Чем заменят нидерландскую клубнику?

Слово «санкции» прочно вошло в обиход наших граждан, одновременно вытеснив европейские продукты с торговых рядов. Помимо производителей, поставщиков, розничных сетей и самих потребителей от запрета на ввоз продукции из ряда стран страдают и рестораторы.

4 сент. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3600 от 4 сент. 2014

Рестораторыусиленно ищут альтернативу продуктам из стран, попавших в санкционный список

Как выходят из положения заведения, в которых заморские продукты являются одним изосновных ингредиентов, «В» расспросил шеф-поваров общепита Владивостока.

– Нет нидерландской клубники,– сетует шеф-повар «Шоколадницы» Татьяна Чередова, – вместо нее используемдругие ягоды. Надеемся, что скоро появится африканская или корейская. Корн-салаттоже раньше был из Нидерландов, вот его заменить нечем, выкручиваемся какможем. Использовали мягкий крем-сыр букаиз Дании – вместо него будем брать сербский сыр. Сыры вообще теперь будембелорусские брать. Мясо везли из Бразилии, но она не в санкционном списке, такчто в этом сегменте ничего не изменилось. Рыба у нас теперь чилийская. Было быпредложение от местных производителей – с удовольствием бы ухватились за него.

– Мы почувствовали на себевлияние санкций, – уверяет шеф-повар одного из ресторанов ВладивостокаАлександр Иванов. – Пришлось переориентироваться на другие рынки. Так, мызакупали мясо из Бельгии, Дании, Голландии, а стали покупать из Австрии,Аргентины, Швейцарии. Курицу стали заказывать из Бразилии, ну и нашу местную –Амурский, Михайловский бройлер. Вместо польских, эстонских, латышских сыровстали закупать российские – из Омска, Алтайского края. Нужно сказать, что нашиуступают в качестве. Конечно, отечественные предприятия пытаются делать ипармезан, и рикотту (мягкий сыр), но они далеки по качеству от европейских.

Наверное, в последний раззаказали норвежскую рыбу. То, что осталось на складах, сейчас отдают позавышенной цене. Теперь будем везти рыбу из Чили либо, если будет предложение,брать местную. На самом деле с норвежским продуктом работать было удобнее, так как он всегда свежий. Наши женоровят сбагрить прошлогодний улов. Вообще я думаю, что сейчас просто создаетсяумышленный дефицит товаров для того,чтобы повысить цену. Потом на рынок вернутсяэти продукты, а вот цена по-прежнему останется высокой.

– Нам пришлось изменитьнесколько позиций из меню, – рассказывает шеф-повар ресторана «Молоко и мед»Александра Сапрыкина. – Так, убрали голландские сыры моцареллу, буффало.Ищем альтернативу нидерландскойклубнике. Приходится заменять микс салатов, меняем блюда с фруктами. Зеленыеяблоки из Нидерландов, из которых мы готовили фреши, еще не знаем чем заменять.Фенхель и авокадо возят через раз, лук­-сибулет (декоративный сорт лука) вообщене появляется, а салат теперь выбираем на местных рынках.

Как считают эксперты, насамом деле санкции не слишком сильно отразились на нашем, столь далеком отцентральных регионов рынке.

– Санкции повлияли лишь навопрос цены, – уверен президент Дальневосточной ассоциации рестораторов иотельеров Роман Иванищев. – Выросла стоимость мяса птицы, свинины, горбуши (счего бы это? – Прим. авт.). Сыры с плесенью и какие-то деликатесы,попавшие под санкции, и так не использовались рестораторами, так как сами посебе достаточно дорогие, чтобы еще и готовить что-либо из них. В целом если что-тои отразилось на работе ресторанов, то масштабы бед вовсе не катастрофические.

Сейчас заведенияобщественного питания усиленно ищут новые каналы поставок привычной импродукции. если какие-топереживания и волнения испытывают наэтот счет, то только потому, что налаживатьновые контакты всегда проблематичнее, чем работать со старыми. Кроме того,можно с уверенностью сказать, что клиенты кафе и ресторанов Владивостоканаконец узнают вкус чего-то новенького, ведь привычные блюда будут готовить изнесколько иных продуктов.