Козья ножка

Каждый год принимаются изменения в законодательстве. Не стал исключением и 2014-й, который был богат законами, весьма заметными для большинства россиян. Например, многочисленным курящим гражданам он «скрутил» неприятную «козью ножку».

14 янв. 2015 Электронная версия газеты "Владивосток" №3669 от 14 янв. 2015

Речь идет об антитабачном законе. Вводился он в два этапа. Первый ограничился ценовыми и налоговыми мерами. Но самое интересное было запланировано на лето: с прилавков исчезли сигаретные пачки, витрины с куревом стыдливо прикрыли жалюзи.

И, наконец, в общественных местах запретили курить. Причем список общественных мест оказался, на удивление, объемным. В него вошли образовательные учреждения, в том числе вузы, учреждения соцкультбыта, рестораны, гостиницы, общежития, общественный транспорт, вокзалы, в том числе железнодорожные перроны. В общем, проще сказать, где курить можно: в специально выделенных местах на открытом воздухе или изолированных помещениях, которые оборудованы системами вентиляции.

Это была отличная новость для некурящих. Поскольку все знают: пассивные курильщики (то есть те, кто не курит, но вынужден находиться рядом с курящими людьми) в итоге умирают от болезней курильщиков – хронической обструктивной болезни легких, онкологии и т.д. Не говоря уже о том, что заходить в подъезд, где от табачного дыма глаза режет, а на подоконниках лестничных пролетов воняют банки с бычками, неприятно и противно. Еще противней, когда табачный дым из подъезда или вентиляционной шахты проникает в твою квартиру. И уж совсем хамство, когда курит водитель пассажирского автобуса, а на замечания пассажиров отвечает: «Ну я же в окошко дымлю».

Шум по поводу запрета на курение, помнится, стоял громкий. В основном сопротивлялись ущемленные курильщики. Понять их можно: специально выделенных мест в зоне доступа по пальцам пересчитать. Пессимисты же предрекали, что все останется по-прежнему. Поскольку сила закона против нашего менталитета – ничто. Что ж, в какой-то степени они оказались правы. Вернее, пока остаются правыми.