Наши мертвые укором нам не будут

Почему канадцы и чехи не заинтересованы в сохранении памяти о своих соотечественниках во Владивостоке?

10 авг. 2016 Электронная версия газеты "Владивосток" №3982 (118) от 10 авг. 2016

Где похоронены вольный «шкипер дальневосточных морей» Фридольф Кириллович Гек и один из основателей Владивостока Евгений Степанович Бурачек? Как выглядят надгробные памятники первой в мире женщине – капитану дальнего плавания Анне Ивановне Щетининой и одному из первых моряков подводного флота России Михаилу Петровичу Сюткину, защищавшему рубежи Дальнего Востока в Русско-японскую войну 1905 года и оставшемуся здесь навсегда? Где нашли последний покой народный артист СССР Андрей Александрович Присяжнюк, служивший в краевом театре имени Горького, и легендарный первый секретарь крайкома КПСС Дмитрий Николаевич Гагаров, работавший в Приморье в годы перестройки? 

Ответы на эти вопросы можно будет найти в книге «Некрополь Владивостока», которую готовят к изданию известный журналист и писатель капитан 1-го ранга запаса Николай Литковец, член Общества изучения Амурского края Ирина Соболевская и сотрудник краевой библиотеки имени Горького Сергей Утюганов. Объемный труд разбит на две части: «Морское кладбище» и «Лесное кладбище». На его страницах – фотографии могил людей, живших в разные годы во Владивостоке и оставивших свой след в истории города, Приморья и страны. Здесь же размещены краткие биографические справки: где жил, работал, служил, чем прославился. В некоторых случаях указана фамилия скульптора.

Создатели «Некрополя Владивостока» убеждены, что их детище – не калька с путеводителей по культовым московским кладбищам, Новодевичьему и Ваганьковскому, а попытка систематизировать и увековечить на бумаге места последнего приюта наших знаменитых земляков.

Плана погоста нет

Идея написать книгу о надгробных памятниках на кладбищах Владивостока посетила Николая Литковца во время визита в 2010 году на бывшую советско-российскую военную базу в Камрани (Вьетнам). База была закрыта в 2002-м, и после вывода наших войск служебные и жилые здания, казармы, ангары были разрушены. Под молох истории попал и памятник погибшим советским летчикам, установленный там во времена СССР. Забытый обелиск постепенно разрушался под влиянием тропического климата. Вьетнамцы в знак благодарности братьям по оружию его восстановили, точнее, отстроили заново. Сейчас на холме над территорией бывшей военной базы возвышается стела из розового и белого мрамора высотой 37 метров и весом 870 тонн (стоимостью, к слову, $1,3 млн).

Литковец посещал Камрань не единожды, видел прежний памятник и новый, был в числе гостей, приглашенных на его открытие 9 декабря 2010 года. После этой поездки он написал книгу о создании мемориала в Камрани, о прошлом этой базы и ее нынешней жизни.

– Я тогда подумал: почему мы рассказываем о могилах наших военных, похороненных за границей, а о тех, кто покоится на погостах во Владивостоке, ни слова, ни строчки? – рассуждает Николай Михайлович. – Вернувшись домой, поехал на Морское кладбище с целью найти могилы наших военных. И тут выяснилось, что у смотрителей нет плана кладбища с указанием номеров участков и номеров могил, как это принято во всех цивилизованных странах. Кто похоронен на мемориальном участке, они еще знали. Но у них не было информации, кто погребен в центре кладбища или на его окраинах. Точнее, план кладбища, который у них есть, составлен еще в 1980-х, он устарел и не совпадает с действительностью. Но создание нового плана – это глобальный труд, на который нужны средства…

По словам писателя, даже экскурсоводы толком не знают, где чья могила находится, хотя водят на кладбище экскурсии.

Могилы «живут» недолго

На изучение Морского кладбища он потратил год, приезжая сюда в свободное время с весны до поздней осени. С собой всегда брал фотоаппарат. Поначалу кладбищенские работники смотрели на него как на сумасшедшего. Потом привыкли: мало ли какие у мужика в голове тараканы. Главное, ничего не ломает.

В поисках «персонажей» будущей книги Литковец прошерстил весь погост вдоль и поперек. Нередко находил могилы людей, с которыми был знаком при их жизни и о чьей смерти не знал. Это стало для него неприятным открытием. Так на страницах книги появился памятник академику Борису Федоровичу Титаеву, создателю уникальных теплогенераторов. Николай Михайлович был с ним знаком и даже писал о его научных разработках. И тут неожиданная встреча на кладбище, среди могил…

В книге есть раздел «Военнослужащие», в нем тоже много имен, знакомых Николаю Литковцу. Их появление на страницах «Некрополя…» – дань памяти его друзьям и товарищам, безвременно покинувшим этот мир.

– Они уходили в полном расцвете сил. У них останавливалось сердце от усталости. Молодые парни полностью отдавали себя Отечеству. Им бы еще служить и служить, а они лежат на Морском. Горько и обидно, – вздыхает Николай Михайлович.

Натыкаясь на памятники военным, Литковец и Утюганов их фотографировали, затем искали родственников похороненных, чтобы установить их судьбы. По словам Сергея, многие отнеслись к созданию книги позитивно. А некоторые поначалу встречали с подозрением. Но потом, узнав цель расспросов, охотно рассказывали все. Потому что понимали, что попасть в исторический труд, который будет жить столетия, – это почетно. Прежде всего для того, кто покинул этот мир, как ни парадоксально это звучит. Человек жив, пока о нем помнят.

Время показало, что могилы «живут» не более 50 лет, если за ними не ухаживать. А потом становятся бесхозными, что чаще всего и случается. За пять десятилетий сменяются два поколения, уходят из жизни родственники и друзья, знавшие покойного. А внуки и правнуки разъезжаются по городам и весям. И наступает забвение…

На улице Сабанеева, недалеко от дома № 23, в лесу можно встретить еле заметные холмики, почти истлевшие металлические прутья и изъеденные ржавчиной пирамиды. Это все, что осталось от кладбища, действовавшего до середины прошлого века. Последнее захоронение здесь произвели в 1956 году, судя по чудом сохранившейся надписи на табличке из нержавейки… Аналогичная история с кладбищем на полуострове Шкота. Его закрыли в 1954-м и сровняли с землей. Здесь была могила «певца Уссурийской тайги», исследователя и писателя Владимира Клавдиевича Арсеньева. К счастью, его прах перезахоронили на Морском кладбище. Теперь могила Арсеньева увековечена на страницах книги «Некрополь Владивостока»…

– Я, когда начинал, и не предполагал, что влезу в такие дебри. Боже мой! Два года потратил на поиски информации по контр-адмиралу Кириллу Осиповичу Осипову. Памятник с его фотографией стоит в мемориальной части Морского кладбища, на нем изображен надводный корабль. Я же нормальный русский человек, я верю тому, что нарисовано и написано, тем более на памятнике. Ищу информацию о нем среди надводников и не могу найти. А потом выясняется, что Кирилл Осипов – командир первой бригады подводных лодок военно-морских сил Дальнего Востока! Он, будучи начальником ТОВВМУ имени адмирала Макарова, умер 9 мая 1945 года на трибуне, – рассказывает Литковец.

Достойны, чтобы помнили

Основательно он засел за работу над книгой в 2012 году. Изначально задумывал выпустить двухтомник, разместив в первом томе памятники Морского кладбища, во втором – Лесного. Но потом от этой идеи отказался, решив объединить две части под одной обложкой. Кстати, название «Некрополь Владивостока» придумал Утюганов. Не зря, значит, их объединила «любовь к отеческим гробам». Сергей взял на себя могилы деятелей культуры, искусства, политики, Героев Советского Союза и Соцтруда, полных кавалеров орденов Славы, почетных граждан Владивостока и ученых, похороненных на Лесном кладбище.

Всего на страницах «Некрополя…» около двухсот памятников с двух погостов: 120 – с Морского, остальные с Лесного. Некоторые монументы благодаря авторам книги были установлены буквально на днях. Люди, узнав, что могила близкого человека попадет в историю, просили повременить с фотосъемкой, пока они обновят внешний вид памятника.

Случалось, что родственники умерших, сами того не ведая, вносили корректировку в уже сверстанный макет книги. К примеру, когда вместо старого памятника ставили новый. Естественно, свои планы с авторами «Некрополя…» они не согласовывали. Узнав об изменениях, Литковец и Утюганов мчались на кладбище, чтобы сделать свежее фото могилы.

На сегодняшний день «Некрополь Владивостока» сверстан, осталось найти средства на издание. Многие, к кому Литковец обращался за помощью, сначала обещали поддержку, а потом уходили в тень. Даже те, чьи близкие будут увековечены на страницах этой необычной книги.

В поисках средств он обратился с письмом к послу Канады в России, приложив страницы книги с фотографиями могил канадских военных на Морском кладбище. В ответ – письмо: мол, благодарим, вы делаете хорошее дело, но денег у нас нет.

– Тогда какого рожна они мне писали, если не могут помочь! – негодует Николай Михайлович. – Видимо, Канаде не нужна память о своих сыновьях, сложивших голову на чужбине…

На Морском кладбище есть погост чешских легионеров. Но письмо послу Чехии в Москве Владимиру Ремеку вернулось с пометкой «адрес неверен». Хотя адрес указан на официальном сайте посольства. Тем не менее авторы «Некрополя…» смотрят в будущее с оптимизмом.

– Бог подскажет, где найти деньги, – улыбается Литковец. – Это не первая моя книжка, а пятая. Всему свое время. Мне слава не нужна. Я сразу сказал, что на этой книге не заработаешь. Мне главное, чтобы дело было сделано. Могилы известных людей – это часть истории города и края. Это были очень интересные люди, и они достойны того, чтобы их помнили. Один сделал гениальное изобретение. Другой спас нас всех от эпидемии чумы – это академик, доктор медицинских наук, главный эпидемиолог края Георгий Павлович Сомов. Почему же мы их сегодня не вспоминаем? В первой части книги есть фото надгробия Антону Жуку. Это первый мальчишка из Владивостока, погибший в Чечне. Он уходил в армию с Дальзавода и просил не трогать его инструменты: «Я вернусь и буду работать как прежде». Почему бы его не показать? Если сегодня мы забудем одного, завтра потеряем целую эпоху…

Кстати, в первоначальном варианте «Некрополя…» был раздел «Лихие 90-е», где предполагалось разместить снимки памятников людей, прославившихся «лихими» же делами. Но потом авторы от этой идеи отказались, резонно решив, что в их книге данный раздел неуместен. 

 

Автор: Сергей КОЖИН