Был скопищем кабаков, стал главным портом

Мне кажется, в истории каждого города, как и в жизни любого человека, бывают особые события. Те самые, после которых обычное существование убыстряется, меняется темп развития, ритм движения. Возможно, именно такой период в истории Владивостока мы переживаем сейчас, кто знает? Об этом можно будет судить только через несколько десятков лет. Итак, о переломных моментах. Таким годом для Владивостока стал 1870-й.

2 июль 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3563 от 2 июль 2014

Доходы первого бюджетагорода значительно превышали расходы, потому что «некуда было девать»

Высочайшим повелением

Известный путешественникМихаил Венюков, посетивший Владивосток в 1869 году, так написал о нашем городе:«До последних годов это было скопище кабаков; теперь начал устраиваться портовыйи административный город на широкую ногу, т. е. на большем пространстве. Но по длинными широким улицам можно ездить только верхом из-за неровностей почвы. Домов порядочных нет, церковьчрезвычайно плоха». Согласитесь, картина неприглядная. Дело в том, что в 1860-хгодах главным городом и портом всего тихоокеанского побережья России был Николаевск,расположенный в устье Амура.

Однако в июле 1869 годаПриморскую область на пароходо-корвете «Америка» обследовала специальная комиссияиз Санкт-Петербурга во главе с генерал-лейтенантом Иваном Сколковым. Цель визита– определение места для перенесения военного порта из Николаевска. К тому временинедостатки Николаевска стали очевидны; в качестве его замены рассматривались Владивосток,Ольга и Посьет. Выводы комиссии склонились в пользу нашего города: «Бухта Владивосток…представляет собой обширную и совершенно закрытую от всех ветров гавань, на пологихберегах которой удобно и без значительных затрат могут быть устроены доки, пристании другие портовые сооружения».

13 июня 1870 года генерал-адмиралом,Великим князем Константином был издан приказ по Морскому ведомству № 21. В нем говорилось:«Государь император высочайше повелеть изволил:

1. Морскую часть в портахВосточного океана, изъяв из ведения генерал-губернатора Восточной Сибири, образоватьна общих основаниях…

2. Командиру Сибирскойфлотилии и портов Восточного океана присвоить звание главного командира портов Восточногоокеана.

3. Главный порт с морскимиучреждениями перенести из Николаевска во Владивосток.

О таком Высочайшем повеленииобъявляю к исполнению…»

Староста по приговору

В это же время организовалосьи гражданское население нашего города, выбрав себе общественного старосту. Трудносказать, повлиял ли на это грядущий перенос порта, но именно в 1870 году состоялисьсамые первые выборы. Историк Владивостока Николай Матвеев приводит такой историческийдокумент.

«1870 г. марта 27 дня.Жители г. Владивостока как домовладельцы, так и имеющие земли … на основании параграфа14 временных правил общественного управления во Владивостоке и п. Новгородском… избрали старосту… и кандидата к старостеи постановили: всем обществом обязанности старосты возложить на купца Якова ЛазаревичаСеменова, а обязанности кандидата на Михаила Петрова Колесникова, а приговор этот,за общим подписом, предоставить военному губернатору Приморской области. В чем обществоми подписуемся».

Далее Николай Матвеевпродолжает: «Любопытны подписи под этим приговором. Из тридцати их – десять иностранных,семь безграмотных русских. В числе их были также две женщины и один крещеный манза(китаец. – Прим. авт.)». Вот такой срез тогдашнего владивостокского «высшего» общества.Заметим, что в этом году впервые были введены доходные статьи, и в итоге городскойбюджет 1870 года имел доход в 1781 рубль, а расход – 690 рублей. Как заметил всетот же Матвеев, «остаток в 1091 руб., по-видимому, некуда было девать». Сейчас бытак…

25 мая 1870 года Особоесовещание по делам Приамурского края постановило: «Морские учреждения перенестииз Николаевска во Владивосток, где назначить пребывание главному командиру… Длянадобностей порта и для удовлетворения требований в стратегическом отношении островРусский, разделяемый от Владивостока проливом Босфор-Восточный, передать из удельногов морское ведомство». Именно тогда Русский стал исключительно военным «ВладивостокскимКронштадтом» и пребывал в этом статусе вплоть до начала постройки там кампуса Дальневосточногофедерального университета.

С рублем, но голодный

Конечно, такое масштабноемероприятие, как перенос порта, требовало централизованного финансирования, и ононезамедлительно поступило. В 1871 году на это было выделено из сумм Морского ведомствасто тысяч рублей и такая же сумма – в 1872 году. В 1873 году сумма удвоилась, в1874-м достигла цифры 415 с половиной тысяч рублей. В последующий период – до1880 года включительно – эти затраты составляли 135-139 тысяч рублей ежегодно. Трудносопоставить эти цифры с нынешними, но понятно, что вложения во Владивосток быливесьма немалыми. Началось интенсивное строительство буквально всего, необходимогов первую очередь для военных; да и гражданский народ прибывал с каждым днем.

Разумеется, с ростомнаселения обострились и проблемы, характерные для больших городов. Вот впечатления1872 года об иностранных купцах: «Они имеют тут свои лавки, в которых вполне безсовести грабят население. Нам лично случалось покупать в этих лавках всевозможныетовары для русской эскадры Тихого океана, и чудовищные цены на залежалый, бракованныйтовар поражали наше воображение и карманы. Неужели и теперь, когда Владивосток сталофициально главным портом Амурского края, наши купцы останутся глухи и безучастнык своим же собственным интересам, а русским людям придется безвозвратно попастьв кабалу к двум-трем иностранным фирмам…».

Столичные «Биржевые ведомости»в октябре 1874 года сообщали: «Квартиры во Владивостоке продолжают дорожать, такчто небольшие конурки доходят до 25 руб. в месяц; причиной тому выставляют, чтоне дают участков для постройки новых домов, а народу прибывает более и более, спереводом постепенно всех отраслей морского управления и разных учреждений из Николаевска.Другая беда во Владивостоке – это недостаток мелкой разменной монеты, от чего преимущественнострадают бедный люд и торговцы съестными припасами и мелочными товарами. Имея рубль,бедный рабочий бывает нередко голоден единственно от того, что нет сдачи у продавца;отдать рубль он боится, а продавец в долг не верит».

О будущем

В марте 1872 года журнал«Всемирная иллюстрация» опубликовал обзор «южных портов Восточного океана». Очеркпредставляет интерес и сейчас, а приводимые в нем соображения явно не утратили своейактуальности. Вот отрывки из него.

«Часть, омываемая водамиЯпонского моря, вдается в материк огромной впадиной, образуя залив Петра Великого.Этот обширный залив заключает в себе, в свою очередь, множество заливов меньшейвеличины, гаваней и бухт, весьма удобных не только для временной стоянки судов,но и для устройства отличных морских портов... В заливе Петра Великого находятсяпрекрасные естественные гавани, как Владивосток и Посьета.

Теперь, когда 17 летсуществования Николаевска на неудобном во всех отношениях месте убедило в необходимостиперенести главный порт и администрацию Амурского края на юг, в порт Владивосток, мы находим нужным сказать несколько слов о характеревообще наших южных гаваней и порта Владивосток в особенности. Можно сказать безпреувеличения, что гавани на Восточном океане есть лучшие из принадлежащих России…Глубокие берега, закрытые от ветров рейды, с хорошими якорными местами, навигация,продолжающаяся круглый почти год, за исключением каких-нибудь двух месяцев, – всеэто очень веские достоинства.

Близость Японии, лежащейв двухдневном переходе под парусами при хорошем ветре, соседство с приморскими китайскимигородами делают восточные порты отличным базисом для торговых сношений с Китаем,Японией и даже Америкой. Наши купцы, опираясь на такие пункты и имея в них склады,магазины, верфи для исправления и постройки судов, могут вполне завладеть торговлеюв Китайском и Японском морях, оживить весь край... Жаль одно – мы, русские, непредприимчивыекупцы и пока неудачные колонизаторы. Пройдут еще десятки лет, пока наш Восток подыметсяиз той глухой жизни, которую он влачит теперь...

Обратимся к Владивостоку.Порт этот идет по северному берегу бухты Золотой Рог, растянувшись почти на двеверсты. Бухта при своей ровной глубине, хорошем грунте для якорной стоянки закрытасо всех сторон высокими горами, защищающими рейд от всех ветров… Во Владивостокепока еще мало зданий. Кроме солдатских казарм, офицерского дома и маленькой механическоймастерской находится не более шестидесятидомов и трех десятков китайских мазанок. Теперь Владивосток ничего пока не производит,кроме так называемой морской капусты. Это составляет главную его отпускную торговлю,и та пока в руках трех или четырех иностранных купцов...

Места около Владивостокаизобилуют строевым лесом, что весьма важно для вновь возникающего порта. В 15-верстномрасстоянии от него находится даже корабельный лес, который может дать громадныепреимущества Владивостоку, обеспечивая собственную постройку судов… Во Владивостокеоткрыта ломка каменного угля, хотя не блистательного качества, но достаточно удобногодля потребностей портовых нужд и для паровых судов, приходящих на рейд… Событияскоро покажут, насколько способны наши южные гавани к устройству в них военных икупеческих портов; насколько успешно пойдет в них заселение и как откликнутся русскиелюди на зов колонизации…»

Как мы видим, Владивостококазался вполне способен к развитию. А станетли он российским центром в Азиатско-Тихоокеанском регионе, покажет будущее. Надеемся,вполне оптимистичное.