Добро дает силы

В этом доме телефон звонит с утра до вечера. В этот дом приходят за помощью и советом, с благодарностью и поделиться радостью. В этом доме витают удивительно вкусные запахи, поскольку хозяйка готовит, что называется, на пять с плюсом. В этом доме тепло и доброта. А чему удивляться? Ведь хозяйка – Светлана Морозова, председатель Совета почетных граждан Владивостока, человек большого сердца и теплой души. А кроме того, Светлана Морозова возглавляет ряд крупных общественных организаций и ни в одной из них не числится номинально, нет, она всегда вникает в суть происходящего и уж если за что берется, то всерьез.

30 апр. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3531 от 30 апр. 2014

Светлана Морозова о любви, вере и трудных подростках

С верой в хороших людей

– Скоро вам исполняется72 года, Светлана Сергеевна. А вы вся в делах, в общественных заботах, помогаетелюдям. Не устаете? Зачем вам все это?

– Сразу-то и не ответишь.Может, это у меня в крови, в натуре – заниматься добрыми делами, помогать людям?Это всегда было для меня необходимостью. С детства. Думаю, это генетически передалосьот мамы.

Вот она идет с работык дому. И ей навстречу несутся дети из окрестных домов, целая ватага. У мамы длявсех найдутся конфеты, доброе слово, улыбка. А они висят у нее на шее, обнимают.

Мама была врачом-гинекологом.Но в то время специализация редко кого волновала, люди приходили к ней со своимипроблемами со всей округи, и она никому не отказывала. День или ночь – разницы небыло. Шли в любой момент за помощью. И потом, как это было принято в послевоенноевремя, всегда приносили в благодарность что-то – кто яйца, кто окорок. Еды домабыло много. Поэтому я кормила – угощала – обездоленных, выносила еду все время.Потому что в доме была хозяйкой уже лет с семи, а как же? Мама и папа на работе,прибрать-приготовить – моя обязанность. С тех пор у меня сохранилась привычка: оченьлюблю кормить людей. Вкусно и от души.

К маме приходили не толькос медицинскими проблемами. У кого муж ушел, у кого житейские проблемы – к МарииТимофеевне шли за советом, за помощью.

А отец у меня был строгий,суровый. Может быть, стержень во мне от него, часть его характера.

И как только меня о чем-топросят, у меня голова начинает работать четко, ясно. Кому позвонить, что сказать,кто точно не откажет – все сразу в голове.

– Вот-вот, важный вопрос:почему вам не отказывают?

– Может, потому, чтоя не запятнала ни разу свое имя, что корысти в моих просьбах нет, не себе же прошу.Ну и как тут отказать?

В сложных ситуациях,например, когда хороший человек из жизни уходит, люди часто теряются. А я, наоборот, собираюсь. И люди знают, что я справлюсь, чтовсе будет правильно. Доверяют.

А потом – людей сколькохороших вокруг! Много больше, чем мы думаем. Вот пример. Надо было одного из нашихпочетных граждан госпитализировать. Позвонила в три больницы – никто из главврачеймне не отказал, все понимали, что человек заслуженный. Особое внимание к нам, почетнымгражданам, всегда проявляет Вячеслав Глушко, главврач тысячекоечной, очень уважительнои бережно относится.

Или вот другой пример: ушла из жизни Юлия Агронская, почетный гражданин.И я обратилась к чиновникам, руководителям предприятий, и никто не отказал в помощи.Игорь Бабынин помог с похоронами. Он не отказал, а сделал все, что мог. И даже больше! И Константин Лобода помог. И ЖанКузнецов пошел навстречу, дал нам возможность провести церемонию прощания в «Олимпийце»,выделил в плотном графике спорткомплекса час, автобус предоставил. Добрых людей– я точно знаю – очень много вокруг.

Еще пример. Когда я решила построить мемориал жертвам политических репрессийна Лесном кладбище, думала: где же деньгивзять? Я, правда, своих вложила немало: когда умер мой сын, я продала его квартиру и дала обет, что все деньги пойдут на благие,добрые дела. Но все равно искала партнеров. Звоню Евгению Коржу, говорю: «Женя,подскажи, к кому обратиться из коммерсантов». А он отвечает: «Светлана Сергеевна,а меня вы недостойным сочли?» Я растерялась, говорю: да что ты, мне неловко просто.А он улыбнулся и выделил средства. Ну как таких людей не любить? Вот потому ужея обратилась прямо к нему, когда погибли наши ребята, собровцы. У одного три дня,как дочка родилась, жена молодая вдовой осталась. Вот над ними Женя взял шефство,помогает.

Или Валерий Кан в Уссурийске.Какой хороший парень! С его помощью мы провели турнир памяти сотрудников внутреннихдел, погибших при исполнении служебного долга, думаю, сделаем его традиционным.Он ведь знает, как в 1991 году пришли ко мне молодые ребята и сказали: СветланаСергеевна, мы хотим сделать федерацию тэквондо и просим вас стать нашим президентом.Я – тот еще знатный тэквондист – даже растерялась. А он объяснил: мы не хотим, чтобынас прибрал к рукам криминал как спортсменов, мы хотим другой жизни, ваш авторитетнам поможет. Ну что?.. Как можно отказать? Три года была президентом. И они этопомнят.

Я нужна людям, потомуи живу, думаю. А вот когда стану не нужна, тогда, Господь скажет: ну вот, Света,ты на этом свете все сделала, иди теперь ко мне.

Да, на всю работу этунеобходимы время, силы, но мне не тяжело, наоборот, в радость.

Совет – реальная сила

– Совет почетных гражданстал при вас отнюдь не номинальной организацией, не сборищем свадебных генералов,а реальной общественной силой.

– Помню, когда мы в первыйраз собрались на заседание, даже не знали толком, сколько почетных граждан, ктоони. И я сказала: начинаем работать! Мы должны стать семьей, заботиться друг о друге,должны быть активной составляющей общественной жизни города, наше мнение должностать весомым и важным.

Вот так и сделали. Издаликнигу, в которой названы все почетные граждане, их заслуги, активно принимаем участиев городских акциях. Вот пример. 185-й детский сад, что в Советском районе, построенв том числе на средства спонсоров, которых нашли почетные граждане. 38 миллионоврублей мы вложили, обратившись к спонсорам. Игорь Пушкарев, глава города, не зрянас благодарил, когда открывал этот детский сад.

Открыли общественнуюприемную, люди идут к нам со своими проблемами, доверяют нам. Разве это мало значит?

Почетные граждане дляменя как дети, мамой меня зовут, хотя многие и старше. Наверное, я была созданадля многодетной семьи. Люблю их, каждого, обзваниваю регулярно. Мы всегда вместе– вот это и есть та самая семья, про которую я говорила. Многие почетные гражданестали членами других очень значимых общественных организаций – комиссии по помилованию,Фонда мира, общественных советов при УВД края и города, экспертных советов при губернатореи так далее. Все работают!

Чужой беды не бывает

– Есть у вас еще одназабота, еще одно дело, которое, возможно, не все понимают. Несовершеннолетние преступники.Вы приносите подарки в СИЗО, бывали в колонии во Врангеле. Зачем вам это?

– Я считаю себя и всехвзрослых виновными в том, что эти дети стали преступниками. Мы, взрослые, равнодушные,доброту лишний раз боимся проявить. А увидели бы вовремя ту девочку или мальца,протянули руку помощи, маленький человек бы откликнулся. А так – ребята озлобляются,и подхватывает их криминал. И мы в этом виноваты, все.

Я всегда говорю: ребята,я к вам пришла не потому, что вы преступники, я осуждаю то, что вы делаете. Но выдети. И я надеюсь, что вы не пойдете по этому пути, исправитесь. А я всегда помогу,вы только обратитесь, приходите вовремя! И защитить вас смогу.

И я не шучу. Когда кого-тозащищаю, о себе вообще не думаю. От отца у меня стержень, могу так посмотреть, такимтоном сказать, что человек десять раз подумает.

Однажды мне позвонилстарый человек и сказал: моего внука убили подростки. Но я не осуждаю, что вы ходитек ним в тюрьму. Я понимаю: если бы эти ребята попали в ваше поле зрения раньше,возможно, и мой внук бы остался жив. Такие слова дорогого стоят.

Бывает, на улице подходятмолодые ребята, здороваются, говорят спасибо. Я присматриваюсь, спрашиваю: вы что,сидели? Да, отвечают. Вот совсем недавно парень позвонил: узнал, что я председательпопечительского совета храма, купил талоны на кирпичики – есть такой специальныйвид взносов на строительство собора, в церквях продаются. Спасибо вам, говорит,я помню, как вы приходили в СИЗО.

Добро всегда сильнее,вот во что я верю. И не могу ни через кого переступать.

На Морском кладбище ужебыл готов фундамент под часовню. Все документы готовы, рядом – могила воина-интернационалиста,его мама согласие дала. А потом позвонила, плачет: Светлана Сергеевна, я не хочу,чтобы рядом с могилой сына люди ходили, еще затопчут. Ну вот казалось бы: ее согласиеписьменное у меня есть, 300 тысяч в фундамент уже вложено, что там эти слезы? Ноне могу я, не смогу жить, если буду знать, что кто-то мною обижен, страдает. Я понимаюэту женщину, сама похоронила сына. И мы нашли другое место под часовню.

Он выбрал меня мамой…

– В вашем сердце умещаетсястолько чужих горестей, просьб, страстей. А была в вашей жизни большая любовь?

– Я всегда нравиласьмужчинам, в меня влюблялись, мною восхищались. Но издалека. Ничего большего я просто не позволяла.Так же, как всю жизнь не позволяла себе влюбляться без оглядки, терять голову. Всегдаудивлялась, когда подруги, знакомые страдали от любви. У меня всегда стоял заслон.

Но большая любовь в моейжизни все же была. Любовь к сыну. Когда ему было три года, Сашенька сам выбрал менясвоей мамой.

Мне было 35 лет. Я приехалатогда в детский дом в Уссурийске по делам. Мы прошли по этажам, заходили в группы.И в одной из них ко мне подбежал мальчик, вскарабкался на руки и сказал: «Это моямама!». Мое сердце растаяло – навсегда. Собственно говоря, с рук в тот день я егои не спустила, забрала с собой, а уж потом мы стали с мужем оформлять документына усыновление.

Санечке была отдана всямоя любовь. Он был тяжело болен, мы знали это. Сколько раз мне говорили: верни его,возьми другого, здорового. Я даже понять не могла, что же мне такое говорят. Какэто – вернуть своего ребенка? Кому? И Санечка был моей радостью целых 37 лет. Счастьематеринской любви – вот что он мне подарил.

Дружить, а не строитьглазки

– Вы так умело управляетемужчинами. Это особый дар?

– Не управлять. Я умеюдружить. Умею быть честной. Я никогда не флиртовала, не строила глазки. Когда мужушел из жизни, я знала: никого искать не буду. Не будет никого достойнее. И многимженщинам готова сказать: найди себя в благих делах и не надо тебе будет никакогомужа, в жизни появится смысл.

А вот друзей-мужчин уменя много. Я умею слушать, все тайны, которые мне доверяют, уйдут вместе со мной.Умею дать нужный совет, жизненный опыт тут много значит. И на мужчину я сразу смотрюкак на брата, на сына, а не как на добычу. И мужчины чувствуют.

Есть два человека (онипоймут, что я говорю о них), которых я называю своими сыновьями. Младшего я знаюи люблю много лет. А со старшим познакомилась не так давно, но сразу увидела в немродственную душу, внутреннюю силу и доброту.

Я-то в людях разбираюсь,мне еще Джуна говорила: у тебя дар есть. Так что плохого и хорошего человека чуюсразу. И в лицо, к примеру, меркантильным мужчинам сразу это говорю. Мужчины ценятчестность.

Бывает, ко мне жены обращаются,просят поговорить с мужьями, за советом приходят. Вот как к маме моей когда-то.А говорю я с мужиком так, как мой отец говорил. Голос жесткий, в душу проникает.

– Светлана Сергеевна,скоро у вас день рождения. Какой тост вы бы сказали сами себе?

– Чтобы было здоровьеи чтобы как можно больше успела сделать добра для людей. Я верующий человек. А Господьговорит: чем больше блага вы сделаете на земле, тем больше воздастся им там, нанебесах. Я в это верю. И делаю добро для тех, кто ушел и кто жив. И это дает мнесилы. Нужна я людям? Всегда доступна, всегда помогу.