А за козла - ответишь

Нас уже не удивляет, когда в сводках криминальных разборок с использованием различных орудий труда, переквалифицированных в орудия устрашения, причиной выступает любовный треугольник с обязательным “третьим лишним”. Однако в данной истории объектом конфликта послужил... козел. Причем обычный, о четырех ногах и двух рогах. Суть дела изложена в заявлении, поступившем в отделение милиции. По понятным причинам фамилии участников местной мелодрамы изменены. Стиль же заявления сохранен.

28 апр. 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №367 от 28 апр. 1998

Нас уже не удивляет, когда в сводках криминальных разборок с использованием различных орудий труда, переквалифицированных в орудия устрашения, причиной выступает любовный треугольник с обязательным “третьим лишним”. Однако в данной истории объектом конфликта послужил... козел. Причем обычный, о четырех ногах и двух рогах. Суть дела изложена в заявлении, поступившем в отделение милиции. По понятным причинам фамилии участников местной мелодрамы изменены. Стиль же заявления сохранен.

“Я, Ковалев П. С., содержу коз и овец и к ним производителей (барана и козла). Иванов Н. В. тоже держит коз и овец, но в течение 6 лет никогда не держал производителей, а брал у меня напрокат. Производитель нужен раз в год, 11 месяцев его кормишь вхолостую, а для этого требуется много труда и корма. Это хорошо понял Иванов Н. В., что держать производителей невыгодно, и решил жить на халяву. Он брал у меня производителей, получал приплод, делал деньги и кушал мясо, не платя ни гроша в течение 6 лет. Когда я в это время нес убытки, подрывая здоровье и нервы.

За мое отсутствие по болезни козла затаскали, и он пришел в негодность. В начале ноября 1997 года я его зарезал. Пришлось искать нового производителя. Что я и сделал.

Встретил меня Иванов Н. В. да спрашивает: “Купил козла?” “Да”, - говорю. “Он тебе пока не нужен? Пускай у меня поживет, а то козы плачут”. Вот тут я ему и высказал: “Ты пользовался моей добротой, не платил ни копейки, а мне нужно отдать 300 тысяч за козла”. Иванов Н. В. вытаскивает 200 тысяч и дает мне, я даже удивился, но не знал, что здесь задумана подлянка. Я ему сказал, что с пенсии верну.

3 января 1998 года мои козы запросили козла. Я пришел к соседу и говорю, что нужен козел. На что он мне отвечает: “Веди коз ко мне, пускай гуляют”. “Николай, - говорю, - у меня их 3, что же я их целый день водить должен? Короче, веди зверя ко мне”.

Иванов на мой запрос ответил, что поскольку он отдал 200 тысяч, козел теперь его. У меня в этот период произошел нервный стресс, и я пошел домой отлежаться в постели. Затем, взяв деньги, пошел к соседу и сказал, чтобы он вернул мне мою собственность. Иванов схватил топор и кричит, что отрубит мне голову, если я трону козла. Сами понимаете, жизнь дороже козла, и я отступил.

Пригласив посторонних людей в количестве 3 человек, я объяснил им обстановку. Когда свидетели начали стыдить Иванова, он набросился на них с топором. Топор отобрали и забросили, а я забрал своего козла.

Теперь, уважаемый участковый инспектор, вам решать, кто же из нас виноват.

С уважением Ковалев П. С.”.

Все было бы очень смешно, если не учесть одного обстоятельства - история абсолютно реальная.