Бэушная миссия: ставка на раритет

Почему во Владивостоке растет количество комиссионок?

2 окт. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3616 от 2 окт. 2014
a66c957515daf57f6f810250e06fff63.jpg

Ненужных вещей хватает в каждой семье:посуда, бытовая техника, бабушкин сундук, дочкино любимое платье, из которого онадавно выросла, или купленные впопыхах туфливдруг разонравились или не подошли… В общем, список можно продолжать до бесконечности.

Выбросить вполне пригодную добротную вещь – наряд ли,электросковороду или мебель – жалко, а жилое пространство меж тем в размерах неувеличивается.

Отличным выходом из такой ситуации может стать комиссионныймагазин. Его услуги удобны и для тех людей, у которых нет средств наприобретение нового товара, а вещи, бывшие в использовании, но оставшиеся вхорошем состоянии, их вполне устраивают.

В советские времена – известные тотальным дефицитом – комиссионкибыли делом привычным. Советские труженики с удовольствием заглядывали туда,пополняя свой гардероб красивыми и недорогими вещами, попутно избавляясь отнадоевших нарядов.

Сейчас нехватку какого-либо товара даже представить трудно, межтем комиссионки остались. Правда, их миссия несколько изменилась.

Поисковая система «Гугл»определила почти два десятка адресов комиссионных магазинов во Владивостоке,однако в половине случаев указанные в Интернете телефоны не отвечали. Крометого, адреса также оказались неактуальными: посетив несколько торговых точек,корр. «В» выяснил, что в краевом центре не наберется и десятка комиссионныхмагазинов. Совсем недавно прекратил свое существование последний магазин,реализующий бывшую в употреблении детскую одежду, – даже вывеску с павильонаснять не успели, но прилавки уже пусты.

Оставшиеся магазины бэушных товаров во Владивостоке делятся нанесколько типов: одежды, бытовой техники и мебели.

Творение мирового дизайнераза тысячу рублей

У всех комиссионок осталась прежняя схема ведения бизнеса: ониполностью зависят от комитентов (лицо, поручающее комиссионеру совершить продажу).Если люди не несут вещи на продажу, соответственно, и товара в магазине нет.

Лилия Георгиевна, директор комиссионного павильона наНекрасовской, считает, что конкурентов у нее нет. Однако дела в магазине идутни шатко ни валко. Неприятности директор списывает на экономический кризис:люди стараются донашивать то, что есть, поэтому не сдают, но и не покупаютодежду в комиссионках. Между тем потребность в обновках есть.

– У каждого есть своя ниша, свои покупатели и клиенты, – поясняетбизнес-леди. – Даже интернет-посредники, поставляющие недорогую одежду изКитая, нам не конкуренты. Наоборот, бывает, что заказанная на сайтевиртуального магазина вещь не подходит – по цвету или размеру – и ее приносятнам. Могу сказать, что действительно одно время популярная городская интернет-барахолкаотняла на себя часть рынка, – люди предпочитали продавать вещи сами, черезСеть. Но потом многие поняли, насколько неудобно так реализовывать товар – скаждым покупателем приходилось встречаться лично, причем на своей территории, всобственной квартире. Это не только некомфортно, но и опасно и для продавца, и для покупателя (ведьнеизвестно, кто его ждет за закрытыми дверями).

Владелица магазина заметила: действительно, клиентов комиссионокне назовешь состоятельными людьми. Но это далеко не бедствующие граждане.

– Разве можно назвать молодую семью, которая выплачивает ипотеку,малоимущей? – продолжает Лилия Георгиевна. – Приходят к нам за товарами имолодежь, и люди среднего возраста. Пожилых мало. Они по большей частистараются сдать ставшие ненужными предметы гардероба. Большая доля клиентов –выходцы из Азии, мигранты из ближнего зарубежья. Часто берут вещи на один сезонработники автосервиса, строители и т.д.

Еще комиссионные магазины примечательнытем, что порой там можно отыскать очень даже редкие вещички. Так,любители винтажного стиля всегда найдут здесь чем поживиться, более того,иногда в таких павильонах можно даже найти эксклюзивные дизайнерские вещи. Какпризнаются владельцы комиссионных, у них продавались изделия практически всехизвестных мировых брендов.

– Недавно платье от СтеллыМаккартни принесли на продажу, – рассказывает владелица торговой точки, –продали за тысячу рублей. Конечно, такие вещи появляются довольно-таки редко,но запоминаются надолго.

Выручает ассортимент, который поступает в комиссионные послезакрытия того или иного модного бутика. Так, порой в павильонах, торгующихпоношенной одеждой, можно встретить партию модной итальянской обуви или новуюодежду с огромной скидкой. Хотя владельцы комиссионок признают: желающих сдатьвещи намного больше, чем желающих их приобрести, несмотря на существенныескидки, которые порой достигают 90 проц.

Наряды нев почете…

Что же касается комиссионного сбора, то он не везде одинаков – от30 до 100 проц. Сначала клиент и представитель магазина определяют оптимальнуюцену, затем, когда товар продается, из этой суммы компания получает свойпроцент.

Также есть различия и в сроках продажи. Как правило, срокдоговора составляет 2 месяца. Если товар не продается в первый месяц, онуценивается примерно на 20 проц. Если не нашлось покупателей и через 2 месяца,то товар либо становится дешевле еще на 50 проц., либо возвращается.

– У нас выходит 50-70 проц.чистой прибыли от общего объема продаж за вычетом всех издержек, связанных сведением бизнеса. Цифры впечатляют, но по факту это немного – оборот ведьнебольшой, – сетует владелица комиссионной точки на ул. Адм. Фокина ОльгаВикторовна.

Предприниматели надеются, что, увеличив торговые площади, бизнеспойдет в гору. Однако все больше тех, кто задумывается о смене направления, –торговля бэушной одеждой все больше сходит на нет.

…Зато мебельнарасхват

Совсем иная ситуация у владельцев мебельного комиссионногобизнеса.

– У нас работает целаясеть комиссионных по всей России, – рассказывает специалист по рекламе одногоиз мебельных магазинов Татьяна Карецкая, – и самый большой находится как раз воВладивостоке. С уверенностью могу сказать: бизнес чувствует себя отлично!

Оптимизм мебельщиков вполнепонятен: в краевом центре спрос на недорогую меблировку поддерживаетсявостребованностью наемного жилья. А в приморской столице съемные квартирывсегда в цене. Тем более что в комиссионках есть не только бывшая вупотреблении мебель и техника – около 40 процентов ассортимента составляютновые товары.

– Мы сотрудничаем с Санкт-Петербургским заводом-изготовителем, –продолжает Татьяна Карецкая. – Он поставляет нам товар со значительной скидкой.Новая мебель у нас стоит на 30-­40 процентов дешевле, чем в обычном магазине. Ибывшая в употреблении мебель очень приличного вида – мы не покупаем предметыинтерьера старше 8 лет, так называемый бабушкин вариант. Так что порой новуюмебель и не отличить от старой, а разница в цене огромна.

Как призналась Татьяна Карецкая, берут все – от диванов и шкафови заканчивая офисной мебелью и торговыми прилавками.

Антиквар всегда в цене

Еще один вид комиссионного бизнеса – антикварный: во Владивостоке немало любителей старины.

– Я открыл свой магазин четырегода назад, – рассказывает владелиц комиссионного павильона «Старый быт нановый лад» Александр Есенков. – Для меня это не бизнес, а, скорее, хобби. Я исупруга – мы окончили художественное училище – собираем старинные и интересные вещи. В итоге у нас ихскопилось столько, что пришлось открывать магазин.

В салоне Александра множествораритетов. Многие из них люди приносят на продажу сами, другие коллекционервыуживает из подвалов и чердаков старых домов, разбросанных по всей территориикрая. Так в его коллекции появились ендова – ковш для разлития вина, меда,браги; американская кофемолка, изготовленная в начале прошлого века, китайскиефарфоровые статуэтки и многое другое. Особенно пользуются популярностьюпредметы старины, относящиеся непосредственно к Владивостоку: книги о нашемгороде, домашняя утварь, произведенная на местных заводах, и т.д. АлександрЕсенков даже собирает необычные подарочные наборы – настоящие авоськи сбутылками из-под кефира, пачками «Беломора» и знакомыми каждому горожанинуэкземплярами газеты «Владивосток» 1990 года выпуска.

Говорить о прибыльности бизнесаантиквариата сложно. Как и в любом комиссионном деле, накрутка выше 50 проц.может отпугнуть покупателей. С другой стороны, по-настоящему ценную вещьприобретут за любые деньги.

По словам коллекционера,антикварный бизнес во Владивостоке еще не развернулся в полную мощь, нопредпосылки для его становления есть.

– Приморцы уже не держат начердаках и в подвалах различный скарб, стараются выбросить ненужные вещи. Междутем в Европе антиквариат высоко ценится, даже в центральной России старинныепредметы быта имеют огромную стоимость. Во Владивостоке это начали понимать,потому и количество комиссионок растет.Изначально у нас был один магазин на нашем Арбате,сейчас – около пяти.

Покупают старинные предметыбыта, как правило, люди творческие. Например, дизайнеры интерьера, получившиезаказ на оформление какого-нибудь кафе, коттеджа, владельцы которых стремятсядобавить изюминку в обстановку своего жилья.

Отметим, что по международнымнормативам вещи считаются старинными, если им исполнилось более 100 лет. Такчто в приморской столице, которой чуть более 150, антиквариат, по большомусчету, еще «недозрел», и предметы, отражающие историю развития Владивостока,пока еще имеют вполне бюджетную стоимость. Но с каждым годом их ценность будеттолько возрастать.