Забастовка “Скорой”: никакой реакции властей

“В” уже сообщал, что с 17 апреля “Скорая медицинская помощь” Владивостока начинает бессрочную забастовку. Причина - 4-месячная невыплата зарплаты, полное отсутствие медикаментов, бензина для работы бригад на вызове. Власти фактически никак не отреагировали на эту экстремальную меру врачей.

16 апр. 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №359 от 16 апр. 1998

“В” уже сообщал, что с 17 апреля “Скорая медицинская помощь” Владивостока начинает бессрочную забастовку. Причина - 4-месячная невыплата зарплаты, полное отсутствие медикаментов, бензина для работы бригад на вызове. Власти фактически никак не отреагировали на эту экстремальную меру врачей.

Краевая администрация настаивает, что содержание городской “Скорой” - это, по всем местным постановлениям, принятым в соответствии с федеральными законами, дело города. Мэр во вторник, 14 апреля, в своем радиовыступлении в утреннем эфире заявил, что забастовка незаконна и что мэрия ничего не обязана платить “Скорой”.

“10 апреля состоялась встреча мэра Черепкова с коллективом “Скорой помощи”, звучали предложения разделить финансирование нашей службы: треть - ТФОМС, треть - краевой бюджет и треть - городской. Но никаких официальных решений, таких или иных, к нам не поступило”, - сообщила зам. главного врача СМП Валентина Приженникова.

Увы, мэрия, судя по всему, ничего и не намерена решать. И порою лукавству нашего мэра можно просто подивиться. Например, в своем выступлении по радио во вторник он ссылался на ст. 10 закона РФ “О медицинском страховании граждан в РСФСР”, принятого 28 июня 1991 года, где обозначены источники финансирования системы здравоохранения в РСФСР, отметив, что там не назван муниципальный бюджет. Действительно, не назван, ведь в 1991 году термина такого не было, зато статья 10 звучит так:

“Источниками финансовых ресурсов системы здравоохранения в РСФСР являются: средства республиканского (РСФСР) бюджета, бюджетов республик в составе РСФСР и бюджетов местных советов народных депутатов” и т. д.

Местных советов! - гласит закон, и значит, краевых, городских, районных. Ну в самом деле, не странно ли, что огромный бюджет огромного города ни копейки не платит ни одному учреждению здравоохранения - ни роддомам, ни “скорой”, ни туберкулезной, ни психиатрической, ни инфекционной больницам, что в бюджете 1997 года даже строки такой не было - на здравоохранение! Похоже, не будет и в 1998 году.

Цитируем дальше. Вот наиважнейший государственный документ “Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан”, принятый 22.07.93 года. Читаем: ст. 8 “Компетенция органов местного самоуправления”: “К ведению органов местного самоуправления в вопросах охраны здоровья граждан относятся: 3) формирование органов управления муниципальной системы здравоохранения, развитие сети учреждений муниципальной системы здравоохранения...

4) формирование собственного бюджета в части расходов на здравоохранение” и т. д.

Ст. 13 “Муниципальная система здравоохранения”: “Финансирование деятельности предприятий, учреждений и организаций муниципальной системы здравоохранения осуществляется за счет бюджетов всех уровней, целевых фондов, предназначенных для охраны здоровья граждан, и иных источников, не запрещенных законодательством РФ”.

И позволим себе последнюю цитату. Ст. 39 “Скорая медицинская помощь”: “Скорая медицинская помощь гражданам РФ и иным лицам, находящимся на ее территории, оказывается бесплатно за счет средств бюджетов всех уровней”.

Так почему же мэрия отказывается платить за спасение граждан своего города?! Почему перекладывает всю ответственность то на краевой бюджет, то на ТФОМС? Фонд обязательного медицинского страхования работает по полисам, так, выходит, врач должен приехать и вместо срочных мер по спасению потребовать предъявить полис? А если у человека нет полиса (не работает, приезжий, потерял и т. д. и т. п.) - его не спасать?

Да простит нас читатель за обильное цитирование скучных документов, но надо иногда это сделать: не верить же все время на слово эмоциональным заявлениям мэра.