В командировку пешком. По медвежьим следам

Огромное спасибо вам за то, что начали акцию «Я помню. Помните и вы». В тот год, когда началась война, моя мама, Тамара Руденко, готовилась встречать свое 16-летие… Вот что она вспомнила о военной поре, попросила меня записать и отправить вам. Поэтому и идет речь в рассказе от первого лица.

3 сент. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3599 от 3 сент. 2014
c7bc4706a0c8587b20b1ddce5f6a695e.jpg

«1937 год. Моих родителей и нас, троих детей, репрессировали иувезли из родного Владивостока в таежный поселок в Кур-Урмийском районеХабаровского края. Причина? Мама моя была русской, а папа – китайцем. Хоть ибыл он с 1925 года членом ВКП(б), а все же иностранец…

Приехали мы к месту ссылки: безлюдье, школ и тех нет. В одномтолько селе Тулуян была семилетка, а при ней интернат, где и собирали всех детей репрессированных и ребят изокрестных сел. Там я и окончила семь классов. Это было в 1941 году.

Всех мужчин отправили на фронт, в колхозах остались старики,женщины, дети. Председателем колхоза «Омакто Геван» был самый настоящий дед пофамилии Студоляк, который пригласил меня работать в колхозе счетоводом. Ясогласилась, хотя никакого образования, кроме школьного, не имела. Пришлось всепостигать на практике.

Ох, и трудно же было! Спала я по три часа в сутки, часто даже нераздеваясь. В три часа ночи вставала и шла заправлять трактора, на которыхработали мальчишки-подростки. Заполняла табели и шла на поле – работать вместесо всеми.

Женщины вставали в четыре утра, собирали детей в сад, шли на поляи возвращались после десяти вечера. Урожай тогда был хороший! Помню, вилоккапусты 10-12килограммов вытягивал. Большие урожаи и картофеля, и зерновых сняли. Всесложили в амбары, капусту заквасили в больших чанах, вкопанных в землю. Потом,зимой, все это продовольствие увозили в воинские части.

Зимой легче не стало. Все трудились, сколько хватало сил и дажебольше. Все бездетные женщины были мобилизованы в леспромхоз на заготовку леса.Вечерами дома все вязали носки, рукавицы для фронта, шили кисеты. В колхозенашем была пасека, за трудодни давали мед. Этот мед женщины упаковывали впосылки и вместе с рукавицами, кисетами, носками отправляли на фронт.

В 18 лет меня приняли в партию. Партбилет свой храню и сейчас. В1943 году райком направил меня в Вяземскую одногодичную сельхозшколу, которую яокончила с отличием. Вернулась работать агрономом в Кур-Урмийский райземотдел. Колхозов врайоне было 15, расстояние между ними – от 15 до 100 километров. Вот инаматывала километры пешком, других способов добраться не было, попутка еслипопадалась – так это счастье.

Кругом тайга. От села до села идешь – страшновато. Помню, однаждывышла из села утром и на выпавшем ночью снежке увидела крупные медвежьи следы.А деваться некуда – работа не ждет. Так и шла по следам медведя. Целых 20километров прошла, трясясь от страха, а потом следы повернули в лес…

Помню и другой случай. Возвращалась из командировки в отдаленноесело, попутчиком моим был работник райисполкома Лагутин. Шли мы уже поздно,дело было к полуночи. И вдруг нам навстречу из лесу выбежали два волка.Пришлось срочно разжечь костер и сидеть рядом с ним в чистом поле. Так ипросидели до семи утра.

И тонула я, переходя речку вброд или по тонкому льду, и всякоедругое было… Но пережили мы войну, смогли!

9 мая 1945 года я возвращалась из очередной командировки – на этот раз не пешей, а накатере по реке Урмин. И на пристани станции Ин нам сообщили, что кончиласьвойна. Мужчины пошли на саму станцию, а это 12 километров. Вернулись ирассказали, что люди поют, танцуют, плачут от радости. И от горя – кто потерялсвоих родных. Плакала и я…

Уже после войны нашел меня мой школьный товарищ Иван Руденко. Онвоевал – был танкистом, три раза горел в танке, нажил туберкулез, былкомиссован, войну завершил в звании старшего лейтенанта.

Мы поженились и жили очень счастливо, вырастили двоих детей. Носчастье наше было недолгим, в 1963 году болезнь забрала у меня мужа. Вот он, нафото слева – коротко стриженный. Это он с товарищем в Ялте, где проходил курслечения от туберкулеза.

Сейчас мне 89 лет, 52 года трудового стажа за спиной. Уже и сыная схоронила, в 2012 году дочь забрала меня к себе (раньше я жила в Хабаровске),и теперь я снова владивостокская!»

Со слов Тамары РУДЕНКО записала ее дочь Валентина,Владивосток

«Я помню. Помните и вы»

Новаяакция «В», уже третий выпуск которой мы предлагаем вашему вниманию, называется«Я помню. Помните и вы».

Вы пережили Великую Отечественную? Вы помните, КАК это было?Помните, как жилось тогда, что люди говорили, что делали, как выносили этонеимоверно трудное время?

Расскажите нам о том, что вы помните. Это нельзя забывать,эти воспоминания просто не имеют права уйти и кануть в безвестность.

Мы понимаем, как трудно вам писать и вспоминать, как многолет прошло. Но мы просим вас осознать, насколько важно то, что вы помните.Попросите родных записать ваш рассказ и прислать нам.

Расскажите! Мы не имеем права забывать эти четыре страшныхгода – с 1941-го по 1945-й.

Ваши мама, папа, бабушка или дедушка рассказывали вам, какжилось во время войны? Поделитесь с нами, со всеми читателями «В».

Мы ждем ваших писем и воспоминаний. Если у вас сохранилисьфотографии того периода, мы обязательно их опубликуем и вернем вам.

Наш адрес: 690014, Владивосток, Народный проспект, 13, газета«Владивосток», акция «Я помню. Помните и вы».

Для электронных писем: news@vladnews.ru с пометкой «Акция«В».