Больная дама выбрасывала из окна все нажитое

1,5 суток обитатели дома № 28 на Магнитогорской улице во Владивостоке дрожали в страхе перед сошедшей с ума соседкой и боялись за ее жизнь.

18 май 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №376 от 18 май 1998

1,5 суток обитатели дома № 28 на Магнитогорской улице во Владивостоке дрожали в страхе перед сошедшей с ума соседкой и боялись за ее жизнь.

Кошмар начался в среду поутру, когда живущая на 7-м этаже 45-летняя Зинаида В. начала крушить и выбрасывать в открытую дверь квартиры свои домашние вещи. Вскоре лестничный марш оказался усыпанным разломанными стульями, разорванными книгами, продуктами.

Встревоженные соседи попытались успокоить Зинаиду В. “Но она была невменяема, ее речь походила на бред, - сказала корреспонденту “В” Мария Каратаева. - Потом, окинув вопросительным взглядом загроможденную ею лестницу, Зинаида побежала в квартиру и заперлась”.

После этого окрестные жители и толпа любопытствующих учеников 58-й школы на протяжении всего дня наблюдали, как помешанная с лоджии выкидывает все, что было нажито, по словам соседей, за многие годы работы главным бухгалтером на рыбокомбинате. А добра в 2-комнатной квартире оказалось немало: вниз летели аудио- и видеоаппаратура, дорогая оргтехника, сервизы... Владельцы стоявших у дома автомобилей отогнали их подальше. “Как раз на месте, где была моя машина, - говорит один из них, - выросла куча хрусталя”.

Время от времени женщина выбивалась из сил, но, немного отдохнув, снова бралась за “дело”, пуляя вниз кастрюли, одежду, все стекла из мебельной стенки, документы, котенка... Котенку, кстати, повезло: он благополучно приземлился на груду выброшенных раньше одеял и подушек.

И снизу, и с лоджий соседи много раз обращались к хозяйке квартиры, пробовали словами привести ее в чувство. Ответы были бессвязными, то и дело раздавался дикий смех. “Мы испугались, что, когда она повыкидывает все, следом бросится сама или, выйдя из квартиры, сотворит что-нибудь ужасное, - рассказывает Мария Каратаева, - и вызвали “скорую помощь” и милицию”.

Приехали и те, и другие. Но сумасшедшая им, как до того и соседям, дверь не открыла. Медики, посмотрев снизу на беснующуюся в лоджии, сказали, что она безусловно нуждается в психиатрической помощи. А милиционеры сообщили, что вскрывать дверь под их присмотром должен слесарь из ЖЭУ.

- Вот из-за этого мы за полтора суток чуть сами с ума не сошли, - пояснили корреспонденту “В” ситуацию жильцы дома № 28. - Дом наш находится в Советском районе, а принадлежит “Приморрыбпрому”, ЖЭУ расположен на улице Башидзе. Наши телефонные просьбы оставались без ответа. Так прошел день. Ночью с двух до пяти у Зинаиды опять был приступ помешательства, все в доме грохотало, крики никому не давали спать. Наутро мы снова звонили в ЖЭУ, в милицию, в “скорую”, в дурдом, в администрацию Советского района...

Слесарь из ЖЭУ прибыл в четверг лишь после 14 часов. “Скорая помощь” и милиционеры его давно ждали, несколько раз порываясь уехать. Наконец-то была отперта дверь квартиры, где не осталось ничего, кроме опустевшей, без стекол и дверок, мебельной стенки, с которой не справилась хозяйка. Ее нашли в лоджии - несчастная там спряталась, скрючилась.

Сейчас Зинаидой В. занимаются психиатры в больнице на улице Шепеткова. А перенесшим нешуточный стресс соседям впору обращаться к невропатологам. Доселе жители дома № 28 и не знали, как непросто во Владивостоке “пристроить” психбольного, дабы обезопасить и его, и - от него - окружающих.