Борис Клюев В женщине мне нужна нежность

Народный артист России Борис Клюев о популярности не мечтает. Потому что популярен он вот уже больше 35 лет. Чего стоит одна лишь роль графа Рошфора в культовом приключенческом фильме «Д’Артаньян и три мушкетера», принесшая ему первый зрительский успех. За свою кинокарьеру он сыграл несколько генералов, директора ФСБ и даже президента Америки. А сейчас его героя из сериала «Воронины» – отца семейства Николая Воронина – обожают телезрители самых разных возрастов. Актер, который в этом году отмечает сразу два юбилея – семьдесят лет со дня рождения и 45-летие творческой деятельности – никогда не отказывается от работы: если позволяет время, он берется за роли и в сериалах, и в ситкомах. И каждый свой новый образ доводит до совершенства, вызывая восхищение зрителей, коллег и режиссеров. Наш корреспондент встретился с юбиляром в его гримерке в Государственном академическом Малом театре России.

16 июль 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3571 от 16 июль 2014
2f31aca8ae6d2f6b7839fd88f3cecc32.jpg

– Борис Владимирович, многие вашиколлеги жалуются на нехватку времени, откладывают интервью на долгие месяцы. Акак вы все успеваете при своей занятости?

– Суета присутствует практическивсегда и везде, от этого никуда не денешься, просто не нужно обращать на неевнимание.

– У вас получается?

– Я философски отношусь ко всемупроисходящему еще с тех времен, когда был мальчишкой. Но это совсем не значит,что я спокоен и равнодушен. Наоборот, я человек очень принципиальный, пофигизм– не мой стиль. Терпеть не могу предательство, измену и равнодушие – и наработе, и в личной жизни.

– Но вы живете и работаете в Москве, тутморе равнодушия...

–Я очень давно в Москве и помню ее совсем другой. Мой любимый период – пятидесятые, когда я учился в школе. Пожалуй,самое беззаботное время. Еще были живы мои бабушки и мама, а вот папа уже, ксожалению, умер. Были трудные послевоенные годы. Помню огромный московскийдвор, где я вырос. С утра до вечера мы играли в футбол, хоккей или теннис – насколоченном из досок столе. Даже пытались ловить рыбу на Патриарших прудах,хотя это было запрещено. Как хорошо там было зимой – каток, елка, песня издинамиков: «Мишка, Мишка, где твоя улыбка, полная задора и огня?»! На каток мыприбегали в первой половине вечера, потому что билет стоил на двадцать копеекдешевле. Это был наш район, где мы знали все проходные дворы и дома. Например,в знаменитом доме-утюге была надстройка театра Мейерхольда, там жиломного актеров.

– То есть вы с детства многих знали влицо?

–Да, это были публичные люди, и относились к ним все очень уважительно. Но самоесмешное, что артисты жили в тех же коммуналках, что и вся страна. Например, тотже Евгений Валерьянович Самойлов, которого я часто встречал на улице. В нашемдоме жил также Михаил Иванович Царев, потом он стал директором Малого театра.Так сложилось, что все мы потом и работали вместе.

– А правда, что выбыли довольно непослушным ребенком и даже не давали маме наладить личнуюжизнь?

–Все это правда. Мама овдовела в двадцать девять лет. И я не хотел, чтобы какой-то другой мужчина был рядом сней, я защищал честь своего отца.

– Она переживала из-за этой ситуации?

–Мама никогда не показывала свои чувства, тогда это было не принято. За нейухаживали мужчины, но дальше дело не шло. И потом, когда она уже сталастаренькой, я пытался как-то компенсировать ее одиночество, но она непринимала практически никакой помощи – была очень самолюбивой и гордой. За всевремя удалось только уговорить ее поставить решетки на окна.

– Какие качества выцените в современной женщине?

–Нежность, только нежность… Сложно ее воспитать, но если женщине она дана свыше– это подарок, и я всегда это глубоко чувствую. Вообще, отношения мужчины иженщины – сплошнаязагадка.Они рождаются непонятно как, из воздуха, и неважно, что в тот момент творитсявокруг. Сейчас нам уже рассказали, как во время войны возникали отношения междунемкой и русским или наоборот, все так и было – это жизнь! Чувства не зависятот обстоятельств. Помните, как у Пушкина: «Пришла пора, она влюбилась». И этимвсе сказано.

– Вы частосравниваете прежние и нынешние времена?

–Конечно! У меня есть определенные привязанности, и мне есть с чем сравнивать вотличие от молодых людей. Я помню, как раньше можно было бесплатно сходить вполиклинику, а сейчас платишь практически за все. Причем врачи все равножалуются, что мало зарабатывают. Однажды я пошел сдать анализы – и заплатилсемнадцать тысяч рублей! И тогда я подумал: а что же делать обычномупенсионеру, если у него, кроме пенсии, никаких доходов нет? Раньше люди былидобрее, а женщины – нежнее. Не было хамок и бизнесвумен, не было такогоколичества дорогих содержанок и откровенных идиоток. А уж если и были, то ониэто скрывали, потому что это считалось некрасивым! А сейчас, наоборот, сталонормой показывать свой достаток и то, «во что я одета». Жаль, что забыли фразу:«По одежке встречают, а по уму провожают».

– Что из эпохи СССРвам еще кажется правильным?

–Было такое понятие – народный контроль. Было много людей военного образца,которые просто были очень принципиальными и честными. Поэтому многие вопросырешались в кротчайшие сроки. А сегодня людям порой некуда идти со своимивопросами и просьбами. А если кто и дойдет до высших инстанций, столкнется спинг-понгом чиновников.

– Наверное, что-то вам и не нравилось в те времена?

–Неприятным моментом считаю то, что было огромное количество людей, которыеделали свою карьеру за счет партии иправительства. Даже в творческой среде были такие люди – как правило, менееталантливые, которые всеми правдами и неправдами лезли наверх. Это было везде:и в театре, и в кино, и на эстраде. В СССР также был запрет на некоторые темы ипроизведения. И я с этим непосредственно сталкивался. Например, у ВладимираСолоухина было замечательное стихотворение «Здравствуйте!». И многие включалиего в свои сольные выступления, но ни в коем случае нельзя было указать его впрограмме, потому что сам Солоухин был запрещен.

– А какие плюсы иминусы вы видите в сегодняшнем времени?

–Сегодня у людей есть свобода действий и большая возможность заработка. Это несравнить, конечно, с моим советским прошлым, когда мы, молодые актеры, ходили вместком и записывались в длинные списки для получения комнаты. А сейчас актерможет практически все себе заработать –участвуй в антрепризе, делай сольные концерты и вози их по стране, играй в кинои сериалах. Ты можешь купить себе хорошую машину, путешествовать по миру и такдалее. Даже если у тебя пока недостаточно знаний, популярности, но естьмолодость и здоровье, а главное – желание, ты можешь взять ипотеку и приобрестижилье.

– Тем не менее выочень органично вошли в новое время, у вас огромное количество ролей в кино и всериалах.

–Я артист, и это моя работа. Вообще, я придерживаюсь такого мнения, что мужчинавсегда должен работать. Меня приглашали сниматься даже в самые «отстойные» длянашего кинематографа годы, и я соглашался. Не люблю бездельничать! Когда у меняесть выбор, я отказываюсь, ну а если нет – работаю. Возможно, проблемаартистов, которых не видно в кино, в том, что их просто не приглашают насъемки? И тогда в качестве защитной реакции они вдоль и поперек «хают» сериалы,говоря, что не хотят в них сниматься. Но актер никогда не знает судьбу своегофильма! Кто бы мог подумать, что моя эпизодическая роль шпиона Трианона в «ТАССуполномочен заявить…» будет иметь такой общественный резонанс и принесет мнебешеную популярность? А кто мог представить, что зрителям настолько полюбятсягерои сериала «Воронины»? Ведь параллельно снимается огромное количествотелесериалов, и они умирают, умирают, умирают… А я уже сбился со счету, какойсезон «Ворониных» мы снимаем. А наша съемочная группа за это время стала однойбольшой семьей.

– В одном изэпизодов в «Ворониных» с вами снялась даже Римма Васильевна Маркова!

–Да, мы сыграли замечательную сцену, где Римма была моей старшей сестрой. Носначала пришлось ее долго уговаривать, потому что она относилась к съемкам несовсем серьезно: «Разве это роль – так, для поддержания штанов!» И тогда ясказал: «Римма, ну что ты! Ведь отношения между братом и сестрой можно сыгратьпо-настоящему глубоко идраматически». В результате она согласилась.

– БорисВладимирович, вы снимаетесь, преподаете актерское мастерство в Щепкинскомучилище и почти сорок пять лет работаете в Малом театре. А какую работу вы всеже считаете основной?

–Прежде всего я театральный актер.Малый– это дом, где меня примут, обогреют. И в 90-х, когда кино в России почти неснималось, театр всегда спасал.

– У вас, кажется,очередная премьера в театре?

–Режиссер Андрей Житинкин поставил «Маскарад» по Лермонтову. В этом году мыотмечаем 200-летиеэтого великого русского поэта, и мне немного смешно сравнивать с этой датой свойскромный юбилей. Но, тем не менее, спектакль приурочили к обеим датам –Лермонтова и вашего покорного слуги. Я играю главную роль – Евгения Арбенина,человека страстной натуры, умного и чрезвычайно удачливого. Полина Долинскаяиграет мою молодую жену, которую я в приступе ревности убиваю – вот такиестрасти у нас бушуют на сцене в канун моего 70-летия!