Возвращение из забвения

«Рядовой Доркин Александр Ефимович, родом из Владивостока, 1921 года рождения, призывался на воинскую службу Первореченским райвоенкоматом во Владивостоке накануне Великой Отечественной войны. Пропал без вести в самые первые дни боев в июле 1941 года в районе крепости-героя Бреста».

16 апр. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3523 от 16 апр. 2014

Разыскиваются родственники не вернувшегося с войны рядового Доркина

Эти скупые строки взяты из КнигиПамяти Приморского края. Однако, как выяснилось, жизнь нашего земляка необорвалась в боях на пограничной реке Западный Буг грозным летом 41-го.Его тяжелейшей судьбой заинтересовались Антонина Назарова и ее сын Андрей изЛенинградской области, много лет бескорыстно ведущие поиск погибших, пропавшихбез вести и умерших в фашистском плену советских солдат и командиров.

Найти каждого

Вначале жительница поселка имениТельмана Тосненского района вместе с односельчанами только ухаживала забратскими воинскими захоронениями, на месте которых люди поставили мемориал. Потом АнтонинаНазарова стала искать родственников захороненных бойцов. Некоторые погибшиекрасноармейцы оказались безымянными, но благодаря скрупулезной работе помельчайшим деталям удалось вернуть имя каждому из них. Постепенно поисковаяработа расширялась.

Назаровой даже удалось отыскать местогибели и захоронение французского солдата, найти его родных (чемуподтверждением является письмо тогдашнего президента Франции Николя Саркози).Так же, как и место захоронения останков погибшего в воздушном бою в 1943 годуиспанского летчика – добровольца Хосе-Луиса Ларроняга.

Счет возвращенных имен советскихвоинов уже идет на тысячи. Параллельно Антонина Васильевна писала письма в тегорода и села, где родились или откуда призывались безвестные рядовые героиВеликой Отечественной войны. Найдены сотни родственников погибших в боях и внемецких концлагерях солдат. Многие из них уже съездили на могилы своихблизких, поклонились их праху, возложили цветы к новеньким памятникам или отреставрированнымобелискам, нашли успокоение в душе.

Вначале поиск безымянно похороненныхвелся только на территории Ленинградской области, кстати, одновременно спостановкой памятников и табличек с восстановленными именами. Затем работарасширилась и охватила Новгородскую, Псковскую, Смоленскую области, после этогораспространилась на территорию Сталинградской битвы, на Курскую дугу и на местадругих сражений. А сейчас Антонина Васильевна вместе с сыном и другимидобровольцами занимается восстановлением памяти бойцов, командиров иполитруков, попавших в плен и сложивших голову в концлагерях. Большую помощьоказывают поисковикам сотрудники Центрального архива министерства обороны вПодольске.

Так Антонина Васильевна вышла и нанашего земляка, сложившего голову на немецкой чужбине.

В далеком плену

Антонина Назарова прислала вадминистрацию Владивостока письмо: «Высылаю вам бесценные сведения на вашегомолоденького земляка, умершего в фашистском плену с датой смерти и местомзахоронения.

Эти сведения частично подтвержденыЦентральным архивом Министерства обороны (ЦАМО) РФ».

В представленных в письме материалахимеется нестыковка. В первой записи сообщается, что рядовой Доркин пропал безвести в июле 1941 года под Брестом. Во второй уже дано сообщение, что солдат былпленен в Белгороде 15 июля 1943 года. Этому есть только одно реальноеобъяснение: в первые месяцы войны Доркин не погиб (может, был ранен) и не попалв плен. А потом упорно двигался или пробивался на восток к своим. Пооккупированной территории дошел до Белгорода. И, скорей всего, уже в районеКурской дуги ему не повезло – его схватили в плен и отправили в Германию.

Дальнейшие данные представлены понемецкой учетной карточке (перевод с немецкого на русский язык сделанспециалистами ЦАМО). В нее были вписаны со слов самого солдата дата и местопленения, адрес проживания и имя ближайшего родственника. Это мать АлександраДоркина – Екатерина Доркина, проживавшая в годы войны во Владивостоке на улицеВоселковой, 8. Сейчас улицы Воселковой в нашем городе нет. Ныне существующаяулица Выселковая к ней не имеет никакого отношения, улица Воселковая была впригороде Владивостока.

Последние сведения о рядовом Доркине:направлен в концлагерь Шталаг III, лагерный номер – 102751, погиб в плену 4 мая1944 года, место захоронения – Фюрстенберг.

Концлагерь смерти

Информации о нашем земляке оченьмало: родился, призвался, попал в плен, находился в концлагере, погиб.Корреспондент «В» собрал сведения о концлагере в Фюрстенберге, в которомнаходился и умер владивостокский парень Александр Доркин.

Первые советские военнопленные сталипоступать в этот лагерь в Германии уже в июле 1941 года. Тысячи советскихвоеннопленных из стационарных лаге­рей вермахта были отправлены в концлагерьШталаг III и там убиты.

31 октября 1941 года было даноразрешение по использованию советских военнопленных во всех сферах экономикиГермании. Вначале считалось достаточным, чтобы пленные жили в землянках ипитались в основном «русским хлебом», изготовленным по изобретенному имирецепту: из очисток сахарной свеклы с примесью целлюлозной муки, муки излистьев или соломы. Неудивительно, что зимой 1941/42 гг. эти условия привели кмассовой смертности, которую усугубила эпидемия сыпного тифа.
Чем больше затягивалась война, тем важнее становились военнопленные для работ всельском хозяйстве и промышленности. Смертность оставалась высокой, так какобращение с советскими военнопленными не было равноценно условиям, созданнымдля военнопленных западных стран. В расистском национал-­социалистическомпонимании постоянно подчеркивалась необходимость сохранения различия не толькомежду немцами и советскими народами, но и между славянами и «родственными»немцам западны­ми нациями.

Отрывок из протокола совещания у ГерманаГеринга 7 ноября 1941 года «Об использовании на работах советских военнопленныхи гражданских рабочих»:

«Для использования на работахсоветских русских рейхсмаршал отметил: решающим фактором в условиях войныявляется наличие трудовых резервов на родине.Отборначинать уже в лагерях­-прие­мниках по ту сторону границы рейха. Решающимифакторами являются профессия и состояние здоровья. Одновременно следуетпроизводить сортировку по национальному признаку, а также проверку в полициибезопасности и абвере.

Пленных следует доставлять быстро. Изиспользования исключить офицеров по возможности, а комиссаров – поголовно.Русскиедолжны использоваться на следующих работах: горноедело, железнодорожные работы (включая ремонтные мастерские и производ­ствоподвижного состава), оборонная промышленность (танки, орудия,самолетостроение), сельское хозяйство, строительство.Использованиев группах (минимально 20).

Размещение: изолированно в лагерях(бараках).

Охрана: военнослужащие вермахта вовремя работ, а также немецкие рабо­чие, которые должны взять на себядополнительные полицейские функции. Для мер по безопасности решающим являетсяфактор сильнейшего и быстрейшего реагирования. Шкала на­казаний предусматриваетлишь две меры: лишение питания и экзекуцию на месте.Одежда:считается целесообразной единая рабочая одежда. Первой но­вой одеждойобеспечивает верховное командование вермахта. Обувь, как правило, деревянная.Нижнее белье русским едва ли известно и привычно.Питание:русские довольствуются ма­лым, и поэтому их легко прокормить, не нарушая нашпродовольственный бал­анс. Их не следует баловать или при­учать к немецкойпище, но они должны быть сыты, чтобы поддерживать произ­водительность труда насоответствую­щем уровне».

Срочное письмо (совершенно секретно)начальника полиции безопасности и СД группенфюрера СС Генриха Мюллера о транспортировкесоветских военнопленных, предназначенных для экзекуции:

«Коменданты концентрационных лагерейжалуются на то, что от 5 до 10 процентов советско-русских,предназначенных для экзекуции, при­бывают в лагеря мертвыми или полумертвы­ми.Тем самым создается впечатление, что Шталаги таким способом избавляются отсвоих пленных. Особенно примечателен тот факт, что при пеших маршах, напримерот вокзала до лагеря, довольно значительное число военнопленных по путиследования падает замертво или теряет сознание и под­бирается движущимся следомавтомобилем. Нельзя скрыть, что все эти факты замечает немецкое население.Дажеесли подобные транспорты достав­ляются в концлагеря, как правило, вермах­том,то население все равно относит это положение дел на счет СС. Если есть вескиеоснования, что советские русские могут умереть (например от тифа) и не выдержатнапряжения сил даже при коротком перехо­де пешком, в будущем решительно отбира­лисьиз транспорта в концлагеря для  экзеку­ции».

А вот сообщение гестапо о важныхгосударственно-политических событиях от 11 августа 1944 года:

«Руководство гестапо в Ганноверевыявило в одном из советско-русских лагерей для военнопленныхподпольную группу. Центральное звено группы находилось в Шталаге III. 14 советскихофицеров, 2 солдата, 2 польских рабо­чих, 9 остарбайтеров (4 мужчин и 5 женщин)были арестованы. В планах группы было оказание помощи десантным войскам,восстание, план захвата оружия, пропаганда, саботаж, подготовка к побегу и установлениеконтактов с немецки­ми коммунистами. Руководство гестапо Гамбурга ведетслед­ствие. По его завершении все участники будут уничтожены».

Послесловие

«В»разыскивает родных не вернувшегося с войны земляка рядового Александра Доркинаили людей, которые что-то знают о семье погибшего солдата. Ждем вашихсообщений по телефону 2415-625 (спросить Николая Кутенких) или по адресу:Владивосток, Народный проспект, 13, редакция газеты «Владивосток».