Любовь до гроба, но мимо загса

Плыть в лодке под названием «гражданский брак» – дело рискованное: после развода вы можете остаться лишь с парой тарелок

17 авг. 2016 Электронная версия газеты "Владивосток" №3986 от 17 авг. 2016

Гражданский брак – довольно распространенная форма отношений в последнее время. Причины популярности? Их достаточно. Например, возможность попробовать жить вместе, пройти «тест на совместимость», не портя паспорт и не тратясь на свадьбу.

Впрочем, на противоположной чаше весов груз ничуть не меньше. Ведь в случае фиаско таких «тестовых» отношений вы получите не только обманутые надежды и бесцельно потраченные годы жизни, но и, возможно, материальные потери. Неслучайно российское законодательство эти отношения как брак вовсе не рассматривает, подобрав для них крайне неблагозвучный термин – «сожительство». Впрочем, иногда используется нейтральное понятие – «фактический брак».

Слово есть, а семьи нет?

Откуда вообще взялся термин «гражданский брак»? Тут все просто. До революции 1917 года вступить в брак можно было только одним способом – обвенчаться в церкви (либо совершить иной обряд согласно своему вероисповеданию). Церковь, кстати, в то время помимо проведения самих ритуалов выполняла функции, ныне возложенные на загсы. То есть вела все записи актов гражданского состояния: при рождении и смерти священник записывал данные в метрическую книгу, при венчании выдавал свидетельство о браке.

После 1917 года Россия стала светской страной, а потому обязанность по регистрации актов гражданского состояния, в том числе и браков, перешла из ведения церкви государству. Так что по сути своей брак, зарегистрированный органами загса, является самым что ни на есть гражданским.

– Но Семейный кодекс не знает такого понятия, вследствие чего гражданский брак вообще находится вне правового поля со всеми вытекающими из данного факта проблемами, – говорит эксперт «В» адвокат Юрий Шевченко. – С юридической точки зрения, неофициальное совместное проживание и ведение хозяйства представляет собой ничем не оправданный риск.

Получается, раз законодательство никоим образом так называемый гражданский брак не прописывает, значит его и нет и назвать такой союз семьей нельзя?

Единственный шанс – суд

Особенно ущербность гражданского брака проявляется в случае смерти одного из сожителей. Является ли в этом случае неофициальный супруг наследником первой очереди? Нет и еще раз нет!

– Официально сожители не состоят в брачных отношениях, а потому стать основным наследником по закону после смерти второй половины оставшийся в живых никогда не сможет, – разъясняет Юрий Викторович. – Есть вариант, что кто-то из пары составит завещание, где укажет партнера наследником. Если же такого документа нет… В этом случае у оставшегося в живых супруга есть фактически только одна возможность получить наследство – доказать в суде свое право на часть собственности.

Адвокат привел пример из своей практики (имена и фамилии изменены). Михаил Белов сожительствовал с гражданкой Корнеевой в течение 12 лет. Совместных детей у них не было, зато у жены была совершеннолетняя дочь от предыдущего, официального, брака. За 12 лет Корнеева и Белов приобрели загородный дом, автомобиль и капитальный гараж. Недвижимая собственность была зарегистрирована на сожительницу. В октябре 2007 года она попала в ДТП и через два дня скончалась в больнице, не приходя в сознание.

Завещания, естественно, не было. Прямой наследницей оказалась дочь покойной, которая не собиралась уступать сожителю матери ничего из имущества. Поэтому Михаилу пришлось обратиться в суд, чтобы доказать факт ведения общего хозяйства. В судебном заседании были опрошены свидетели, которые подтвердили, что недвижимость приобреталась на средства истца. Более того, Белов оказался человеком запасливым. Он смог представить суду десятки различных чеков, квитанций, накладных, подтверждающих его траты за время семейной жизни с Корнеевой. Из налоговой инспекции были запрошены сведения об их доходах за период совместного проживания. В результате перед глазами судьи сложилась картина: Корнеева вела домашнее хозяйство, а Белов обеспечивал себя и гражданскую жену.

В конце концов права Михаила на часть наследуемого имущества были подтверждены. Однако данный пример является скорее исключением из правил. Обычно оставшийся в живых партнер предпочитает попросту не обращаться в суд, потому что доказательств либо нет, либо они несущественны.

В очередь, наследники!

– Шанс получить законную часть имущества есть у бывшего сожителя, если он сможет доказать свою нетрудоспособность, – отмечает адвокат. – Гражданский кодекс предусматривает, что к наследникам по закону относятся граждане, которые хоть и не входят в круг родственников покойного гражданского супруга, но не менее года до его смерти проживали совместно с ним и находились на его иждивении, являясь нетрудоспособными. При наличии других наследников по закону они наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию…

Но все это частные случаи, замечает Юрий Шевченко. И приводит еще один пример из практики.

Андрей Сергеевич был на 15 лет старше гражданской супруги, с которой прожил более 10 лет. В такой ситуации никто и не предполагал, что жена уйдет из жизни раньше мужа. Казалось бы, почему не оформить свои отношения в законном порядке? Тем более что имелось совместно нажитое недвижимое имущество. Андрей Сергеевич продал свою комнату в коммуналке, жена добавила денег, и они купили общую квартиру. Причем, опять же с учетом возраста Андрея Сергеевича, оформили право собственности на жену. А после ее внезапной смерти наследниками первой очереди стали ее мать и двое ее совершеннолетних детей. Так на склоне лет Андрей Сергеевич оказался у разбитого корыта.

Но, к счастью, закон был на его стороне. К моменту смерти гражданской супруги Андрей Сергеевич уже вышел на пенсию, а сожительница на протяжении нескольких лет перед уходом из жизни имела статус индивидуального предпринимателя, ведя небольшой, но успешный бизнес, и содержала его. Эти обстоятельства позволили Андрею Сергеевичу претендовать на раздел имущества на равных с остальными наследниками.

На ребенка надейся, а сам не плошай

На относительно благополучный исход можно рассчитывать в том случае, если в гражданском браке появляются совместные дети: наследство получат они. Это, конечно, лучший выход из положения. Причем лучший именно для детей. Поскольку неофициальный супруг в качестве наследника в принципе не рассматривается, все имущество переходит детям, а пожелают ли они делиться с оставшимся родителем – уже отдельный вопрос.

Впрочем, зачастую помимо детей есть и иные наследники, так что после дележа имущества надеяться на многое не приходится и детям.

– История Алены как раз из этой серии, – рассказывает Юрий Шевченко. – Молодая пара, каждому чуть больше двадцати. Несмотря на то что у них родился ребенок, в загс не спешили, думали, у них вся жизнь впереди. Вскоре обзавелись хоть и небольшой, но собственной жилплощадью – купили гостинку. Но жилье почему-то оформили только на гражданского супруга Алены. Ее мать не раз просила их узаконить отношения и переоформить половину гостинки на Алену. Молодые только отшучивались, мол, куда торопиться.

Но у судьбы были свои планы: молодой человек погиб – утонул, занимаясь дайвингом. В результате наследниками гостинки стали его несовершеннолетний ребенок и родители. А Алена осталась ни с чем. И только доля ребенка позволяет ей проживать в гостинке. Но уже сейчас бывшие родственники недовольны таким положением дел. Что будет дальше, предсказать сложно…

Еще хуже, когда у гражданской четы нет совместного ребенка, но есть дети от предыдущих браков. Тут возможны любые варианты, большинство из которых не в пользу оставшегося в живых партнера. Зачастую наследниками умершего становятся его дети от другого брака или бывший официальный супруг, отношения с которым так и не были расторгнуты официально. Или родители ушедшего из жизни сожителя, которые и без того никогда не были в восторге от выбора своего сына или дочери.

Что же делать?

Так что же можно порекомендовать парам, не спешащим узаконить свои отношения, дабы исключить в будущем правовые риски? Прежде всего, если чувства, как говорится, проверены, не стоит тянуть, лучше подать заявление в загс и расписаться. Тратиться ли при этом на свадьбу – вопрос десятый.

Психологи говорят: оптимальный срок для проживания в гражданском браке – два года. Именно за это время супруги способны узнать друг друга и понять, нужно ли им строить дальнейшие семейные отношения.

– Если живущие в гражданском браке все-таки не хотят регистрировать отношения и ставить штамп в паспорте, то советую оформлять недвижимость по половине доли каждому, а иную собственность – по отдельности на каждого из сожителей, стараясь соблюдать равенство в стоимости имущества. Например, автомобиль и гараж – на мужа, дачу – на жену, – объясняет адвокат. – Кроме того, рекомендуется составить завещание (которое, впрочем, всегда можно отменить или изменить)…

Понятно, что ссылки на западный опыт здесь вряд ли уместны, потому что европейское право не только считает гражданский брак (именно как сожительство) законным, но и признает имущество, нажитое фактическими (незарегистрированными) супругами, общим, совместным. Вероятно, по такому же пути пойдет вскоре и российское законодательство. Но когда именно и как – покажет время.