А пыль и ныне там…

Перевалка угля в Приморье до сих пор осуществляется открытым способом

23 март 2016 Электронная версия газеты "Владивосток" №3905 от 23 март 2016

Более полутора тысяч подписей собрала петиция жителей Находки с призывом улучшить экологическую ситуацию на прилегающих к местным портам территориях. Одновременно бьют тревогу ученые: от «угольной» проблемы страдают обитатели морского заповедника в Хасанском районе. А как жить человеку в таких условиях? С учетом того, что объемы перевалки топлива в регионе, скорее всего, будут только увеличиваться. В этой проблеме попытались разобраться эксперты, приглашенные в эфир радио «Лемма» на передачу «Разговор с Андреем Калачинским».

Крик о помощи

– Поговорим о том, о чем говорит сегодня все южное Приморье, – начал актуальный разговор журналист и ведущий программы Андрей Калачинский. – Если вам доводилось чистить печку, то, как бы аккуратно вы ни старались удалить золу из поддувала, непременно что-то попадает в воздух. Пыль улетает. То же самое происходит при перевалке угля в портах юга Дальнего Востока. Казалось бы, лежат крупные куски, но налетел ветер – и все, что находится между этими кусками (мелочь, крошка, пыль), поднимается в воздух, летит в море, оседает на подоконниках наших домов. За год в атмосферу выбрасываются десятки, а то и сотни тонн угольной пыли.

С другой стороны, немного угольной пыли, кажется, нам не повредит. Даже врачи рекомендуют в случае отравления организма принимать активированный уголь. Да и элитный алкоголь прогоняют через угольные фильтры. Давайте разберемся, насколько полезен уголь для экономики и жизни в Приморском крае.

В беседе приняли участие известный эколог Анатолий Лебедев, доктор биологических наук Владимир Раков, заместитель директора научно-исследовательского института морского флота Евгений Новосельцев, а также представители общественности.

Последние и начали диалог. Угольную проблему из летаргического сна вывело недовольство жителей Находки. Горожане начали собирать подписи под петицией, призывавшей власти соблюдать и контролировать экологическое законодательство. Документ содержит обращение к губернатору Владимиру Миклушевскому «остановить уничтожение жителей Находки и экосистемы всего южного Приморья».

– Это крик о помощи. Находка кричит SOS, бьет в колокола, – заявил Артем Трембовлев, общественный деятель, одним из первых поставивший подпись в петиции. – Проблема с распространением угольной пыли стоит перед жителями не только тех районов, что расположены вблизи портов, но и на серьезном удалении от них. Загрязнена экосистема: пляжи, море, некогда бывшее чистым. Вымирают некоторые виды морских организмов.

Проблема усугубляется тем, что в последнее время в портах увеличилось количество переваливаемых тонн угля. Ситуация привлекла внимание местных чиновников. Встреча с общественниками прошла в администрации Находки. Однако она имела некоторые особенности.

– Мы знаем об этой встрече только от журналистов, – отметил Артем Трембовлев. – Пригласили трех человек – якобы представителей общественности. Экологи тех предприятий, которые занимаются перевалкой угля, говорили, что угольную пыль невозможно отличить от асфальтовой. Говорили, что, возможно, в ваших квартирах лежит именно она. При этом чиновники подчеркивали бесполезность обращений в Москву и в высшие инстанции. Говорили, что никто к нам не приедет.

А уголь ли это?

Может, действительно это была асфальтовая пыль и опасаться нечего? Увы, наука не дает утешения. Доктор биологических наук Владимир Раков был одним из авторов доклада, посвященного влиянию работы портов на жизнь морского заповедника в Хасанском районе.

– Пробы грунта, которые были взяты в разных точках как вблизи причальной стенки порта Посьет, так и на удалении, показывают присутствие угля в больших концентрациях, – рассказал он. – В верхних слоях (в зависимости от расположения) мы обнаружили от 20 до 60 % угля. Если высушить илистый грунт на дне морского заповедника, то он будет спокойно гореть в плитке. Как топливо.

Ученые признали и отрицательное влияние пыли для обитателей заповедника.

– Страдает практически вся биота, начиная с животных-фильтраторов, планктонных ракообразных, моллюсков, рыб и завершая трепангом, который ищет себе добычу в верхних слоях грунта. Пыль забивается в жабры, в важнейшие системы жизнедеятельности. Через какое-то время живность погибает.

Конечно, мучения морских животных не для каждого человека могут стать руководством к действию. Однако если уж животным приходится туго, то и человеку несладко. С примесью угольной горечи.

Экологи не против угля

Специалисты отмечают: проблема родилась не вчера, однако в последнее время возникло обострение.

– Насколько мне известно, порт Восточный отличался тем, что считался технологически продвинутым предприятием, – заметил Анатолий Лебедев. – Угольный терминал там был оборудован специальным механизмом – вагоноопрокидывателем. Уголь поступал в закрытый бункер, откуда уже транспортировался по другим объектам. Опыление было минимальным. В то время не планировалось держать этот уголь в кучах, как сейчас. Его мгновенно поставляли потребителям. Да и внимание к технологиям и ответственность за их соблюдение были намного выше. Сейчас люди гонятся за прибылью, лишь бы отгрузить товар быстрее.

По мнению эксперта, и компаниям, и местным властям необходимо ориентироваться на ситуацию в мировом рынке, расширять свой кругозор и понимание угольного процесса, угольной индустрии.

– Понятно, что производство и потребление угля решает социально-экономические задачи, на этом производстве держится жизнь многих моногородов, – подчеркнул Анатолий Лебедев. – Поэтому сказать, что экологи имеют что-то против угля, нельзя. Человек – часть экосистемы. Если ты против человека, то ты против экологии. Но очевидно, что наши угольные регионы и угольные порты переориентировались на случайно взлетевший рынок угля. Здесь есть экономическая логика, но отсутствует логика экологическая. Ведь вместе с рынком угля во всем мире развиваются и различные технологии, которые защищают окружающую среду от опыления при перевалке данного вида топлива.

– В наших портах применяются устаревшие технологии, – отметил Евгений Новосельцев. – Да и соблюдение экологических норм не стоит на должном контроле. Технологии пылеподавления стоят недешево. Таких средств у портовиков нет, потому как сама перевалка достаточна дорога. К причалам подходит в основном мелкий флот – отсюда и высокая цена за тонну груза.

По мнению директора НИИ морского флота, выходом из положения могло бы стать строительство новых производительных терминалов, которые удешевили бы процесс транспортировки топлива и одновременно в них можно было бы использовать передовые технологии.

– Использование обычных систем пылеподавления – орошения или защитных экранов – затратно и малоэффективно, – сообщил эксперт. – Эти системы проблем не решают. За рубежом уже придумали, как переваливать уголь так, чтобы не было прямого контакта с окружающей средой. Но их не хотят использовать, говорят, что эти технологии нам якобы навязывает Запад. Притом что те же технологии успешно применяет Китай. Вопрос вот в чем: если мы считаем, что у них плохие технологии, почему сами не разрабатываем и не предлагаем чего-то хорошего? В итоге своего нет, а чужого не хотим. По сути, и никакого наказания нет.

Задуматься давно пора

Один из главных вопросов: соблюдаются ли коммерсантами экологические нормы?

– Раньше у нас были государственные стандарты, которые регулировали любую хозяйственную деятельность. Однако в последнее время принято решение перевести все это в формат технических регламентов. Некоторые из них уже созданы, но, насколько я знаю, из общего объема требуемых регламентов создано меньше 10 %, – отметил Анатолий Лебедев. – Там, где их нет, до сих пор действуют нормы и правила, необязательные к исполнению. Они либо не обеспечены санкциями, либо предлагают такие штрафы, что их легче заплатить и ничего не соблюдать. Однако есть и другие способы, кроме судебных механизмов, заставить государство и бизнес соблюдать экологические нормы. Есть, например, формы диалога и выработки конструктивных решений – круглые столы, общественные советы. Эти механизмы работают. В них возникают цивилизованные модели поведения. Все понимают, что остановить индустрию нельзя, но и жить при угольной пыли невозможно. Ищется компромисс. Базовый компромисс – разрабатывать и внедрять технологии.

– Становится абсолютно ясно, что, во-первых, приморцев мучает действительно угольная пыль, а не асфальтовая. Во-вторых, она вредна. В-третьих, в 2013-м году губернатор Владимир Миклушевский предложил запретить в Приморском крае перевалку угля открытым способом. Это предложение было поддержано депутатами Законодательного собрания. Оно оформилось в законопроект, который был передан в Государственную думу. Но дальше дело не пошло. Там эту норму не приняли. Ведь если так сделать, то следует заставить всех портовиков реконструировать причальные линии. Это, в свою очередь, приведет к тому, что стоимость угля возрастет в полтора раза.

С другой стороны, есть компания «Мечел» – один из крупнейших игроков на рынке угля и стали, ей принадлежит порт в Посьете. В этом году представители компании сообщили, что нашли новых покупателей на кузбасский уголь в Южной Корее. Это повлечет увеличение перевалки угля в Посьете, углубление дна бухты, расширение причальной стенки. С точки зрения бизнеса, они молодцы. Вопрос: если на всех уровнях и исполнительной, и законодательной власти признано, что перевалка угля в крае осуществляется опасным способом и что необходимо запретить открытый способ перевалки, почему это не исполняется? Не пора ли региону продумать механизм, по которому модернизация портов пойдет во благо и экономике, и экологии, – подвел итог разговору Андрей Калачинский.

 

Автор: Евгений СИДОРОВ