Мегаполис по античным образцам

Эксперты предлагают соединить Владивосток и Хасанский район низководным мостом

10 сент. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3603 от 10 сент. 2014

На прошлой неделе Приморский край посетил председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, действительный государственный советник РФ Юрий Крупнов. Заключительным пунктом в насыщенном графике эксперта – после поездок по Приморью, лекций в ДВФУ и прочих мероприятий – оказалась встреча с корреспондентом «В». О том, где в Приморье может возникнуть свой Селигер, почему краевой центр сравнивают с античным миром и как построить мегаполис, не навредив соседям, читайте в интервью с экспертом.

Тандем у триграничья

– Вы посетили Приморье, общались с людьми. Сложилосьопределенное впечатление? На что первое обратили внимание?

– Последний раз я был здесь три года назад, то есть еще вдосаммитовские времена. Главное, что я для себя уяснил: жизнь после АТЭС есть,и еще какая! Мне посчастливилось принять участие в интереснейших событиях. Во-первых,выступил перед участниками Андреевского городка – молодежного форума,проходившего на берегу Тихого океана недалеко от Владивостока. Здесь обсуждалисьпроблемы дальневосточного развития. Андреевский городок имеет все шансыпревратиться в нечто настолько же – а то и более – значительное, чем всемизвестный Селигер.

Во-вторых, удалосьпрочитать лекцию студентам ДВФУ на тему: почему Дальний Восток – самоеперспективное место на планете? Ведь с геополитической точки зрения именноздесь возникает планетарный очаг развития. Молодые целеустремленные люди должныориентироваться на это, устраивать свою судьбу и карьеру в регионе.

Также состоялась поездка вХасанский район. Территория была выбрана специально. Вместе с моим коллегойВладимиром Соколовым – одним из самых авторитетных экспертов подальневосточному развитию и трансграничному сотрудничеству мы продумываем сейчас концепцию совместногоразвития Владивостока и Хасанского района. Сегодня это разделенные территории.Интересно рассмотреть их в единстве, потому как их тандем, учитывая триграничьеКитай – Корея – Япония, является обязательным не только для развития Приморья,но и для обеспечения геополитической безопасности России. В этом свете нампредставилась крайне перспективной идея низководного моста от приморскойстолицы до полуострова Песчаного.

Геополитически верныйответ

– Давайте поговорим о Владивостоке после саммита. Наскольковозросло, если, конечно, это так, влияние города? Каково его место среди другихкрупных тихоокеанских городов?

– Основная миссия Владивостока не изменилась. Она заложена нашимивеликими предшественниками в самом названии – владеть Востоком. Сегодня этоозначает не только и не столько военную составляющую, сколько геокультурную. Тоесть задавать мировую повестку для городов Тихоокеанского региона,демонстрировать новые модели жизни. В данном случае мы говорим именно о моделиразвития, а не о моделях выживания, устойчивого существования и прочих.

Будущее Владивостока немыслимо без будущего России. СтолицаПриморья является одной из самых чувствительных точек страны. Она обречена нанепровинциальную судьбу. Основная задача на ближайшее будущее – оправдатьколоссальные саммитовские вложения. Финансовые, инфраструктурные, имиджевые. И,с другой стороны, сформировать, не побоюсь этого слова, планетарную позицию,чтобы город начал присутствовать своей наукой, образованием, самыми интереснымигуманитарными и урбанистическими идеями в Тихоокеанском регионе. Вот этодействительно вызов. И нам надо ответить на него в скором времени. Насколько язнаю, в ноябре во Владивостоке состоится урбанистический форум. На нем вполнемогут быть обозначены серьезнейшие стимулы для воплощения этой миссии.

– Что бы вы включили вповестку урбанистического форума? На чем бы акцентировали внимание?

– Поскольку Владивосток находится в тесном соседстве со всемивыдающимися цивилизациями, его геополитический ответ должен бытьсоответствующим – цивилизационным. По сути, здесь мы перекликаемся с античнымигородами-полисами. Поднимается идея мирового города, города-цивилизации. Какэто должно выглядеть и как это можно воплотить?

Второй момент: как обернуть формирование владивостокскогомегаполиса в фактор развития всего региона? Чтобы город развивался, не обедняяи не разрушая окружающие территории, не высасывая из них людской и финансовыйресурс. Сейчас это колоссальная проблема для всего мира, так как мир не можетсопротивляться росту мегаполисов, но нельзя во имя мегаполисов отказываться отмалых городов.

И последний пункт, который бы я включил в повестку, – этопланетарная роль города. Каким способом Владивосток сможет замкнуть на себеосновные интеллектуальные и финансовые потенциалы, готовить и совершатьсерьезные прорывы, являя миру феномен развития в короткое время?

Не просто модное слово

– Разговоры о грандиозной будущности Владивостока велись ираньше, еще задолго до саммита. В последнее время в речах стало меньше патетикии больше уверенности, больше деталей и практических моментов. Развиваются идеиВладивостокской кольцевой автодороги (ВКАД) и владивостокской агломерации. Наэтом фоне мы идем по пути передовых городов?

– По поводу ВКАД не должно быть никаких сомнений. Кольцеваядорога необходима, она существенно улучшит жизнь горожан и сделает приморскуюстолицу на порядок комфортней в свободе передвижения.

Что касается агломерации, считаю, что здесь слишком многоабстрактных подходов, связанных с попыткой привязать модные идеи к феноменуВладивостока. Без мощнейшей трансграничной инфраструктуры рассматриватьмеханическое соединение соседних городков – это никому ничего не даст.

Когда обсуждают возможность агломерации, зачастую люди рисуюткакой-то кружок на карте и внутри него что-то разглядывают. Это неправильно.Например, тот же проект низководного моста в Хасанский район, который в трираза сокращает путь между территориями, не может рассматриваться только какчасть агломерации. По крайней мере, в банальном смысле этого слова. Между темпроект работает в целом на регион, выставляет его в новом, выигрышном свете.Как определятся отношения между городами внутри агломерации – это вторичныйвопрос.

– Для многих людей слово «агломерация» в плане наглядностичем-­то сродни слову «синхрофазотрон». Что же это за зверь такой?

– В основном процесс агломерации связан с попыткой выигрышносплотить города, имеющие автономное существование, в единый форматэкономической, политической и культурной жизни.

Здесь есть две опасности. Если брать в пример Россию, тоагломерирование подразумевает собой ставку на города-миллионники – их у нас 15– в ущерб всей остальной территории. В 2011 году на Московском урбанистическомконгрессе Эльвира Набиулина, бывшая в то время министром экономическогоразвития, высказала позицию, что в XXII веке малые города окажутсянежизнеспособны. Останутся одни мегаполисы. По сути, выживут 15 мегаполисов,которые поглотят соседние территории. Это означает оголение всей страны, упадокмалых (а их у нас более тысячи) городов. Под видом «собирания земель» можетидти безудержная мегаполисизация.

Второй момент и, пожалуй,самый опасный: убирается контекст. Агломерация – это не столько объединениегородов в замкнутый кружок, сколько вписывание территории в мировое целое. ИВладивосток, и Уссурийск, и Находка, и Хасанский район прекрасно объединятся,если будут правильно выстроены транспортно-энергетическая инфраструктура ипотоки взаимодействия с соседними цивилизациями. Где нам легче построить дом?На пустом поле или близко к инженерным сетям? И агломерацию легче строитьблизко ко всем финансовым потокам. Все зависит от условий.

Эти условия не ощущаются людьми, они ощущаются бизнесом,культурой, политикой. Есть базисные вещи, которые определяют жизнь. Нашеинтервью не состоялось бы здесь, не будь подходящих условий: помещения, стола,электричества, воздуха, в конце концов. Мы не уделяем им особого внимания, нобез них нельзя. В противном случае мы бы перенесли встречу туда, где этиусловия присутствуют. Так же и в мировом бизнесе. Проектирование инфраструктури феноменов развития – вопрос тяжелый, но единственно выигрышный.

Консолидирующий центр

– Приморский край и, в частности, Владивосток находятся настыке крупнейших транспортных и финансовых потоков. При этом на нашу долюприходится их, мягко скажем, малая доля. Как приручить эти потоки?

– Принципиальная вещь – как Владивосток сумеет задействовать свойчеловеческий ресурс. Говоря о столице Приморья, зачастую подразумевают рыбу,порты, перевозки. Но основное богатство – люди. Встречи с коллегами, которыездесь происходят, дают мне колоссальную интеллектуальную подпитку. Но на данномэтапе человеческий ресурс не стал движущей силой. При правильной егомобилизации Владивосток может добиться разных феноменов, в том числе и феноменаперехватывания потоков.

Для того чтобы стать консолидирующим центром, необходимамощнейшая геокультурная позиция. Мировой бизнес должен понимать, что черезВладивосток дорога не просто короче, но и находиться здесь интереснее,комфортнее.

Самое неприятное впечатление о Приморье заключается в том, что невидно постоянно идущих в разные стороны судов, кораблей, катеров, лайнеров ипрочего. Это пугает. В Хасанский район пришли на пароходе, который совершаетрейсы раз в день. Там, где раньше стояли базы рыболовного флота, пассажирских игрузовых перевозок, теперь пустоцвет. Морское побережье не работает. Уникальныйдля России океанический ресурс практически не используется. Сейчаскультивирование и добыча морской биоты находятся в варварском состоянии.Поэтому мы продвигаем идею, которую подсказали ученые ДВО РАН, о создании био-экополиса– целого городка в Хасанском районе на 50-100 тысяч человек. С системойсовременной переработки морских ресурсов массово-товарного характера. Ксожалению, ресурс моря сейчас используется всего на два-три процента отвозможного.

– Что должно произойти в будущем, чтобы вы увидели и сказали:да, Владивосток движется в сторону планетарного города?

– Очень просто. Владивосток должен начать производить уникальнуюпродукцию, когда все будут показывать пальцем и говорить: это возможно только увас. Для приморской столицы есть единственный тип такой продукции – это люди.Важно создавать молодежные проектные команды. Разработать систему по типуединого стандарта MBA, чтобы любой молодой человек, который хочет построитьсвою карьеру, знал: для этого ему необходимо приехать во Владивосток и получитьздесь образование. Если океанический ресурс используется в Приморье на трипроцента, то человеческий – на 0,3 процента. Без всякого преувеличения.

Нужно показать, что во Владивостоке человек получает колоссальныестартовые инвестиции в его дело, в его способности. Тогда сюда будут стремитьсявсе деятельные люди.

Опять Босфор

– За последние годы было несколько инициатив придатьВладивостоку федеральный статус, статус столицы региона, даже перенести сюдастоличные функции. Однако оппоненты утверждали, что Владивосток и так со всемсправляется. Какова ваша точка зрения?

– Я 12 лет продвигаю идею переноса столицы России на ДальнийВосток. Другое дело, что это должно быть, скорее всего, более континентальноеместо. Что касается статусов, то, наверное, официальные звания городу ненастолько и нужны. А вот что действительно нужно, так это внимание и поддержкафедерального центра. Ведь Владивосток – самая уязвимая геополитическаятерритория не только для России, но и для всего мира. Рядом великиецивилизации, мощнейшие экономики: Китай, Корея, Япония, Америка, подбирается иисламский мир. Здесь идет пересечение всех культур. Если в истории XIX и началаXX веков определяющим был восточный вопрос, территориальные споры за проливыБосфор и Дарданеллы, из-за которых шли турецкие войны, то сегодня такой точкойна карте мира можно назвать Приморье.

Москве необходимо создавать здесь точки роста, включать субъект вмировую повестку по примеру саммита АТЭС, который, не являясь целевойпрограммой по развитию региона, дал ему мощнейший импульс. Должна быть ифедеральная программа развития Приморья. С опорой на Владивосток и Хасанскийрайон. Мне кажется, такие меры будут эффективны и оправдают себя.