Мы будем жить в Приморье. Потому что не страшно…

В игровой комнате девятилетняя София Огневая рисует яркое зеленое поле и красно-желтые цветы. Такой мирный, детский рисунок…

7 авг. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3584 от 7 авг. 2014
4a31106fdf26c7ca52763e7ea09af12d.jpg

Война вынудила беженцев сУкраины искать новую родину

– Знаете, – обмакивая кисточку в красную краску, – говорит Софья,– мы теперь будем жить в России. Всегда. Мне очень здесь нравится. Потому чтоне страшно.

Кто бы мог подумать, что эта симпатичная девчушка с озорнымиглазами совсем недавно вместе с мамой и папой убегала из родного дома. Кудаглаза глядят… Подальше от войны.

Сегодня Сонечка, ее мама, папа, братья Роман и Дима, бабушкаНаташа, мамина сестра с семьей – в общем, все большое семейство – живут впункте временного размещения беженцев (ПВР), который организовали на территориирядом с кампусом ДВФУ. Два этажа большого общежития отданы под комнаты длябеженцев, медпункт, игровую, офис психологов. Сегодня здесь живут около 40граждан Незалежной, из них почти два десятка детей от года до 12 лет. Ониприехали в Приморье не потому, что всю жизнь мечтали сорваться с места иброситься искать счастья за 10000 километров от родного дома, – к далекимберегам их погнала война.

Бабушка Софии, 57-летняяНаталья Федоровна, вспоминать о том, как уезжала с дочерьми и внуками изразбомбленного дома в поселке Николаевка, что совсем рядом со Славянском, нехочет.

– Трое детей у меня, все в Николаевке жили: сын и две дочки. Умладшей – ей 33 года – трое детишек, с нею я сюда и приехала. Теперь вот старшуюдочь с детками ждем, – вздыхает Наталья Федоровна. – У младшей дом разбомбилисовсем, в чем были, в том и убежали ко мне. А потом и мой дом наполовинуразнесло, мы ночью в подвал бежали, себя не помня. Не хочу я вспоминать. Войнасамая настоящая, как в кино про Великую Отечественную… И мертвые на улицах,убитые, и дома разбитые. Страшно.

Из Николаевки мы коридоромуходили во время перемирия. Нас автобусами вывезли, но получилось, что всех вразные места. Старшая дочь с детьми попала в Воронежскую область, младшая – вКрым, я – в Ставрополье. Там мы соединились и поехали во Владивосток.

Почему выбрали Владивосток?Подальше чтобы оттуда. От войны. От Украины. Мы ведь там теперь –«оккупанты», помогали ополченцам… Так что в родных краях нам места нет… Будем жить в России, работать. Все: зять,дочки – все мы хотим работать, чтобы внуки в школу пошли и чтобы жизнь вошла вмирное русло. На то и настроены. У нас профессии у всех есть, зять у меняэлектросварщик, дочка – проводница. Вот с бумагами определимся, начнем жизньзаново строить.

Мы во Владивостоке всего пять дней, условия – замечательные. Ивсе к нам хорошо относятся. В Воронежской области совсем по-другому было, нас спрашивали в лицо:чего тут понаехали и куда вас девать?.. А здесь хорошо, чувствуются забота ичеловеческое участие. И воздух у вас тут такой чистый! Николаевка-то вся в шахтах, там воздух былсовсем другой…

В пункте временного размещения беженцев действительно всепродумано так, чтобы максимально облегчить людям, чьи судьбы перевернула война,возвращение к мирной жизни. Сюда приезжают представители миграционной службы ислужбы занятости, медики, постоянно работает психолог.

– Первые семьи мы заселили в пункт временного размещения 31 июля,– говорит Сергей Шерстобитов, заместитель начальника ПВР. – Сначала решали –причем быстро – самые обычные вопросы: распределение по комнатам, питание.Питание уже организовано трехразовое, претензий по нему нет. Кормят вкусно.

Когда встал вопрос о бытовойтехнике, обратились к крупным компаниям, и нам помогли. Вы, журналисты, самивидели, как разгружали машину: нам подарили холодильник, стиральные машины,мультиварки, вентиляторы, чайники. Скоро привезут сушки, чтобы можно былосушить белье. Словом, пункт будет оборудован так, чтобы люди могли чувствоватьсебя спокойно и не испытывать проблем в быту.

В ПВР мы селим на 30 суток. За это время беженцы должныпобеседовать с миграционной службой, получить статус, затем определиться струдоустройством. И через 30 дней уже отправиться на постоянные места жительства.

Семья Мащенко – Вадим, Елена идве их дочки, семилетняя Ксюша и двухлетняя Катюшка, очень надеются остатьсяжить во Владивостоке или хотя бы не очень далеко от краевого центра.

– Я по профессии слесарь-сантехник, – говорит Вадим. – С моейпрофессией лучше в городе работать. Хотя освоить и что­-то другое можно.

Мы из города Шахтерска Донецкой области. Бомбили его постоянно.Чудом на такси с одной сумкой успели уехать за несколько часов до того, какгород был взят нацгвардией и разрушен едва ли не дотла. Когда бежали, недумали, куда и насколько. Во Владивосток в итоге собрались, потому что здесьживет и работает мой друг. Он нам немного денег собрал, помог приехать. Обещаети с работой помочь, если сумеем остаться во Владивостоке. Посмотрим… Мы теперьживем в России и с Россией навсегда. Потому есть мечта – гражданство получить,обосноваться здесь, в Приморье, насовсем, чтобы детей, внуков и правнуковвырастить в мире и спокойствии.

О том, что главная их мечта и цель – не сидеть сиднем, а начатьработать, обустраивать жизнь, говорили все беженцы. Конечно, сложнее всегонайти деньги на выплату госпошлин, но этот вопрос, как все надеются, будетрешен.

– И хочется работать, работать, – уверяет Вадим Мащенко. – Темболее что зима скоро, а приехали-то водних шортах-майках, ничего ж теплогос собой нет, надо ведь и себя, и девчонок одеть-обуть.

Все службы – от МЧС до миграционной – стараются проявить максимум заботы и человечности. В пункт временногоразмещения консультанты приезжают постоянно, объясняют тонкости законодательства,помогают заполнять анкеты. Работают здесь и психологи.

– Пункт психологическойпомощи и поддержки будет работать постоянно, – говорит Наталья Андреева,старший психолог управления МЧСпо Приморскому краю. – Конечно, мы уделяем внимание и взрослым, и детям.Смотрим симптоматику детишек – через рисунки, арт-терапиюи другие методики, которые помогут определить, с какими симптомами к нам приехали дети и как эти симптомы правильно снять, какпомочь им избавиться от тех страшных эмоций, которые у них накопились. Но самоеглавное – чтобы мамы, папы, окружающие не впадали в крайности. Нельзя молчать отом, что видели дети: мол, скорее все забудьте. Но нельзя и постояннонапоминать.

Дети, пережившие такой стресс,могут выдавать очень серьезныереакции, вплоть до навязчивых идей. Нам важно это вовремя увидеть и помочь.Поэтому психологи с детьми и взрослыми будут работать постоянно.

– Было так страшно… –семилетняя Ксюша Мащенко съеживается, а в глазах появляются слезы. – Мы сподружками и Катюшей пошли в парк, и началась бомбежка. Я сестричку взяла, и мыв подъезде спрятались, пока нас бомбили, я не знаю за что…

А во Владивостоке мненравится. Мы на море ходим купаться. Так хорошо! И вкусно кормят, я такнаедаюсь. И я уже сплю хорошо, мне сны хорошие снятся. А раньше совсем спать немогла, боялась…

Пусть все твои сны отныне будут крепкими и добрыми, Ксюша! Наприморской земле, которая станет родной.

Кстати

В УправленииМЧС по Приморскому краю работает круглосуточная горячая линия 239-­99-­99,на которой ответят на все вопросы, связанные с беженцами.

Полковник Вадим Мазурук, заместитель начальника управлениягражданской защиты МЧС Приморья не стал ни опровергать, ни подтверждатьинформацию о том, что в ближайшие дни наш край готов принять борт МЧС сбеженцами. Однако есть информация, что в Приморье будет направлено более 2000беженцев с Украины. Так что пункт временного размещения, вероятно, еще не скорозакроет свои двери.