Анатолий ШАЛАМАНОВ: Профсоюзам все чаще приходится влазить в политику

“Профсоюзы - школа коммунизма”. Сегодня этот лозунг, местами сохранившийся на фасадах некоторых зданий, неожиданно обрел свой истинный смысл: именно под знаменами профсоюзов обездоленные трудящиеся борются за свои права - организуют забастовки и прочие акции протеста. О том, какова сегодня цель деятельности профсоюзов, - наш разговор с заместителем председателя Федерации профсоюзов Приморского края Анатолием Шаламановым.

16 дек. 1996 Электронная версия газеты "Владивосток" №39 от 16 дек. 1996

“Профсоюзы - школа коммунизма”. Сегодня этот лозунг, местами сохранившийся на фасадах некоторых зданий, неожиданно обрел свой истинный смысл: именно под знаменами профсоюзов обездоленные трудящиеся борются за свои права - организуют забастовки и прочие акции протеста. О том, какова сегодня цель деятельности профсоюзов, - наш разговор с заместителем председателя Федерации профсоюзов Приморского края Анатолием Шаламановым.

- Анатолий Сергеевич, мне не совсем понятна сегодняшняя роль краевой федерации профсоюзов. Ведь профкомы существуют во всех отраслях: шахтеры и энергетики борются за выплату зарплаты силами своего профсоюза, учителя и врачи - своего...

- А наша роль заключается в том, чтобы как раз объединить все отраслевые организации и выработать общую политику и позицию по отношению к складывающейся ситуации. Дело в том, что нам все чаще приходится “влазить” в политику: без решения политических вопросов сегодня никак нельзя выполнить нашу главную задачу - обеспечение человеку нормальных условий труда и нормальной заработной платы. Отраслевой профсоюз решает те же вопросы, но только для своих членов. Мы же включаем в сферу своей ответственности всех проживающих на территории Приморского края.

К тому же интересы самих “отраслевиков” иногда расходятся. Например, железнодорожники, совершенно естественно, желают повысить цены на грузовые и пассажирские перевозки. А энергетики требуют “задрать” стоимость своего киловатт-часа. Наша цель - сделать требования и тех, и других оптимальными, поэтому иногда на заседании краевого комитета, куда входят руководители всех отраслевых профсоюзов, разгораются жаркие споры. И мы принимаем компромиссное решение. В связи с развитием забастовочного движения особенно важно, чтобы требования о повышении зарплаты работникам одной отрасли не коснулись кармана других. Иначе это может привести черт знает к чему...

- Но в последнее время требований о повышении зарплаты что-то не слышно. Люди желают ее просто получить.

- Да, действительно, вопросы о повышении зарплаты сегодня не поднимаются. И это связано с экономической политикой нашего правительства. Но я могу сказать, что на будущий год мы планируем уделять этой проблеме гораздо больше внимания.

- А какие проблемы вы поднимаете сегодня?

- Наш уровень - краевой. Но все чаще выясняется, что бедственное положение приморцев сегодня вызвано не столько неправильными действиями краевых властей, а общей жесткой направленностью курса реформ, проводимых российским правительством. Мы выдвигаем свои требования, направляем их президенту и в правительство. Содействует нам в этом Федерация независимых профсоюзов России, которая имеет выход и на Международную организацию труда.

Сегодня самый болезненный вопрос для нас - налоговая политика. Налоги душат предприятия, которые закрываются, а в результате люди теряют и зарплату, и рабочие места. Некоторых успехов в этой области мы достигли. В 1991 году именно под нажимом профсоюзов был ликвидирован так называемый “президентский сбор” - налог с продаж в размере 5 процентов. Но зато потом ввели НДС, с которым никто совладать уже не смог. Мы требуем снижения этого и других налогов до нормального уровня.

Кроме того, мы считаем, что брать одинаковые налоги со всех территорий - несправедливо. Приморье впереди всех по количеству налоговых отчислений совсем не оттого, что здесь хорошо живется, а просто потому, что здесь все очень дорого. Берется подоходный налог и с дальневосточных надбавок, и с других так называемых “преимуществ”.

- Да у вас прямо-таки настоящая экономическая программа. Кто вам это все разрабатывает?

- Если мы будем плохими экономистами, то грош нам цена. Раньше, когда были деньги, для этого имелись штатные специалисты, а сейчас эти расчеты для нас выполняют члены профсоюза - ученые ДВО РАН, за что им большое спасибо.

- И все же даже очень грамотные требования можно ставить перед Москвой сколько угодно, и она все равно не услышит...

- Услышит. Помните, в 1993 году, когда цена на электроэнергию была повышена без учета наших региональных особенностей, мы впервые в России 10 августа организовали общекраевую забастовку и митинг протеста. Именно после этого Черномырдин и подписал 1001-е постановление.

- Ну а общекраевая акция протеста 5 ноября дала какие-нибудь результаты?

- Ну, во первых, она была не общекраевая, а общероссийская. Всего в ней приняли участие около 15 миллионов человек. Проходили многотысячные митинги, забастовки и голодовки. В итоге, как вы помните, Черномырдин заявил министру финансов, что если не решится вопрос с выплатой зарплаты, то ему в правительстве не работать.

- И, немного подумав, добавил: “И мне не работать”...

- Именно так. Но пока конкретных действий что-то не видно. Поэтому сейчас мы поддерживаем и обеспечиваем солидарную поддержку всех профсоюзов бастующим учителям и шахтерам, вынесли вопрос о зарплате на заседание краевой думы, организуем заседание краевой трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых соглашений, посвященное этому вопросу. А ФНПР готовится в случае невыполнения наших общих требований провести общероссийскую политическую стачку.

- Скажите честно, думаете ли вы, что когда-нибудь ваши усилия увенчаются успехом?

- Я-то до этих времен уже не доживу. Но не хотелось бы, чтобы наши дети жили так же, как мы. Конечно, когда-нибудь увенчаются. В это всегда нужно верить.