Бытие мое

Есть такая пословица: иногда ты ешь медведя, а иногда медведь ест тебя. Она мне нравится не только своей грубой художественной выразительностью, но и глубокомысленным пафосом, с которым, как правило, произносится.

26 дек. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3664 от 26 дек. 2014

Трюк в том, что смысловой нагрузки и прикладного характера – то есть необходимых признаков народной мудрости – пословица не несет и ее части можно менять местами без проблем. Но от этого она не менее справедлива и бесспорна.

Более того, это готовый трафарет для изобретения новых мудростей. Столь же полезных и прикладных. Например: иногда бытие определяет сознание, а иногда сознание – бытие. Так вот о бытии.

Сейчас мы живем в непростые экономические времена. Не то что бы черная полоса наступила внезапно. Просто раньше она была исключительно умозрительной, чем-то вроде той теоремы, со всех сторон доказанной, где площадь шара всегда будет равна четырем «пи» на квадрат радиуса, да и бог с ней. Теперь же тяжелые времена даны нам в ощущениях, как будто шар этот из теоремы свалился нам прямо на голову. И сильно, надо сказать, огрел. Так что шишки повылазили.

Первыми признаками новых времен, измененного народного сознания стали, как то и принято, свежие словечки, тут и там появившиеся в речи. Наш лексикон за последний месяц пополнился такими новинками, как флуктуация, волатильность, валютная интервенция. И прочими. Терминология финансистов влилась в обиходный словарный запас обычного гражданина. Благодаря, естественно, СМИ, которые неустанно давали слово экспертам. Так уже заведено: чем чаще эксперт сыплет терминами, тем меньше его понимаешь, но сильнее доверяешь.

И вот встречаешь друга, зовешь в кабак, а он тебе говорит: «Не могу, жена вчера провела в моих карманах валютную интервенцию». Или другой знакомый недавно сообщил, что у него флуктуации с температурой и он на работу не придет. Иной раз услышишь человека, всерьез говорящего, что у него волатильность в желудке, грозящая некоего рода интервенцией, но далеко не валютной. Или на рынке уже спрашивают, почему ставка на овощи такая высокая, а в ответ: так по биржевому же курсу!

В общем, реальность поменялась: бытие определяет сознание. Прям как шестнадцать лет назад, когда вся страна внезапно узнала слово «дефолт» и стала его употреблять к месту и не к месту. Так и сейчас. Для меня это главный признак, что в нашем сознании опять какой-то кувырок.

Но есть поводы для радости. Во-первых, тяжелые времена всегда у нас были сопряжены с расцветом культуры. Какая-то странная и страшная связь. А во-вторых, они – тяжелые времена – всегда заканчиваются. Главное, чтобы культура не проморгала.