Дело рвачей

Негуманная история о том, как коммунальщики, ведомые жаждой наживы, трясут деньги с провинциальной больницы

10 дек. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3654 от 10 дек. 2014

Бесконечный рост тарифов на тепло, воду, свет практически превратил ЖКХ в ЖКИ – жилищно-коммунальное иго, которое доводит население до отчаяния. Но если собственники жилья с беспределом в начислении коммунальных платежей еще как-то борются, отстаивая свои права в судебных тяжбах с ресурсоснабжающими компаниями, то с узаконенными грабежами предприятий и организаций дела обстоят куда хуже.

Судебная же практика еще только начинает складываться, и, к сожалению, суды, в том числе арбитражные, чаще выносят решения в пользу продающих услуги монополистов, которые опираются на постановления и правила, словно написанные исключительно в их пользу.

Трубы есть, но текла ли вода?

Подобную практику представляет, например, судебная тяжба, которую в Партизанске затеяла ресурсоснабжающая организация против городской больницы № 1.

ООО «Теплосетевая компания», монополист в маленьком городе, не оставило больнице никаких шансов искать альтернативного поставщика услуг – договор на водоснабжение и водоотведение был подписан. Этот многостраничный документ местами напоминает обязательства по кредитам: самым мелким шрифтом написано то, что зачастую и оборачивается камнем преткновения в спорах.

Нагрянув в больницу с проверкой, представители компании обнаружили в подвале два водоотвода, которые, по словам главного врача Сергея Каргиева, были заглушены. Но это не помешало ресурсникам составить акт о выявленных нарушениях. По стечению обстоятельств в отсутствие главврача акт подписала его заместитель и не уведомила об этом руководителя. Поскольку нарушение в оговоренные сроки не устранили, компания предъявила больнице иск аж на 12,5 млн руб.

Даже за тяжкие преступления, совершенные впервые, некоторые преступники с учетом обстоятельств получают условные сроки. Горбольница Партизанска получила по суду как отъявленный рецидивист.

Обследование на глазок

Сумма, которую назначил суд, для больницы сопоставима с суммой, которую она зарабатывает самостоятельно на неотложные нужды. А выплачивать долги можно только за счет собственных средств, которые приносят платные услуги. Поскольку больница является объектом социально значимым, изъяв из ее бюджета такие деньги, можно и ее саму закрывать на лопату. Потому что медики останутся без зарплаты, а больные – без лекарств.

При этом, уже находясь под судом, медучреждение исправно платило за водоснабжение и водоотведение по счетам, и получилось так, что за период с февраля по сентябрь 2013 года заплатила вдвойне.

В резолютивной части решения Арбитражного суда Приморского края от 31 декабря 2013 года говорится о том, как в ходе судебного заседания опрашивали единственного свидетеля по делу – инженера компании-истца Оголя, входившего в комиссию при обследовании спорных объектов в сетях больницы.

Так вот, Оголь В. М. «…пояснил, что тексты актов обследования писал другой человек, кто присутствовал при обследовании конкретно, назвать не может. Конкретных обязанностей у каждого (члена комиссии. – Прим. авт.) не было, производился совместный коллегиальный осмотр, после которого результаты обследования были зафиксированы в актах и подписаны. Не помнит, что были измерительные инструменты, диаметры определяли специалисты-водопроводчики, он лично не измерял».

И это правда. Никто не измерял, все на глазок. И этот коллегиальный, с позволения сказать, осмотр вылился для больницы в 12,5 млн рублей.

О чем же свидетельствует этот свидетель, который ничего не помнит? Как же рассчитывали количество израсходованной воды, когда неизвестен диаметр труб? Суд сослался на п. 57 Правил водоснабжения и водоотведения: в случаях самовольного присоединения (а в этом и обвиняют больницу) количество израсходованной воды определяется по пропускной способности устройств и сооружений для присоединения к системам водоснабжения и канализации при их круглосуточном действии полным сечением и скорости воды 1,22 метра в секунду с момента обнаружения. При этом объем потребления и водоотведения уравнен.

Но ведь диаметр присоединения систем водоснабжения, то бишь отводов, не был указан. А поскольку сомнений у суда не возникло, то и эксперты привлечены не были.

Ко всему не указаны границы эксплуатационной ответственности – они устанавливаются по балансовой принадлежности, и точка подключения определяется по фактическому присоединению сетей абонента к сетям водоснабжающей организации.

Между тем несколько актов внезапной проверки водопроводных сетей больницы были подписаны в одностороннем порядке. Но суд и первой, и апелляционной инстанций счел обоснованными эти акты как доказательства безучетного потребления больницей услуг водоснабжения в спорный период.

Истина в мутных водах канализации

Урегулирование тарифов на коммунальные услуги – прерогатива органов исполнительной власти субъектов федерации. На деле вышло, что в период с февраля по июль 2013 года у ООО «Теплосетевая компания» отсутствовали утвержденные в установленном порядке тарифы на водоснабжение. В суде же истец, доказывая законность примененных им тарифов, приложил постановление департамента по тарифам Приморского края от 23.05.12 года № 23/10, но они были установлены для ООО «Водоканал», а не для него. Для «Теплосетевой компании» тарифы на воду были установлены только с 1 июля 2013 года. Могут ли составленные ею акты быть признаны законными?

Нужно сказать, что водопроводные сети в партизанской больнице старые и требуют особо пристального внимания со стороны водоснабжающей компании. Но в больнице не припомнят, чтобы кто-то из специалистов занимался ремонтом или профилактикой сетевого хозяйства. Практически все ходатайства и доказательства в пользу ответчика были отклонены. Это касается и тарифов, и подписания части актов проверки в одностороннем порядке, и расчетов потребления на глазок, без соответствующих измерений. Поэтому процесс, который должен быть состязательным, тем более что речь идет о сумме, существенной для лечебного учреждения, напоминает судилище, где лишь слово истца имеет вес и принимается на веру.

А ведь согласно ст. 291 Администра-тивно-процессуального кодекса РФ основанием для отмены или изменения судебной коллегией Верховного суда судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом интересов.

Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать

Постановление суда о взыскании 12,5 млн рублей с больницы Партизанска – просто удар по муниципальной медицине. Ответчик – бюджетная организация, социально значимый объект, ведь невозможно оставить население целого города без медицинской помощи. Если учесть то, что в спорный период больница в полном объеме оплатила услуги «Теплосетевой компании» согласно показаниям приборов учета, то фактически убытков эта компания не понесла.

В жалобе в судебную коллегию Верховного суда, подписанной главврачом больницы № 1 Сергеем Каргиевым, говорится, что «Теплосетевая компания» с уставным капиталом в 21 тысячу рублей (!) не имеет собственного имущества, сети коммунального водоснабжения и канализации у нее в аренде.

Так, может быть, «Теплосетевая компания» решила поправить свои финансовые дела, засудив муниципальную больничку?

В любом случае прокуратуре Партизанска представляется возможность провести проверки хозяйственной деятельности водного монополиста. Не мешало бы разобраться и в межбюджетных отношениях этой компании с другими монополистами на коммунальном рынке. И тут могла бы вмешаться антимонопольная служба.

Больница же, заявив ходатайство о предоставлении пятилетней рассрочки для выплаты 12,5 млн, в качестве обоснования представила отчет об исполнении плана своей финансово-хозяйственной деятельности (субсидии на выполнение государственного (муниципального) задания, отчет об исполнении плана по финансово-хозяйственной деятельности (средства по фонду обязательного медстрахования), отчет по собственным доходам. Увы, позицию ответчика по отношению к истцу суд первой инстанции приоритетной не признал, мотивируя это тем, что у истца тоже есть расходы.

А еще суд посчитал, что ответчик не представил доказательств того, что у него, то есть у больницы, есть обстоятельства, затрудняющие исполнение судебного акта, а это уже основание для отказа в удовлетворении ходатайства. Получается, что ни лечение больных, ни зарплата врачей, ни обеспечение лекарствами и техникой не являются в понимании судей теми обстоятельствами, которые и не дают возможности больнице рассчитаться по иску.

В кассационном порядке, после того как больница перечислила 250 тысяч рублей в погашение долга, суд все же предоставил рассрочку выплат сроком на один год. Но это почти ничего не меняет. Фонд обязательного медстрахования в помощи отказал, в департаменте здравоохранения Приморского края ответили, что, возможно, помогут больнице Партизанска, когда будет принят краевой бюджет. При условии, если в него будут заложены средства на подобные цели. 

Комментарий

Алексей Загрядский, юрист:

– По моему мнению, в этом деле судом правильно применены нормы процессуального и материального права. Ведь суд выносит решение и обосновывает его исходя из действующего законодательства и доказательств, представленных сторонами процесса.

Проблема в том, что ответчиком неправильно выстроена защита своих интересов. Во-первых, в том, что заместитель главного врача не сообщила о проведенной проверке и выявленных нарушениях руководителю больницы, истец точно не виноват, но если дело дошло до защиты интересов, то больнице следовало бы все-таки устранить нарушения. Кроме того, необходимо было собрать доказательную базу касательно выявленных нарушений: заказать экспертизу водоотводов, их пропускной способности, а также попытаться доказать, что данные водоотводы были заглушены и не эксплуатировались.