Земельный вопрос не стоит политизировать

Политические баталии вокруг земельной реформы в России вспыхнули с новой силой после февральского заседания Совета федерации, на котором обсуждался отвергнутый президентом Земельный кодекс. Как известно, 18 февраля верхней палате Федерального собрания не удалось преодолеть президентское “вето”, и многострадальный закон вернулся в Государственную думу. Результаты же поименного голосования в Совете федерации стали поводом для ожесточенной полемики как на федеральном, так и на региональном уровне. Губернаторы и главы представительной власти регионов, высказавшиеся против преодоления “вето” и, соответственно, против Земельного кодекса в его нынешнем виде, не избежали критики со стороны оппозиции. Данных руководителей обвинили в готовности узаконить куплю-продажу земли или, в лучшем случае, в невнимании к важнейшему вопросу.

15 апр. 1998 Электронная версия газеты "Владивосток" №358 от 15 апр. 1998

Политические баталии вокруг земельной реформы в России вспыхнули с новой силой после февральского заседания Совета федерации, на котором обсуждался отвергнутый президентом Земельный кодекс. Как известно, 18 февраля верхней палате Федерального собрания не удалось преодолеть президентское “вето”, и многострадальный закон вернулся в Государственную думу. Результаты же поименного голосования в Совете федерации стали поводом для ожесточенной полемики как на федеральном, так и на региональном уровне. Губернаторы и главы представительной власти регионов, высказавшиеся против преодоления “вето” и, соответственно, против Земельного кодекса в его нынешнем виде, не избежали критики со стороны оппозиции. Данных руководителей обвинили в готовности узаконить куплю-продажу земли или, в лучшем случае, в невнимании к важнейшему вопросу.

В число “провинившихся” попали губернатор Приморского края Евгений Наздратенко и председатель краевой думы Сергей Дудник. Региональное отделение партий, движений и общественных организаций, входящих в Народно-патриотический союз, призвало приморских руководителей публично отозвать свои голоса, поданные, по мнению НПСР, за продажу земли, а краевую думу рассмотреть земельный вопрос на ближайшем заседании.

С призывом защитить землю и отстоять “Земельный кодекс без права купли-продажи сельскохозяйственных угодий” обратились к председателям краевой, городской и районной дум, а также губернатору Приморья участники расширенного пленума совета ветеранов ЗАТО г. Большой Камень и Шкотовского района.

Приморские депутаты действительно еще не обсуждали Земельный кодекс. Работа над предложениями и поправками началась в комитетах краевой думы только в апреле.

Не зная мнения своих коллег, Сергей Дудник, по его словам, не мог голосовать за принятый Госдумой закон. Как и губернатор края, он высказался в пользу создания согласительной комиссии, которая займется доработкой Земельного кодекса. По твердому убеждению Сергея Александровича, данный вопрос не следует политизировать. Сам по себе кодекс, одобренный Госдумой 8 месяцев назад и успевший уже вступить в противоречие с принятыми позднее законодательными актами, не решит проблему эффективности земельных отношений. Проводить реформу можно лишь при наличии целого ряда соответствующих законов: о почвах, земельном кадастре, правилах залога, процедуре продажи земли и других. Кроме того, необходимо иметь в виду исторические и экономические особенности регионов в использовании земли. Вряд ли в России может быть найдена универсальная для всех краев и областей форма землепользования и оборота земли. Неурегулированность земельного вопроса уже заставляет субъекты Российской Федерации принимать собственные нормативные акты. Так поступила Саратовская областная дума, Земельный кодекс, разрешающий свободную куплю-продажу земли, прошел второе чтение в Госсовете республики Татарстан. Между тем принятый Госдумой закон практически не оставляет земельных ресурсов на долю субъекта федерации, оговаривая лишь земли федерального и муниципального значения. Сергей Дудник считает такое положение вещей, мягко говоря, несправедливым.

Кроме того, по мнению председателя Приморской думы, один из минусов принятого Госдумой кодекса в том, что он не предусматривает механизма исправления допущенных ошибок. Для Приморья, например, имеет большое значение, в чьих руках окажутся земли приватизированных портов. Есть стратегически важные земельные ресурсы и в других регионах России.

Что касается купли-продажи земли, разногласия по этому вопросу сводятся в основном к мере ограничений на оборот сельхозугодий. Мало кто спорит с тем, что запрещая куплю-продажу земли, кодекс не позволяет включить в рыночный оборот огромный товарный ресурс. Без рынка земли сельхозназначения невозможен, например, залог сельхозугодий для привлечения в сельское хозяйство кредиторов и, соответственно, перевооружение отсталого российского аграрного сектора. Но в то же время не вызывает сомнений и то, что рыночный оборот сельхозугодий в нынешней России не может быть абсолютно свободным. После повальной приватизации российское общество неоднозначно относится к перспективе частной собственности на земли сельхозугодий. Существует опасность интервенции иностранных покупателей, приобретения наиболее ценных земель российскими “денежными мешками”, банками, образования “латифундий” и спекуляции земельными участками. По мнению Сергея Дудника, при доработке земельного законодательства не помешает проработать положительный зарубежный опыт. Например, в Китае земля в настоящее время не продается, а отдается в аренду на 49 лет, но на объем инвестиций это никак не влияет. Поднять уровень сельского хозяйства в восточной Германии помогли банковские кредиты. В залог кооперативы отдавали долю земли, находящуюся в их собственности, - всего 20-25 процентов. Остальные арендованные у государства угодья даже в случае финансового краха сельхозпроизводителя оставались в неприкосновенности. Под пристальным государственным контролем находятся земельные ресурсы и в демократичной Америке. Иностранец может купить участок земли, но если в течение трех лет он не будет использовать его по назначению, правительство заберет землю обратно, вернув 70 процентов ее стоимости.