По морю танки грохотали

Практически всю весну офицеры штаба Камчатской флотилии едва успевали встречать и провожать высокопоставленные комиссии военного ведомства. Последние 2 недели мая на Камчатке работали представители сразу четырех “вышележащих” штабов: Генерального штаба, Главного штаба ВМФ, Тихоокеанского флота и Дальневосточного военного округа. Работу флотских специалистов возглавлял 1-й заместитель главнокомандующего ВМФ адмирал Игорь Касатонов.

17 июнь 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №396 от 17 июнь 1998

Практически всю весну офицеры штаба Камчатской флотилии едва успевали встречать и провожать высокопоставленные комиссии военного ведомства. Последние 2 недели мая на Камчатке работали представители сразу четырех “вышележащих” штабов: Генерального штаба, Главного штаба ВМФ, Тихоокеанского флота и Дальневосточного военного округа. Работу флотских специалистов возглавлял 1-й заместитель главнокомандующего ВМФ адмирал Игорь Касатонов.

Результатом напряженной деятельности полководцев и флотоводцев явилось создание объединенной войсковой группировки на Камчатке. С 1 июня группировка признана действующей. Командующим этим объединенным формированием назначен командующий Камчатской флотилией вице-адмирал Валерий Дорогин. Командовать морскими силами будет командующий Камчатской флотилией атомных подводных лодок вице-адмирал Нещерет.

Вряд ли кто из военных всерьез возьмется утверждать, что данное объединение хоть насколько-нибудь увеличит наши силы в этом регионе. Впрочем, проводится эпохальное объединение не с целью повышения эффективности нашей системы обороны, а для уменьшения затрат на нее.

Учитывая, что главной ударной силой группировки являются атомные субмарины, одним из основных вопросов при их развертывании будет обеспечение надежной противолодочной защиты. За последние несколько лет возможности Камчатской флотилии в этой области значительно снижены. Поэтому одной из задач, поставленных во время посещения Камчатки адмиралом Игорем Касатоновым, был вопрос о планирующейся передаче нескольких крупных сторожевых кораблей типа “Феликс Дзержинский” Северо-Восточного пограничного округа вновь образованной объединенной группировке.

Эти корабли строились на базе одного из лучших отечественных сторожевиков. Правда, в пограничном варианте он лишился противолодочного ракетного комплекса, зато приобрел ангар с вертолетом, к тому же торпедные аппараты и установки с реактивными глубинными бомбами остались на месте. Практически все корабли - постройки конца 80-х - начала 90-х годов и благодаря ремонтной базе пограничников находятся в достаточно хорошем техническом состоянии. В общем, передача этих кораблей почти полностью решила бы проблему обеспечения противолодочными силами вновь созданного объединения.

Мешают реализации проекта существующие внутривоенные споры. Дело в том, что в соответствии с постановлением правительства межведомственная передача имущества должна оплачиваться принимающей стороной. Пограничники, находящиеся в довольно сложном финансовом положении, разумеется, хотели бы получить деньги за корабли. Флот же, переживающий не меньшие экономические проблемы, деньги платить не только не хочет, но и не может. К тому же не так давно между камчатскими военными моряками и пограничниками разгорелся жаркий спор. Причиной конфликта послужили 100-миллиметровые артиллерийские снаряды. На флотильских складах скопилось достаточно большое количество боезапаса этого калибра, тогда как кораблей с такой артустановкой уже нет. У пограничников же, наоборот, имеются корабли и пушки, но нет снарядов. Пограничники обратились с просьбой к командованию флотилии передать им не нужные флоту снаряды и безвозмездно получили в свое распоряжение большую партию боезапаса.

Однако вышестоящие представители военного ведомства сочли сделку незаконной и, строго наказав “виновных” офицеров, потребовали от пограничников возмещения стоимости снарядов. Разумеется, пограничники платить деньги не пожелали и, по некоторым данным, даже выразили готовность вернуть снаряды обратно: мол, обойдемся и без них. В свою очередь, военные не очень-то желают вновь принимать на хранение ненужный боезапас и настаивают на денежной компенсации.

Поэтому трудно сказать, насколько реальна передача пограничных кораблей флоту. Ведь кроме ведомственных конфликтов существует еще и так называемый человеческий фактор. Категория этих кораблей у пограничников считается на ранг выше флотской, соответственно - оклады тоже выше, условия прохождения службы офицерским составом лучше, вопросы социального обеспечения хоть и с трудом, но решаются. Вряд ли кто из морских пограничников обрадуется переводу в Военно-морской флот.

Восточная мудрость гласит: “Даже врагу не желай жить в эпоху перемен”. За последние 13 лет военные пережили по крайней мере 4 порой диаметрально противоположных этапа реформ. Поэтому легко представить смятение, которое переживают, к примеру, танкисты, переходящие в подчинение к подводнику. Впрочем, по словам одного из высокопоставленных офицеров штаба объединенной группировки, танкистам и ракетчикам особо беспокоиться не о чем. То, что сегодня происходит с войсками на Камчатке, является чем-то вроде лабораторного опыта. Если результат будет удовлетворительный, то следующим шагом вполне может стать скрещивание ДВО и ТОФ в полном объеме. Как заявил офицер, представители московских комиссий говорили об этом без особого стеснения. В таком случае уже подводники могут попасть под командование танкиста.