Славянам все под силу - и копье метнуть, и горшок слепить

Над просторной лужайкой неслись задорные украинские песни, недалеко неспешно разгорался переносной кузнечный горн, тут же, совсем рядом, мирно крутилось колесо прялки. В стороне работал «Картофельный тир»: ребятня и взрослые пуляли картошкой в глиняные горшки. Вышитые рубашки, сарафаны в пол, босые ноги – нет, это не игры исторической реконструкции. Это фестиваль традиций и ремесел «Братчина», который прошел в городе Фокино в усадьбе гончарного искусства «Жар-птица» и собрал мастеров со всего края.

6 авг. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3583 от 6 авг. 2014
917a9117668dca99285e0db02f8c6441.jpg

Традиции и ремесла объединяют народы и поколения, и фестиваль славянскойкультуры «Братчина» – лучшее тому доказательство

– К нам приехали 55 мастеров,– рассказывает представитель организаторов Наталья Христенко. – Мы не ставилиперед собой цель просто устроить выставку-ярмарку декоративно-прикладного искусства. Нет, мы с Марией Зворычхотели, чтобы получился праздник традиций, праздник славянской культуры, чтобынаши гости вспомнили свои корни и, возможно, узнали что-­то совершенно новое отрадиционных ремеслах.

Проведуденек за прялкой

Молоть зерно на муку ручнымижерновами только на первый взгляд простая работа.

– Пробуйте, пробуйте, – веселопредлагает девушка-организатор и подсыпаетгорсть пшеничных зерен. – Прокрутите – и вот она, мука…

Мука, конечно, она мука. Но ужкакая-то больно крупная да грубая.

– А вы как думали? – улыбается девушка. – Чтобы получить мелкийпомол, нужно эту же муку прокрутить еще и еще. Чем больше усилий, тем мельчепомол.

Да, непросто давался нашимпредкам вкусный белый хлебушек…

– Нашим прапрабабушкам простоничего не давалось, – нажимая педаль прялки и скручивая шерстяную нитку,рассуждает Ирина Димова, участница клуба «Рукодельница», что работает при музеегорода Спасска-Дальнего. – Вроде бы ничегоособо сложного в прялке нет, а вот представьте, что сидеть за ней нужно часамида днями…

В семье Ирины Димовой прялка,как и искусство пряхи, передавались, можно сказать, из поколения в поколение.

– У меня всегда в детстве былисамые замечательные варежки и носочки – пушистые и теплые, из шерсти кролика, –рассказывает Ирина. – Эти носочки вязали мои бабушки из пряжи, которую прялисами. Прялке в нашем доме уже 200 лет, пришлось, правда, кое-какие детали заменить, и, скажу вам, найти мастера, который смог бы это сделать,оказалось ой как непросто. У бабушек искусству прясть выучилась и я. Теперь умоей внучки самые пушистые и теплые носочки и варежки.

Прялку, на которой ИринаДимова работала во время «Братчины», в клуб «Рукодельница» принесли жителиСпасска-Дальнего: вот, говорят, не знаем, что с неюделать, нам не нужна, а вам?

– Конечно, нужна, – говоритИрина. – Этой прялке, думаю, лет сто, и она в отличном состоянии. Я уже научилаработе на ней нескольких человек, и желающих еще немало.

Сложного тут ничего нет,главное – научиться работать одновременно руками и ногами, чтобы рука крутиланиточку, а нога вовремя нажимала педаль.

К слову, есть такое поверье.Если сел ненадолго за чужую прялку – пряха тебе свое место уступила, то тоткусочек нитки, что ты сделал, нужно обязательно оторвать и спрятать. Это будеттвой клубочек счастья.

Поэзиякузнечного дела

Принимали участие в «Братчине»не только представители традиционных ремесел, но и мастера декоративно-прикладного искусства.Изделия из бисера, валяной шерсти и войлока, бересты и бумаги, бусины иукрашения ручной работы – всему нашлось место под шатрами «Жар-птицы». Мастера и гости фестиваля общались,слушали выступления хоров и солистов, отдыхали под густыми деревьями, гдецарствовал местный хозяин – рыжий красавец кот Митя, лично «проверивший» всешатры и скамейки перед началом «Братчины». Кто-томолол муку, кто-то сидел за гончарным кругом,пытаясь создать из куска глины хотя бы горшочек, кто-то метал копье с настоящим кованым наконечником вогромного медведя, нарисованного на деревянной двери. Наконечники, кстати,кузнец Николай Кагановский выковал для этого необычного аттракциона лично.

– Кузнечным делом занимаюсьуже 13 лет, – рассказывает Николай. – По образованию я технолог обработкиметалла. Когда не стало работы по специальности, начал искать, чем быинтересным в жизни заняться. И нашел. Учиться кузнечному делу было непросто,поскольку практически не у кого. В Москве, в Питере традиции этого ремесла непрерывались, у нас же в Приморье, во Владивостоке, все пришлось начинать с нуля– по учебникам, своим умом.

Кузнечное дело – горячее,тяжелое и непростое. Но в нем есть поэзия, красота. Что нужно, чтобы статьхорошим кузнецом? Иметь чувство формы, чтобы понимать, что делаешь. И, конечно,знать элементарную физику и технологию металлов.

Основные мои заказы –индивидуальные, по художественной ковке. Из самых интересных заказов запоследнее время – призы для победителей журналистского конкурса «Живая тайга».Ко мне чаще всего приходят с теми заказами, за которые уже никто не берется.

Оберегуглаза ни к чему

Поигрывая небольшим молотом,Николай показывал всем собравшимся, как же, собственно, выковать наконечник для копья. Меж тем гости фестиваляпродолжали погружение в мир традиций: угощались чаем из настоящего, что сапогомраздувают, самовара, расписывали глиняные изделия, любовались работой косторезаСергея Ефанова-Магаданского.

Сергей Борисович много лет жилна Севере, где и освоил ремесло костореза. Кость, по его словам, материалотзывчивый и сразу чувствует: годится для работы с нею мастер или нет. Еслинет, можно годами пытаться – и ничего не выйдет. Мастер Ефанов-Магаданский создает из бивня мамонта, моржовогоклыка удивительно тонкие, почти ажурные работы…

Валентина Москвитина, мастерпо изготовлению традиционных славянских кукол, о фестивале «Братчина» узнала отзнакомых. И поехала, потому что считает восстановление славянских традицийочень важным делом в сегодняшнем мире.

– Приморье – краймногонациональный, сюда приезжали люди со всей России, с Украины, изБелоруссии, Польши. И все со своими традициями, своей культурой, – говоритВалентина. – Забывать их нам, жителям России, жителям города-форпоста на краю страны, тем более в азиатскомокружении, просто нельзя.

Вот я делаю славянские куклы-обереги, которые века назад делали нашипрапрабабушки. Масленица, Коляда, Спиридон-солнцеворот, Купавка – выпомните, что это не только праздники, но и куклы?

Кстати, совсем недавно, надень Ивана Купалы, мы с детьми делали Купавок. Это удивительная кукла. НаМасленицу, например, вместе с куклой сжигается все плохое, все ненужное, всебеды. А с куколкой Купавкой, которая делаетсяна кресте, в ночь по воде отправляется все, что мешает, от чего нужноизбавиться…

Обережные куклы никогда нешились: они делаются только при помощи тряпочек, ниточек, которыми связываютсячасти куклы. В идеале даже ножницы не должны использоваться – ткань на лоскутылучше рвать. И нитки, которыми связываются такие куклы, тоже отрываются, ни вкоем случае не обрезаются.

У кукол-оберегов белое лицо и нет глаз, потому что славянесчитали, что через глаза вселяется злой дух.

Таких кукол делали толькоженщины и только в хорошем расположении духа, причем мастерицы во время работыеще и произносили специальные обережные слова.

О своем хобби я стараюсьрассказывать как можно чаще, показывать, учить этому делу, чтобы традиция неушла в прошлое.

На западе России фестивалиславянской культуры проходят очень часто, а в Приморье очень редко, и меня это огорчает. Но вот«Братчина» порадовала. Надеюсь, здесь, в «Жар-птице», такой фестиваль станет традиционным!