Владимир Меньшов: Не в авоське же награды носить

Работа президента фестиваля проста: сиди в стороне и не давай членам жюри драться

17 сент. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3607 от 17 сент. 2014
d604820af7b46812533436090bd18964.jpg

Президент нынешних «Меридианов Тихого» Владимир Меньшов в первый день фестиваля не попал на рыбалку, о которой давно мечтал. Но, общаясь с журналистами, твердо заверил: обязательно половит рыбку в заливе Петра Великого. Перед 75-летием, которое приходится на 17 сентября, грех самого себя не порадовать!

Чтобы гости сказали:«Ух ты!»

– Владимир Валентинович, будетевстречать юбилей во Владивостоке?

– Нет, это было бы слишкомсерьезное решение – приглашать гостей за 9288 километров! До дня рожденияпробуду во Владивостоке, но на сам праздник все же уеду домой, в объятия моихлюбимых женщин – жены и дочери, внуков, друзей.

– Наш фестиваль плотно связан с вашимименем: вы были председателем жюри первых «Меридианов…». Какие воспоминанияоставил у вас тот Владивосток?

– Конечно, город тогда был совсемдругим, но он очаровывал. Я ведь после 2003 года еще не раз приезжал сюда икаждый раз убеждался: Владивосток способен стать жемчужиной, подобной Сан-Франциско.Думаю, это не единожды говорили, но города действительно похожи, тем болеесегодня, с появлением мостов. Но не нужно превращать Владивосток в Сан-Франциско,нужно сделать так, чтобы люди, приехав сюда впервые, сказали: «Ух ты!».

– В чем заключается работа президентафестиваля?

– (улыбаясь)Когда члены жюри начнут драку, я должен вовремя их растащить в стороны. Если жеработа жюри будет идти бесконфликтно, могу спокойно сидеть в сторонке на холмеи ждать, когда мимо проплывет труп моего врага. Извините, близость с Китаемзаставляет вспоминать восточные изречения. А если серьезно, то моя работа заключаетсяв том, чтобы при необходимости быть третейским судьей и, опираясь на своюмудрость, решать конфликты. Но не думаю, что таковые возникнут.

Священные коровыдлякритиков

– У многих ваших фильмов была удачная судьба, вы получалинаграды фестивалей…

– На людей, не слишкомобогащенных умом, награды, как правило, действуют нелучшим образом. Такие людиначинают чувствовать себя звездами и повсюду тыкать тем, что получили, всем в нос. Прочим женаграды никак не мешают работать, равно как и не особо помогают. Даже такаясерьезная награда, как Госпремия за фильм «Москва слезам не верит», не даваламне никакого права на ошибку, на работу спустя рукава, на капризы на площадке.Вот что точно привлекают награды – так это пристальное внимание«доброжелателей». Начинают присматриваться: а как это он награды получает?Везет ему? И только упорная, честная работа может закрепить твою репутацию. Анаграды… Ну не в авоське же их с собой носить. Да, «Оскар» и Госпремия помогалимне находить деньги на новые картины. Потому что логика простая: если человекза предыдущие работы получил такие призы, то уж, наверное, и новую работу нехуже сделает. Дадим ему денег.

– Фильмы, которые принесли вамоглушительный успех у зрителей, у кинокритиков вызывали скрежет зубовный…

– Кинокритика нужна, но вопрос в том – какая? Нам нужнысамостоятельно мыслящие кинокритики, но они чаще существуют кланами, в которыхесть свой патриарх. Именно он определяет мнение, а все остальные выстраиваютсяв кильватере и пишут в той же струе. Сказал главный бомбить фильм – они бомбят,сказал поднимать на щит – поднимают. В Москве это просто очевидно. Там дляразных кланов критиков есть разные священные коровы. Говорить о них хоть что-то критическое запрещено.Они всегда делают все только гениально, даже если фильм провалился. И наоборот,есть имена, которые травят…

Миллион – это не куча

– Вы не раз уже выступали в качестве продюсера, работая смолодыми режиссерами. Есть ли, на ваш взгляд, среди молодых те, кто мог быподхватить эстафету старой гвардии?

– Андрей Звягинцев, без сомнения. Владимир Котт и Александр Котт.Я боюсь забыть какие-то имена, не хочу никого обидеть. Очень мне понравиласьработа Андрея Першина – фильм «Горько». Правда, он предпочел в титрах поставитьпсевдоним Жора Крыжовников. А фильм меж тем смешной, умный, глубокий. Это фильмо нас, о нашем обществе, все пороки и достоинства которого режиссер ясно видити даже показывает, но не зло, не бичуя, а добродушно, с улыбкой. Оченьсимпатичная лента.

– Чего вам не хватает в современном кино?

– Таких картин, которые быливо времена моей молодости. В которых бы соединялись форма и глубина содержания.И в то же время чтобы это было смотрибельно, чтобы люди хотели смотреть этокино. Сегодня мы разбаловались и всерьез считаем, что в 150-миллионной странеуспех – это если на фильм пришел миллион зрителей. А еще не так давно успехначинался с 15 миллионов зрителей! И это было правильно, это была даже норма!Конечно, люди сегодня смотрят кино не только в кинотеатрах, но ведь американцыкак­то выходят из этой ситуации, и киноиндустрия у них существует. И мы моглибы этим заняться. Как? Очень просто. Не слушать никаких оправданий, почему,мол, мою картину, такого великого, только 300 тысяч посмотрело. И куча причин…А надо обрывать все эти вопли и говорить: вот будет у тебя три миллионазрителей – тогда и приходи за деньгами на новый фильм. Поверьте, этоподействует.

– Нужны ли киношколы, кинофакультеты в вузах России, нетолько в Москве? Станет ли больше хорошего кино?

– Не обязательно. Но за Уралом должны быть киношколы, этонесомненно! Владивосток, Новосибирск, Иркутск вполне могли бы иметь своикиновузы. Сегодня обучение в этой профессии уже не такое дорогое, цифровыетехнологии дешевле пленки. Хороший мастер, со свежим взглядом на вещи, даже намобильный телефон снимет качественное кино. И если бы во Владивостоке появиласькиношкола, я бы с удовольствием вел здесь мастерскую.

Для хорошего режиссерасыграю с удовольствием

– Вы несколько раз масштабно сыграли рольмаршала Жукова. Легко ли вам работалось?

– Я глубоко уважаю маршалаЖукова, мне он близок по духу. Да, он не ангел во плоти, но его стратегическийи тактический гений не подлежит сомнению. Он один из тех, кто в 1941 – 1945годах спас страну.

Работать над этой ролью –особенно в сериале Сергея Урсуляка «Ликвидация» – было очень интересно.Документов, рассказывающих о личной жизни маршала, не так много рассекречено,сведения о его послевоенной жизни собирали по крупицам. Мне вообще повезло: ясыграл несколько сцен «домашнего» Жукова. А вот Михаил Ульянов играл его тольков мундире, на все пуговицы застегнутом…

Я даже просил Сергея Урсулякадобавить домашних сцен с Жуковым, но он не счел это нужным. А мне хотелосьсделать образ менее официозным, более понятным и близким зрителю. Хотя был,конечно, сериал с Балуевым, но это не совсем то…

Вообще, мне понравилась работав «Ликвидации», Сергей Урсуляк прекрасный режиссер, он вникал во все тонкости иумел вежливо держать меня в рамках.

– Когда вы работаете как актер,забываете о своем режиссерском опыте?

– Я долго этому учился и наконец сумел сделать так, чтобы актер ирежиссер жили во мне не как антагонисты, а как друзья и помощники. К сожалению,мне часто приходилось сталкиваться с режиссерами, которые робеют при общении сомной: «Все хорошо, все замечательно!». А я-то чувствую, знаю, что сыграл не навсе сто, поэтому останавливаю эти славословия и предлагаю попробовать сделатьеще дубль, сыграть иначе.

Лучше всего работать с режиссером – вот как с Сергеем Урсуляком,– который твердо знает, чего хочет, говорит мне: «Нет, это плохо, сделайте воттак!». И такое благолепие опускается на душу, и думаешь: как хорошо, чточеловек все понимает. Я сыграю так, как он хочет!