Крохотный остров, который кормит рыбой Евросоюз

Не все маленькие острова малонаселенны или пустынны. Есть пример Мигинго. Это крошечный африканский остров, расположенный в акватории крупнейшего тропического озера Виктория.

9 июль 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3567 от 9 июль 2014

Несмотря на то что по величине остров размером с футбольное поле, на нем проживает 131 человек (поданным переписи населения 2009 года). Эти люди организовали «сенатскуюреспублику», живут ловлей рыбы и не допускают в свое сообщество чужаков,рассказывает kulturologia.ru.

Остров является спорнойтерриторией между Кенией и Угандой и был заселен только в 1991 году. Тогда двакенийских рыбака Далмас Тембо и Дордж Кибебе отважились высадиться на нем.Прежде чем отправиться на этот остров, они провели обряд изгнания злых духов.Ведь среди африканцев, живущих вокруг озера Виктория, существовало поверье, чтоМигинго – дом злого духа Калеле. Тембо потом признавался, что за этот обрядизгнания им пришлось отдать 300 кг рыбы.

После этого к двум отважнымрыбакам присоединились около 60 африканцев из Кении, Уганды и Танзании. Однимиз мотивов заселения на Мигинго была возможность не только хорошего улова, но исоздания собственного «государства», коммуны, где бы не было неравенства и зла.К 2009 году население Мигинго достигло 131 человека, и после этого «почетныесенаторы», первопоселенцы Тембо и Кибебе приняли решение больше никого вкоммуну не принимать.

На этом островке есть пятьбаров, салон красоты, аптека, а также несколько гостиниц и четыре публичныхдома – мужчины заняты ловлей рыбы, а их жены и родственницы подрабатываюттелом. По правилам коммуны Мигинго чужой человек здесь не может находитьсяболее суток.

Основной улов здесь составляетнильский окунь, за неделю семья может заработать до 200–250 долларов – этосредний заработок африканцев за 2–3 месяца в соседних странах. Торговля наострове процветает, и до сих пор каждое утро сотни лодок причаливают к берегу.Рыба, вывезенная с Мигинго, транспортируется в Кению, а оттуда – в страныЕвросоюза и за его пределы. Обороты такой торговли составляют миллионыдолларов, и все это благодаря окуню-кормильцу.

Сохранять самостоятельность«государству» Мигинго позволяет их «спорность» – ни Кения, ни Уганда не могутвключить его в состав своей территории, а потому закрывают глаза на этихрыбаков. В течение последних 20 лет оба государства девять раз вступали ввооруженные конфликты из-за Мигинго. Поначалу береговаяохрана и Кении, и Уганды ломала лодки рыбаков, рвала их сети и даже застрелилашестерых человек. Но потом обе страны пришли к соглашению, что коммуна должнавыплачивать налог и тем и другим. В итоге сбор, который идет и Кении, и Уганде,составляет около 25 процентов от заработка рыбаков каждой стране. Еще 10процентов идет на содержание аппарата и сил самообороны коммуны. То есть жителиМигинго вынуждены расплачиваться за свою свободу 60 процентами заработанного.Но даже на оставшиеся 40 процентов заработка они живут в разы лучше, чем ихсоседи по озеру Виктория.

Управляют коммуной пожизненнодва «почетных сенатора» Тембо и Кибебе, а также еще пять выборных сенаторов(ими могут стать только мужчины старше 30 лет). Решения в семерке сенаторовпринимаются простым большинством. Максимальным наказанием на острове являетсяизгнание с него, простым наказанием – порка соломенными кнутами. За 20 летсуществования «государства» с него были выгнаны всего шесть человек, и все – закражи.

По соседству с Мигинго, в 200метрах от него, есть еще один остров – Усинго. Он до сих пор необитаем:считается, что на нем живут злые духи. Усинго тоже является спорным междуКенией и Угандой. Но обосновываться на нем солдаты армий обеих стран не желают– боятся посягать на территорию злых духов.