Главный козырь Михаила Козырева

Голос Михаила Козырева уже два десятка лет знают те, кто слушает радиостанции «Maximum», «Наше радио», «Ультра» и «Серебряный дождь». Его энтузиазм и особый талант радийщика дважды отмечен Международной премией имени Попова, почетным дипломом Ассоциации телерадиовещателей и другими профессиональными наградами. А в лицо его стали узнавать после выхода спектакля, а потом и фильма «День радио», в котором вместе с артистами знаменитого «Квартета И» он сыграл практически самого себя – программного директора «Как бы радио» Михаила Натановича. Об удивительной истории появления этого веселого спектакля мы узнали из первых уст: от самого Михаила Козырева.

14 май 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3536 от 14 май 2014

Известный радиопродюсер из праздника «День радио» сделалспектакль, а «Квартет И» сделал этот спектакль праздником

Радио

– Михаил, расскажите, как и когда вывпервые по-серьезному начали работать на радио?

– В 1992 году я уехал в США и вКалифорнии подал документы в колледж на кафедру русского языка. Они каждый годнанимали так называемых языковых ассистентов, задача которых – погружение студентов в языковую атмосферу и вкультуру той страны, которой они интересуются. А так как тот колледж специализировалсяпо работе со средствами массовой информации, я посещал курсы, связанные смассмедиа. Кроме того, у этого колледжа были свой маленький театр, своя маленькая киностудия и своя собственнаястуденческая радиостанция. Я пришел на радиостанцию и предложил: «Давайте ябуду делать программу про русскую музыку!».

– В Россию вы вернулись, чтобы применитьзнания на практике?

–Я вернулся в Екатеринбург, поскольку сильно заболел папа. И нашел себе работуна местной радиостанции. Мы делали смешную программу, которая называлась «Радио«Голос совести». А потом мой двоюродный брат – он работал в Москве виздательстве – сказал мне, что совместно с американцами открываетсярадиостанция, которая будет называться «Радио Maximum», и туда требуется программный директор. А таккак у меня был опыт работы на американской студенческой радиостанции, меняуговорили приехать в Москву на собеседование. И оказалось, что я гораздо больше знаю, как работаеткоммерческое радио, чем другие претенденты на эту должность. Таким образомначалась моя большая московская радиокарьера.

Знакомство

– А как вы попали в проекты «Квартета И»– в спектакль и фильм «День радио»?

–В конце 90-­х годов юмор, который был на радио, это был юмор от Коли Фоменко. Он был абсолютным законодателем того, как можно шутить по радио. Не былотогда никаких «Юмор FM», «Comedy Club»… Был только Коля и его шутки на «Русскомрадио». И ощущение того, что Фоменко вообще непобедимый, никто не умел шутить в его стиле. Я в 1998 годуоткрыл «Наше радио». И материала для эфира было очень немного, поскольку у насбыли только патриархи русского рока: «Алиса», «Аквариум», «ДДТ», «Чайф»,«Наутилус Помпилиус», «Бригада С»… И я просто не находил себе покоя, думал: чем, кроме музыки, можно разнообразитьэфир, каким еще фишками? И мне кто-то посоветовал пригласить молодых ребят – онииграли в театре ГИТИСа, и с ними даже уже что-то пытался сделать совместноеЮра Аксюта – он тогда руководил «Европой плюс», но что-тотам у них не состыковалось. Я пришел на спектакль «Квартета И» – и понял, чтонашел ключ к своему замку! Эти четверо – два прекрасных одессита, парень изРязани и парень из Казани – и я былисозданы друг для друга! В первый же месяц нашего сотрудничества мы придумаликучу разных рубрик для эфира. Придумали «Недостоверные новости» – это полная«пурга», поданная под видом серьезных новостей. Придумали «Мексиканскихнегодяев», которых Леша и Слава озвучивали. Для хит-парада «Чартова дюжина» сталиделать рубрику «Черновики» и «Летящий вдаль беспечный ангел»… Это все былоочень весело и смешно. Ребята сидели у меня днями и ночами, и мы наблюдали затем, что происходит на радио. И из наших наблюдений в итоге и родился спектакль«День радио»…

«День радио»

– Вам показали уже готовую пьесу или вы знали, что нечто такое замышляется?

– В какой-томомент ребята поставили меня перед фактом, что они начали писать пьесу, так каку нас тут много всяких разных ярких персонажей и материала, готового для переноса на сцену. А дальше я им простопомогал с историями различных персонажей, типажей, которые на каждойрадиостанции имеются. В итоге все это выросло в спектакль «День радио».

– А у вас было предчувствие успеха?

– Если бы кто-тотогда сказал, что именно «День радио» выведет ребят на большую орбиту, никто бы в это не поверил! Как и в то, что ябуду играть в этом спектакле 13 лет спустя, и в зале будет аншлаг, и билетыбудут стоить каких-то астрономических денег. Признаться, я даже не хочузнать, сколько они сейчас стоят!

– Вы сами предложили свою кандидатуру вкачестве персонажа и участника спектакля?

– Вообще, то, что мне предложили играть в спектакле, –большая авантюра. Я ребят сразу предупредил, что последний раз играл в школьномспектакле «Укрощение строптивой», и это была невыдающаяся постановка… А онисказали: «Мы сейчас тебе все покажем и объясним». И действительно, они работали со мной. Но я с них взялобещание: если я буду безнадежен, то они мне скажут об этом до премьеры. Несказали… И так оно все пошло и покатилось…

Вне квартета

– Вопрос про день сегодняшний. Где выработаете, что ведете?

– На телеканале «Дождь» осталась однаиз моих двух программ, и еще веду программу «Мишанина» на радио «Серебряныйдождь» – это долгожитель радиоэфира.

– С Феклой Толстой?

– Да, мы ведем с Феклой. Когда яработал с «Нашим радио», с «Maximum» и с радио «Ультра», у меня был интенсивный,насыщенный и тяжелый период жизни. Все было поставлено на рельсы, программывыходили, фестивали шли, но у меня накопилась огромная усталость, что в общем-тообъяснимо. Я нес ответственность за 150-300 человек и должен был финансовообосновывать существование радиостанций, постоянно биться с инвесторами и учредителями, доказывая им, чтомы еще можем просуществовать год, у нас не уменьшится аудитория, а если онауменьшится, мы сможем заработать, выпуская пластинки или делая телепрограммы… Вкакой-томомент я решил, что все про это уже знаю и надо заниматься тем, что доставляетмне максимальное удовольствие.

– А что вам доставляет максимальноеудовольствие?

– Вести программы. Поэтому программа«Мишанина», которую я придумал и предложил, идет сегодня дольше, чем любая на«Серебряном дожде». Я абсолютно счастлив, работая с Феклой, я ее добивалсянесколько лет, потому что у меня были сначала две другие напарницы, и ни однаиз них меня до конца не устраивала. И каждый год я встречался с Феклой, пыталсяее уговорить со мной работать. И в конце концов я ее додавил, о чем ни минутыне жалею, потому что она — напарница моей мечты. При этом мы все же иногдаругаемся так, что приходят сотни сообщений от слушателей: «Прекратите оратьдруг на друга!» Но для радиопрограммыэто как раз очень хорошо.

– А что нового в кино?

– Я делаю саундтреки к большинствуквартетовских фильмов, подбираю музыку к ним. Я имею большой опыт созданиясаундтреков, еще со времен фильма «Брат-2» ко мне периодически обращаютсякиношники. И мне эта работа тоже очень нравится.

– Какие еще есть театральные проекты свашим участием?

–Есть наша история с Алексом Дубасом, которую мы затеяли совместно с нашимдругом продюсером Максом Волковым, – спектакль «МКАД». Он сейчас идет в Москвеуже второй сезон. Надеюсь, что мы точно будем играть его и в следующем сезоне,а этим летом все-таки снимем видеоклип на песню Жени Любич, котораятоже занята в спектакле. «МКАД» – это наши с Алексом размышления о самыхстранных путешествиях, о странных людях и ситуациях в нашей жизни, а ещеназвание – это аббревиатура наших имен. И я, и Алекс, мы все время думаем отом, что, может быть, пора уже запускать «МКАД-2»? Уникального материалапредостаточно… Радио, театр, кино, телевидение – вот вроде все мои планы насегодня…