Пессимисты и оптимисты книжного рынка

Что ждет книгоиздательство на Дальнем Востоке

10 окт. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3621 от 10 окт. 2014
ce794fa4fff235530e525cd37b031059.jpg

Дальневосточная книжная выставка-ярмарка «Печатный двор», 17-я по счету, прошла во Владивостоке, скажем откровенно, без пафоса. Уже несколько лет известие о книжной ярмарке не попадает в топ-листы новостей, освещается в СМИ очень спокойно, а главное – ярмарка привлекает все меньше посетителей…

Вот и на этот раз в большом зале библиотеки ДВФУ, где проходил«Печатный двор», оказалось немноголюдно. Ярмарка была похожа скорее на смотр профессиональных достижений, нежелина массовое просветительское мероприятие.

Один из морских вузов города даже старался воздействовать на обонятельные рецепторы посетителей: рядом с учебной литературоймирно соседствовали копченые щупальца осьминога и вяленая рыба. Здесь же можнобыло купить трепанга. Но даже деликатесы из океанских глубин не слишком-топриманивали публику…

А может, так оно и должно быть? И «Печатный двор» – не выставка-продажа, а смотр-конкурс, гдеглавное отнюдь не количество посетителей и продаж. С другой стороны, неужели в книжной отрасли Дальнего Востокавсе настолько хорошо, что можно забыть про покупателей и просто хвалитьсядостижениями?

Опора для родной речи

Как уверяет исполнительный директор Дальневосточной выставки-ярмарки«Печатный двор» Наталья Кузьмина, подобные мероприятия призваны не только показать книжные новинки, но и определить проблемыотрасли. Одной из самых главных проблем отрасли Кузьмина считает отсутствиегосударственной поддержки. Даже помещения для проведения выставки, посетовалаона, сложно получить без административного ресурса.

– Не надо думать, что в книгоиздании все хорошо, – сокрушаетсяона. – На самом деле, многие говорят и о падении интереса к книге, особенно традиционной, опроблемах чтения и так далее. А результаты ЕГЭ красноречиво свидетельствуют,насколько безграмотна наша молодежь. Такое отношение к родной речи пугает.

Впрочем, как уверяет Наталья Кузьмина, от подобных выставок можноотказаться, еслибы работали специализированныемагазины, где каждый желающий мог найти любую книгу, изданную на ДальнемВостоке.

– К сожалению, когда мызаходим в книжные лавки, то видим там всего 20-25 региональных изданий. Встране не отработана система реализации именно региональной книги, – говоритона. – Занимаются их реализацией все,кто хочет, – авторы, преподаватели на кафедрах, типографии. Какие-то книги идут в библиотеки.Но в торговлю эта литература непопадает. Все участники рынка держатсяобособленно: книжная торговля считается торговлей, издательское дело –бизнесом, библиотеки – культурой, а витоге – все по отдельности. Поэтомуплощадки, подобные «Печатному двору», инужны, чтобы всех сплотить и совместно решать возникающие вопросы.

Правда, представитель издательства «Русский остров» ВероникаПушкова считает, что в книжной отрасли Дальнего Востока не так все ужасно.Есть, конечно, и проблемы…

– Людей, которые читают книгив бумажном виде, все меньше, – признает она. – Сейчас граждане большепользуются Интернетом, потому предпочитают электронные книги. Зато в бумажномформате традиционно хорошо раскупаются альбомы и подарочные издания. Этииздания всегда окупаются – спрос на нихесть всегда. В последнее время пользуется спросом историческая и краеведческаялитература. Чем лучше живут люди, тем больше им хочется знать, как же было на самомделе. Всем интересны реальные факты,например, архивные фотографии, которые мало кто видел, документальные хроники, свидетельстваочевидцев. Художественная же литература,к сожалению, спросом не пользуется. Издательства вынуждены работать только позаказу, потому что не имеют возможности печатать интересные проектысамостоятельно.

История региона – нашевсе

– За последние три года яобъездил крупнейшие мировые книжные ярмарки и убедился, что с бумажной книгойникаких необратимых процессов не происходит, – не согласен с коллегами генеральныйдиректор издательства «Рубеж» Александр Колесов. – На всех крупнейших книжныхярмарках царствует бумажная книга, а электронная представлена едва заметно.Переход в Интернет книжному рынку не грозит по той простой причине, что книгиуже присутствуют во Всемирной сети иэтот рынок там уже сложился. Также не хотелось бы забывать слова крупнейшихкнигоиздателей России: они говорят, что книжный рынок в России стабилизировалсяи наступил период без падений и подъемов. Это вселяет определенный оптимизм. Раньшерынок сжимался, причем довольно заметно.

Здесь мы живем в довольноспецифических условиях. На Дальнем Востоке рынок очень мал, фактическимикроскопичен для того, чтобы заниматься нормальным бизнесом. Существуетбольшая разница между книгоизданием как таковым и правильно поставленнымкнижным бизнесом. Я стараюсь книгоиздание организовывать именно как бизнес.Именно поэтому все книги моего издательства продаются в Москве. Отдача от этогоневелика, но приходится на это идти, ведь, ориентируясь только на ДальнийВосток, книгоиздательский бизнес построить невозможно – экономически неоправданно.

Хотя мы – дальневосточники– сидим на сокровищах, как английскиелорды. Здесь колоссальное количество исторического материала, например, книги,не переиздававшиеся по 100 лет. История региона – как Дальнего Востока, так иПриморья – по большому счету не раскрыта и не распакована. Люди, которые живутна трети территории России, не знают истории этого места. Это парадоксальнаяситуация, и мы работаем в этом сегменте. Так, русская Европа давно вся издана,а о русском Китае неизвестно ничего –он остается неизданным. По идее, это проект для большого, крупногоиздательства. А в нашем регионе такогопросто нет! Но если не сделаем это мы, то не сделает никто и никогда.

Как представитель Ассоциациикнигоиздателей России на Дальнем Востоке, я постоянно говорю, что безгосударственной поддержки, без программы книжное дело здесь не поднять. Нужно,чтобы библиотеки по-настоящему скупали книги у местных издательств. Пять-десятькниг, которые закупаются, по большому счету, не решают ситуацию. В регионе 400библиотек. Если бы для всех закупались лучшие книги, выходящие в регионе, этобыло бы серьезным подспорьем для издательств. Странно, что этого не делаетсявообще.

На книжную ярмарку–с баулом

– Многие говорят, что книгистали меньше читать и покупать, – это правда. Но не вся. Сегодня читатель закнигой не гоняется, она перестала быть дефицитом. Все скорее наоборот. Читатель стал гораздоболее привередлив. Он выбирает самое вкусное, самое красивое, самое удобное,– констатирует Александр Колесов. – Значит, книгу надо преподнести читателю: онадолжна быть не только хорошо издана и продумана, но и безукоризненно исполненаполиграфически. Но сейчас и этого мало. Читателю нужно преподнести книгу наблюдечке с голубой каемочкой в нужное время и в нужном месте. Без пониманияэтого никакого успеха у книжного дела не будет. Крупнейшие игроки московскогокнижного рынка это уже осознали. Книжные магазины заваливают читателей – вне зависимостиот места их проживания – информацией окнигах, о проведении презентаций и встреч. Вцепившись в читателя, они неотпускают его ни на секунду. Это умная книжная политика. В нашем регионе такразвернуться не получится.

Следующий год – Год литературы в России. Это не означает, что встране начнется интеллектуальная вакханалия. Но, возможно, будут сделаныдополнительные шаги к тому, чтобы лоскутное одеяло, в виде которого сегодняпредставлено книжное дело, было подремонтировано и подштопано именно там, гдеэто следует сделать. Книга должна стать более массовой, выйти на улицы. Онадолжна предъявить себя миру. В камерном же пространстве она лишена активности иперспектив. Если мы хотим ситуацию поменять, то нужно выйти из пространствадаже здания библиотеки.

Чтобы проникнуться оптимизмомпо отношению к книжной отрасли, нужно посетить ярмарку интеллектуальной литературы, которая проходит в Москве, иувидеть, как по ней ходят толпы людей – разных возрастов и финансового достатка– с баулами, полными купленных книг. Итаких любителей книг просто тысячи. Во Владивостоке их, конечно, меньше, но унас и масштаб другой. Если по ярмарке ходят люди с пакетами книг в руках, тоэто уже здорово.