично ударил по теперь уже непокрытой голове цесаревича, и снова только ранил. На сей раз сабля прошла вскользь из-за того, что нападавшего успел толкнуть рукой рикша. Крикнув: «Что, что тебе?» – Николай выпрыгнул из коляски на мостовую.

Никто из огромной толпы не схватил злодея полицейского и не помешал ему. «Из свиты, очевидно, никто не мог помочь, так как они ехали длинной вереницей, даже принц Арисугава, ехавший третьим, ничего не видел», – рассказывал позднее сам Николай в одном из писем своей матери.

Преступник же, пользуясь тем, что никто из охраны не вмешался из-за оцепенения, с саблей наперевес ринулся за раненой жертвой, чтобы довершить свое черное дело. Цесаревич побежал, прикрывая раненую голову, из которой хлестала кровь, платком (теперь он хранится в японском музее, а образцы крови использовались для идентификации останков убитых в Ипатьевском доме под Екатеринбургом).

Это было ужасно. Наследник не мог свернуть с середины улицы, укрыться в толпе, так как люди стояли плотной стеной и в страхе шарахались от него. Когда Николай оглянулся в надежде, что взбесившийся полицейский уже схвачен, он увидел, что самурай все еще преследует его с саблей наголо. При этом преступника догоняли принц Георг и двое рикш. Николай побежал дальше и оглянулся еще раз, только достигнув угла переулка. В этот момент полицейский был уже повален на мостовую.

В общей сложности Николай пробежал 60 метров. Именно принц Георг нанес преступнику сильный удар своей тростью (купленной чуть ранее на выставке) по голове, из-за чего тот остановился и выронил саблю. Сразу же Цудо Сандзо повалили на землю и скрутили рикши, еще и ударили плашмя по спине выпавшим из его руки оружием, но убивать не стали.

Опасность миновала. К цесаревичу спешил его лейб-медик Владимир фон Рамбах, чтобы остановить кровь, перевязать раны и помочь Николаю уйти от взглядов зевак. Одна из двух ран была особенно глубока и достигала кости. Полноценные швы наложили уже русские корабельные врачи по возвращении цесаревича в Киото.

Удивляет тот факт, что нападавший смог легко получить доступ к столь высокой персоне и на протяжении целой минуты Николай оказался с голыми руками против обнаженной сабли противника. Правда, такое в истории самодержцев Романовых случалось и ранее. Вспомните, как в апреле 1879 года во время третьего покушения (всего их было семь) на императора Александра II народоволец Александр Соловьев несколько минут был рядом с царем прямо у стен Зимнего дворца в Санкт-Петербурге и никто не мог ему помешать. Покушавшийся произвел пять (!) выстрелов из пистолета, но от всех император сумел сам увернуться...

Между прочим, Цудо Сандзо собирался совершить убийство русского престолонаследника в другое время и в другом месте. Рано утром того же 29 апреля гости поднялись на холм Миюкияма к памятнику погибшим воинам, где Сандзо также

стоял в охранении. Однако напасть он не сумел, поскольку греческий принц и русский цесаревич в тот момент показались ему на одно лицо, и злодей не мог понять, кого именно ему нужно убить. И одеты принцы были совершенно одинаково, различались только цвета головных уборов.

Кстати, позже произошла еще одна непонятная история. Некая Юко Хатакэяма приехала из Токио в Киото якобы с целью помешать Николаю вернуться на родину. Узнав из газет об отходе крейсера «Память Азова», она пришла к воротам отделения полиции префектуры и перерезала себе горло. А еще одна девушка, Сата Нагато, опубликовала в газете открытое послание к Николаю, в котором предлагала себя наследнику в качестве... компенсации за покушение.

– Чем же все закончилось?

– Когда Цудо Сандзо связали руки, он сказал только одну фразу: «Любой другой на его месте испугался бы, но ваш цесаревич не робкого десятка».

В отношении нападавшего провели расследование. Выяснилось, что он психически болен. Свои действия объяснял желанием спасти Японию. Он думал, что вместе с русским наследником на крейсере прибыл самурай Сайго Такамори, возглавлявший мятеж 1877 года против японского императора. На самом неделе Такамори не прятался в России, а сделал себе ранее харакири.

Кроме того, Сандзо, по его словам, был возмущен тем, что высокий русский гость уже более недели находится в Японии, но все еще не поспешил с визитом в Токио к императору, стало быть, не почитает его. И вообще, этот гость всюду ездит, осматривает, изучает уязвимые места в обороне Японии, шпионит, явно готовится напасть. Он входит в храмы, не снимая обуви, значит, пренебрежительно относится к верованиям японцев. Так же, к слову, думала и определенная часть японского общества...

Как известно, приговоренный к пожизненному заключению на северном острове Хоккайдо Цудо Сандзо умер через несколько месяцев в тюрьме.

Дружбу народов саблей не разрубишь?

После печальных событий на острове Хонсю принц Тарухито сразу же отправил своему императору телеграмму, в которой заявил об «ужасном характере раны цесаревича». В японском правительстве началась буквально паника – ведь этот инцидент мог привести к войне. Стоявшие на рейде Кобе семь боевых кораблей под Андреевским флагом еще больше внушали опасность.

Император Мэйдзи отправил телеграмму с извинениями Александру III и матушке наследника. Он также направил к Николаю своих лучших врачей и срочно приехал из Токио в Киото, где посетил пострадавшего, лежавшего в постели в номере гостиницы «Токива». Правда, смог это сделать не сразу по приезде, а только на следующий день, поскольку цесаревич чувствовал себя все еще неважно.

Все эти действия японского императора позволили избежать осложнений в двусторонних отношениях, обошлось даже без требования денежной компенсации или территориальных уступок, что было бы вполне справедливым и оправданным в тот исторический период.

Мэйдзи пригласил раненого Николая к себе во дворец в Токио. Кстати, в новой столице Японии цесаревича также ждал епископ Николай для открытия только что построенного на деньги царской семьи православного Воскресенского собора.

Сам же Николай, заручившись поддержкой отца, решил свернуть свой визит и покинуть Японию на неделю раньше запланированного. На прощание на борту корабля под собственным штандартом он дал званый обед для японского принца и ряда местных сановников. Туда же пригласили двух отличившихся рикш, которых наградили орденами Святой Анны (а потом и орденами Павлония от японского императора) и огромной пожизненной пенсией от России, а русские моряки с корабля от себя еще и поднесли героям по чарке водки.

Перед самым отплытием в Россию на борт крейсера «Память Азова» поднялся император Мэйдзи (впервые в истории Японии он находился на борту корабля иностранного государства). Звучали заздравные тосты, в том числе и за дружбу между нашими народами, а корабельный духовой оркестр исполнил гимны Японии, Греции и России...

А спустя еще несколько лет разразилась Русско-японская война, завершившаяся в 1905-м поражением России и потерей южного Сахалина и Порт-Артура в рамках подписанного по ее итогам Портсмутского мирного договора. Одного из обласканных Николаем рикш японское население объявило предателем, и он умер изгоем. Второй его спаситель спился, стал сутенером и попал в тюрьму за изнасилование.

Сейчас трудно судить, насколько попытка убийства наследника престола повлияла на отношения соседних стран. Перед смертью в 1912 году император Мэйдзи в одном из своих стихотворений написал о том, что он против любой войны с Россией и мечтает о близких отношениях наших народов. Николай II тоже не хотел той войны, но причина у него была другая: рост народных волнений и революционного движения в России.

В дальнейшем самодержца всю жизнь мучили головные боли. Каждый год в апреле он заказывал молебен во здравие и в молитвах благодарил кузена Георга за спасение. А еще по заказу Николая II ту самую спасительную трость, повергшую безумного японского убийцу, российские ювелиры украсили драгоценными камнями, и Романовы преподнесли ее греческому принцу в подарок.

– А сейчас в Японии можно найти следы пребывания Николая Романова?

– Не поверите, даже я однажды столкнулась с ними, хоть и случайно. В 2016 году была в Нагасаки и зашла в сувенирную лавку. Как оказалось, более века назад именно ее посещал наследник престола и сделал здесь покупки, набрав сувениров. Нынешний хозяин лавки является продолжателем рода первого владельца. На видном месте в лавке висит портрет Николая и орден «В лучах восходящего солнца», которым владельца в 1891 году наградил император Японии за оказанный цесаревичу достойный прием.

На месте покушения в Оцу местные власти установили памятный столбик с иероглифами, дословный перевод которых гласит: «Около этого места произошел инцидент с русским наследником». Он стоит там по сей день. Ну и, конечно, остались фотографии в местных музеях и архивные записи.

– А как вам удалось узнать такие подробности?

– В начале 1990-х годов я работала в Москве, в архиве «МИД Российской империи». В читальном зале познакомилась с пожилым японцем. Как оказалось, это был прославленный японский профессор-русист Коити Ясуда, автор перевода на японский язык дневников императора Николая II. Благодаря ему я увидела подлинные дневники русского самодержца, исписанные убористым бисерным почерком. Именно этот ученый из первоисточника узнал все детали того визита и неудавшегося покушения.

В самой Японии на сей счет написано много трудов. К примеру, на русский язык переведен крайне интересный роман-расследование «Покушение» японского историка и писателя Акира Есимура. Еще имеются отчеты японских полицейских, которые охраняли цесаревича и докладывали своему начальству о всех передвижениях и встречах наследника российского престола.

В России помимо дневников императора также сохранился трехтомный отчет о той восточной экспедиции князя Эспера Ухтомского, который во время путешествия собирал этнографические и краеведческие сведения о посещенных местах. Их дополняли более 200 фотографий, сделанных Владимиром Менделеевым (сыном прославленного ученого Дмитрия Менделеева), который был членом команды «Памяти Азова».

– Спасибо, Зоя Федоровна, за интересный рассказ. Надеюсь, что вы приоткроете для читателей «В» еще немало тайн, которые хранит история.

Справка «В»

Напомним, что 11 мая (по старому стилю) того же 1891 года цесаревич Николай прибыл во Владивосток и провел в нашем городе 10 дней. Население, военные и власти во главе с военным губернатором Приморской области и наказным атаманом Уссурийского казачьего войска генерал-майором Павлом Унтербергером устроили ему пышный прием.

Здесь наследник престола в районе Первой Речки принял участие в церемонии открытия строительства уссурийского участка Великого Сибирского рельсового пути, о прокладке которого годом ранее объявил его отец император Александр III. Помимо этого, цесаревич заложил строительство сухого дока на берегу бухты Золотой Рог на территории механических мастерских (ныне Дальзавода), железнодорожного вокзала и памятника исследователю Дальнего Востока адмиралу Геннадию Невельскому. Все эти объекты сохранились в том или ином виде до наших дней.

Кроме того, на крейсере «Память Азова» в сопровождении двух канонерских лодок «Маньчжур» и «Кореец» («Кореец» – тот самый корабль, что потом доблестно сражался вместе с крейсером «Варяг» в порту Чемульпо с японской эскадрой) высокий гость посетил залив Посьет и проинспектировал расквартированные там воинские приграничные части. Также во Владивостоке наследник посетил Сибирский флотский экипаж и Общество изучения Амурского края. С этого момента на протяжении многих лет Николай оказывал негласное покровительство и финансовую поддержку нашему городу.