Сложить друга в чемодан. И закопать

Убийство 27-летнего жителя Владивостока Вадима Рощинского, как это ни дико прозвучит, из разряда обыденных. И резонансным оно не стало. В Приморье едва ли не каждую неделю гибнут люди во время бытовой поножовщины или пьяных разборок. Тем не менее старшему следователю первого отдела по расследованию особо важных дел следственного управления СК России по Приморскому краю Руслану Кибиреву (на фото) это уголовное дело запомнилось прежде всего своей жестокостью и бессмысленностью.

16 апр. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3523 от 16 апр. 2014
40a6c16c3f3044c6735a8276408247a4.jpg

Лишили жизниза квартиру, которую не знали, как продать

Имена и фамилии некоторых персонажей этой истории изменены.

Убить человека – другое дело

Заполучить много денег и лучшесразу – давняя мечта Юрия Кремера. Но к своим 24 годам иного богатства, крометрех судимостей, парень не нажил. Первый раз он сел на скамью подсудимых в 15лет за кражу: в июне 2002 года Первореченский районный суд Владивостокаприговорил его к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с испытательным сроком двагода. Но урок впрок не пошел: уже через год Кремера вновь осудили. И снова закражу. На этот раз он получил реальный срок – 3 года и 3 месяца. Правда, черезгод с небольшим он был освобожден условно-досрочно. А в ноябре 2005 годаего посадили за угон автомобиля на 5 лет и 3 месяца. Вместе с ним по этому жеделу в зону пошел его одногодка и друг детства Евгений Тельман. Они и условно-досрочное освобождение получили почти в один день,в феврале 2009 года. Для Тельмана это была первая ходка в места не стольотдаленные.

Убить охранника крупноготоргового центра Вадима Рощинского, чтобы потом продать его двухкомнатнуюквартиру, Тельману предложил Кремер в начале января 2011 года. Мол, я с нимработаю в охране и все о нем знаю.

– Вадим живет один, в случаеего исчезновения никто искать не станет. Квартира у него приватизированная. Ееможно продать по рыночной цене за два миллиона, я узнавал. По «лимону»наличманом на брата – это круто! Деньги получим и сразу рванем из Владика, –убеждал товарища Кремер.

Сначала Тельман не придавалзначения этим разговорам, отмахивался от них, как от бредовой идеи. Во-первых, ему не хотелось в тюрьму. Он знал: этодалеко не курорт. Во-вторых,ему было страшно. И еще он боялся крови…

– Одно дело – угнать машину,другое – убить человека. Это совсем иной срок, – говорил он Кремеру. Но тоттолько смеялся и убеждал: проблем не будет.

Все решил случай. В апрелеТельман сидел без работы и очень нуждался в деньгах. И когда Кремер во времяразговора вновь предложил завалить своего приятеля Вадима Рощинского, дабыразом решить их финансовые проблемы, согласился. Злоумышленники тут жеразработали подробный план преступления.

Я его добил

8 апреля Кремер получил вторговом центре зарплату – 15 тысяч рублей. Из этих денег он выделил своемуподельнику 8 тысяч рублей на покупку электрошокера «Конвой К-111», а сам приобрел набор кухонных ножей сдлинными лезвиями. Вооружившись, заговорщики были готовы к реализации своегокровавого плана. Они уже не могли остановиться. В этот же вечер, около 23часов, Кремер позвонил на мобильник Рощинскому:

– Мы с корешем купили пивка. Утебя нет желания посидеть отдохнуть?

Вадим отказываться не стал,пригласил парней к себе домой, попросив лишь купить по пути его любимое пиво«Таежное живое».

В подъезде Кремер достал изпакета электрошокер – проверить, работает ли. Тельман достал из набора столовыйнож длиной около 20 сантиметров и тоже спрятал его в карман куртки.

Вадим их ждал, обрадовался иприятелям, и пиву. Кремер зашел в квартиру первым, Тельман следом. Гости разулисьи прошли в комнату…

Из показаний подозреваемогоЕвгения Тельмана:

«Когда Рощинский встал к нам спиной, Кремербыстро достал электрошокер и поднес к шее Вадима. Однако Рощинский не упал, какмы надеялись, он только спросил:

– Вы че, пацаны?

И тогда я вытащил нож инесколько раз ударил его в спину. Юра тоже продолжал наносить ударыэлектрошокером. Вадим был голый по пояс. Когда он повернулся ко мне, я ударилего ножом под левую лопатку, то есть в область сердца. Рощинский не кричал, всепроисходило молча. Потом он побежал к выходу из квартиры. Кремер за ним,продолжая наносить удары электрошокером в шею, спину, грудь. Вадим упал, а онвсе бил и бил. Я тоже нанес около 10-12 ударов в спину. Сталь ножа оказалась мягкой –лезвие погнулось. Рощинский захрипел, и я понял, что он еще жив».

От вида крови Тельману сталодурно, он побежал в ванную. Когда умывался, туда зашел Кремер, в руках укоторого был кухонный нож с черной рукояткой. Это был нож хозяинаквартиры.

– Я его добил, – ухмыльнулсяпарень. Но как он «добил» Рощинского, уточнять не стал.

Труп Вадима убийцы положили вванную. Испачканный кровью ковер свернули в рулон и около часа ночи ушли изквартиры.

Свидетельствоне нашли

На другой день, около 11 часов,Кремер и Тельман вернулись в квартиру убитого – надо было спрятать труп иуничтожить свои следы. По пути на рынке купили большой черный чемодан,полиэтиленовые мешки для мусора и скотч. В мешки завернули тело Рощинского,обмотали его скотчем и положили в чемодан. Чтобы избежать трупного запаха,чемодан вытащили на балкон: на улице ещебыло прохладно.

На уничтожение следовпреступления они потратили весь день и всю ночь. Личные вещи и документы Вадимараспихали по пакетам из-под мусора и сожгли наближайшей помойке. Когда улики сгорели, преступники поехали к Кремеру домойснимать стресс водкой. Пили молча, им не о чем было говорить. Каждый думал освоем. Точнее, они думали об одном и том же: как каждый потратит свой кровавый«лимон».

10 апреля рано утром Кремер иТельман взяли чемодан с трупом и отправились на железнодорожную станцию Чайка.Они прошли по пустынному на тот час Владивостоку с улицы Кирова до железнойдороги, и никто из горожан не обратил внимания на двух молодых людей, несущихвдвоем явно тяжелый чемодан. Никто не позвонил в милицию, чтобы сообщить остранной паре. И в электричке Кремер и Тельман также остались неприметными, безпроблем добравшись до остановки «9232 километр». Недалеко от станции находиласьдача Тельманов.

Дождавшись, когда электропоездуедет, парни направились в лесной массив. Углубляться в лес не стали, отошли отстанции метров на 400, выбрали первое попавшееся безлюдное место и закопалисвою страшную поклажу. Лопату, кстати, Тельман взял со своей дачи. После тогокак труп был спрятан, он ее выбросил.

В этот же день они перевернуликвартиру убитого вверх дном, но свидетельства о праве на жилплощадь не нашли.Паспорт Рощинского, тысяча рублей одной купюрой, системный блок компьютера,электролобзик, дрель, мобильный телефон «Самсунг» без СИМ-карты – вот и вся их добыча. Два миллиона рублейтак и остались несбыточной мечтой преступников. Паспорт Рощинского Кремерзабрал себе. Позже этот документ станет одной из основных улик в этом уголовномделе.

Вадим был хорошим парнем

Когда охранник торгового центраВадим Рощинский не пришел на работу, его начальство заволновалось. Парень былна хорошем счету, не злоупотреблял спиртным, никогда не опаздывал на дежурство,если что, всегда был готов подменить товарища. А тут как в воду канул, пятьдней кряду не давал о себе знать. Сам не звонил и на телефонные звонки неотвечал. И справиться о нем не у кого: Вадим жил в двухкомнатной квартире один.Его отец умер в 2007 году, мать много лет назад уехала из Владивостока, ипарень не поддерживал с ней связь. Соседи тоже ничего не могли пояснить поповоду его исчезновения.

Правда, один из них вспомнил,как несколько дней назад около полуночи в квартире Вадима кто­то дико закричал.

– Я подошел к двери, постучал,подумал, может, чего случилось. Но за дверью – тишина, и я пошел спать, – позжерассказал следователю сосед Рощинского.

Мужчина обратился в милициюпримерно через неделю после исчезновения Вадима. Он увидел объявление с егофото на лестничной площадке своего дома, где сообщалось, что сосед пропал.

Как и бывает в таких ситуациях,правоохранители стали изучать друзей, приятелей и коллег пропавшего. Одна иззнакомых Рощинского, Лариса Белова, также работавшая в этом торговом центре,хорошо знала Юрия Кремера и не раз слышала, как он называл фамилию Тельмана. Этоуже была ниточка, одна из тех, что впоследствии привела к убийцам.

Из показания свидетеля Беловой

«В апреле 2011 года, примерно в первойполовине месяца, прошел слух, что Вадим Рощинский пропал. Я позвонила Кремеру испросила, знает ли он что-нибудь о пропаже Рощинского.Юра ответил отрицательно и еще пожалел Вадима. Сказал, что Вадим был хорошимпарнем. И еще Кремер предположил, что Рощинский куда-нибудь уехал. Где был Кремер в период с 7 по 10апреля, я не знаю, в то время мы уже проживали отдельно. Но я к нему заходила ивидела, что у него появился системный блок компьютера. Кремер сказал, чтокомпьютер ему отдали друзья. Но я ему не поверила. Я знала, что таких щедрых друзей у него нет».

Не вдаваясь в подробностираскрытия этого преступления, скажем лишь, что свою роль здесь сыгралатарификация телефонных разговоров между одним из убийц и погибшим.

Кремера и Тельмана брали утром,каждого в своей квартире. Сопротивление преступники не оказали. Но когда наЕвгения надели наручники, он заплакал. Видимо, вспомнил свои же слова, чточеловека убить – это не машину угнать. За отнятую жизнь совсем иноенаказание.

На предварительном следствииКремер отрицал свою причастность к убийству, все валил на Тельмана, изображаяиз себя жертву влияния приятеля. И утверждал, что они хотели только напугатьРощинского.

– У нас не было умысла наубийство. Была договоренность только оглушить Рощинского, связать его и потомзаставить переписать квартиру на Тельмана. Мы хотели его запугать, чтобы он необратился в правоохранительные органы. Но Вадим оказался крепким, поэтому мыприменили к нему электрошокер. Нож оказался у меня под рукой случайно. Мыперестарались. Я раскаиваюсь, – рассказал он на следствии.

Ему не поверили

Суд приговорил Кремера и Тельмана к длительным срокам отбываниянаказания в исправительной колонии строгого режима.