Сокровища раковинных куч

Русский остров. Палаточный лагерь на берегу бухты. Аккуратный, строго по правилам раскоп, где на срезе почвы четко белеет широкий слой ракушечника. Пять-семь тысяч лет назад здесь жили люди, они добывали и съедали моллюсков, а раковины сбрасывали в кучу. Для археологов такая, можно сказать, помойка – настоящий научный клад: известковый ракушечник – природный консервант, где можно найти редчайшие артефакты.

27 авг. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3595 от 27 авг. 2014
b14a733062789a9c044912c16e7c25c2.jpg

На острове Русском археологиведут раскопки и читают «книгу жизни» поселения, которое существовало здесьшесть тысяч лет назад

Экспедиция организована Музеемархеологии и этнографии ДВФУ, руководит ею директор музея Александр Попов.Работы проводятся уже второй сезон подряд, финансовая поддержка – грантнаучного фонда ДВФУ. В раскопках участвуют сотрудники музея, студенты многихспециальностей, магистранты, аспиранты, а также их друзья и волонтеры.

Как они жили

– По нашим предположениям,здесь на протяжении долгих лет – может, пятисот, а может, и тысячи – быласезонная стоянка людей, – рассказывает Александр Попов. – Скорее всего, ониприходили сюда весной и осенью. Эти места давали немало пищи: здесь ловилирыбу, добывали моллюсков, охотились на морского и лесного зверя.

Видовой состав их добычипрактически тот же, что можно найти здесь и сегодня: больше всего устриц,других моллюсков, немного гребешка, сельдь, корюшка. Судя по всему,среднегодовая температура была немного выше: присутствуют некоторыесубтропические виды, которых нет в нынешнем составе фауны, и, наоборот,отсутствуют некоторые северные виды.

От жилищ до сих пор осталиськрупные камни – видимо, такими приваливали природный материал, из которогосооружали дома-шалаши. Тут же – кострища.

Но, по мнению ученых, долго наодном месте древние люди не оставались, кочевали со всем семейным кланом да ссоседями.

– Для людей того временипостоянная «квартира» – не дом со стенами, а большая территория, по которой община передвигается в зависимости отсезона и наличия там или тут базового источника пищи, – объясняет АлександрПопов.

Все эти косточки от съеденныхживотных, рыб и птиц как раз и сохранились благодаря ракушечнику. В другихместах кислые приморские почвы разъедаютвсе без следа за каких-то 100-200 лет. А здесь прекрасный материал дляархеологов, которые работают рука об руку с палеозоологами, ботаниками,генетикам, – именно они определяют видовой состав всего того, что водилось вморе и на суше. Кстати, такой анализпозволяет предположить: рядом с людьми уже тогда жили одомашненная собака и,возможно, домашняя свинья.

Старшеегипетских пирамид

Но, пожалуй, наиболее ценныминаходками в этих мусорных кучах можно считать другие – непищевые –свидетельства жизни тех времен. Глиняные фрагменты посуды, причем тщательноорнаментированной! Каменные и костяные наконечники стрел, скребки, другиемастерски изготовленные орудия труда – для выделки шкур, измельчения продуктов,обработки камня, дерева, кости. Что-то вроде ножей из обсидиана –вулканического стекла, необычайно острого и прочного. А еще – бусины изразноцветного камня! Люди стремились украшать себя во все времена…

Как они выглядели, эти люди,шесть-семь тысяч лет назад? Да так же, как мы. Процесс антропогенеза к томувремени был уже завершен, по земле ходили точно такие же люди, как сейчас.Здесь, на Русском, проживали монголоиды. Наиболее близкие к ним из ныне живущих– арктические монголоиды: чукчи, эскимосы (вполне возможно, что древниеобитатели острова участвовали в формировании этих северных народностей).

У них были не простосложившиеся общинные отношения – было высоко развито ремесло, накоплен огромныйбагаж знаний о природе, а еще – богатая духовная культура: легенды, сказки,верования. Кстати, уже очень рано люди выработали табу на супружеские отношениямежду близкими родственниками и знали: чем дальше берешь жену – тем здоровеедети. И наоборот.

– Это были люди, уже абсолютносхожие с современными, разве что без опыта использования стиральных машин, –улыбается Александр Попов. – В остальном – вполне развитые. Для своего,конечно, времени.

Если судить по захоронениям,найденным нашими археологами раньше, в потусторонний мир традиционно провожалис «багажом» посуды, пищи, инструментов, украшений. К слову, жили недолго:женщины в среднем 36 лет, мужчины – 33 года.

Прикасаюсь пальцами к бусинам,к узорам на глиняных черепках – боже мой, им больше лет, чем египетскимпирамидам! Мурашки по коже… Разыгравшееся воображение рисует: вот здесь онисидели в одежде из шкур, тоже расшитых орнаментами, грелись у костра,лакомились свежевыловленными устрицами, что-то мастерили. Вглядывались в небо:не принесет ли оно бед, бурь, тайфунов…

Поту сторону океана

После обеденного перерывагруппа занимает свои места в раскопе. Все строго выверено, каждый найденныйпредмет фиксируется – как и в каких координатах он находился. Фото, схемы,описание, нумерация. Неточность может привести к тому, что артефакты будутнеправильно истолкованы, попадут не в ту типологию, не в те века. Получатся«открытия», за которые потом будет стыдно.

А еще, по мнению участниковэкспедиции, любые раскопки – это уникальное приключение и уникальный круглюдей. Следующая экспедиция – уже другие характеры, взаимоотношения, разговоры,другие песни под гитару и байки у вечернего костра.

В этом году среди участниковэкспедиции – трое молодых ученых из Эквадора.

– У нас совместный с Эквадоромнаучный проект, и в сентябре уже группа наших исследователей отправится надругой берег Тихого океана, – говорит Александр Попов. – Там ведутся раскопкипамятника, возраст которого сопоставим с возрастом нашего, на Русском, –порядка пяти-шести тысяч лет. Разные берега одного океана – с одной стороны,разные культуры, разная природа, с другой – многие процессы историческогоразвития схожи, и это всегда интересно. Но при этом признаюсь: Приморье наредкость богато археологическими памятниками.

– Там, на той стороне океана, люди пять-шесть тысяч летназад построили огромное поселение, причем с плановой, продуманной застройкой,– рассказывает Борис Лазин, научный сотрудник Музея археологии и этнографииДВФУ, участник обеих экспедиций, на Русском и в Эквадоре. – Они были опытнымиземледельцами и ремесленниками. Это известный археологический памятник,раскопки там идут не первый год. Но наша задача – поискать более древние слои.

К слову, на Русском ученые впоследние годы нашли и исследовали уже несколько памятников археологии. Однимиз первых стала раковинная куча, которую обнаружили на мысе Поспелова в первыедни строительства моста на остров Русский. Правда, возраст поселения наПоспелова намного моложе – всего три тысячи лет, это так называемая Янковскаякультура. Тогда историки оперативно провели спасательные работы. Обнаружили иуникальный памятник – захоронение молодой женщины.

Традиционно все найденныеартефакты будут доставлены в фонды музея. После тщательного изучения что-тосамое интересное попадет в экспозиции, многое надолго останется в запасниках. Сейчас тысячныйглиняный черепок не будоражит душу, но лет через сто может чем-то удивитьученых.

Музей, конечно, находкачеловечества. Но признаюсь: местоисторических раскопок – это совершенно другое. С точки зрения материализма –никакой мистики. Но со всех остальныхточек зрения – сплошная мистика. Мистика прикосновения к живому прошлому.