Сапер без права на ошибку

В день выхода сегодняшнего номера «В» полковник в отставке, кавалер орденов Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени Анатолий Алексеевич Кокин находится за 10 тысяч километров от родного города в далеком Калининграде.

9 апр. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3519 от 9 апр. 2014
8089b6d1249633700d563d6687180a09.jpg

Офицер Кокин бил фашистовв Прибалтике, освобождал Маньчжурию и строил дороги Владивостока

Именно 9 апреля каждыйгод отмечается победоносное завершение Кенигсбергской операции по уничтожению мощнойгруппировки немецких войск в Восточной Пруссии и взятие в 1945 году города-крепостина берегу Балтийского моря. Три месяца советские войска готовились к штурму. Троесуток длились артиллерийско-бомбовая подготовка и разминирование полей загражденияна переднем крае. Трое суток длился сам штурм. Его осуществляли силы 3-го Белорусскогои 1-го Прибалтийского фронтов. При этом правый фланг 1-го Прибалтийского сражалсяеще и против Курляндской группировки. О тяжести боев говорит тот факт, что основныеостатки группы армий «Север», прижатые к морю, сложили оружие и сдались в плен только15 мая 1945 года, а последние сопротивляющиеся подразделения 6-го корпуса СС былиуничтожены и вовсе 22 мая. Именно на этом участке фронта в составе 5-й штурмовойинженерно-саперной Витебской бригады воевал наш земляк Анатолий Кокин.

На переднем крае

Анатолия Кокина призвалина службу 18-летним парнишкой в конце лета 1942 года – именно в это время фашистырвались к Сталинграду. Его сразу отправили на подготовку в 18-й снайперский полк2-й учебной бригады в летние лагеря под Костромой. По окончании учебки ему, каклучшему курсанту, присвоили звание младшего командира (младшего сержанта) и оставилив полку на целый год учить боевому искусству молодое пополнение. Он постоянно отправляетрапорты командованию с просьбой отправить на фронт. Но Анатолия посылают в ЛенинградскоеКраснознаменное ордена Ленина военно-инженерное училище.

И лишь получив званиемладшего лейтенанта, Кокин попал в действующую армию. Отправили на 1-й Прибалтийскийфронт, который держал в котле Курляндскую группировку немцев. Молодой офицер сталкомандиром взвода отдельного штурмового инженерно-саперного батальона. Штурмовой– это значит, что в атаке саперы действовали бок о бок с царицей полей – пехотой.На переднем крае устанавливали – на участках возможных прорывов врага – противотанковыеи противопехотные минные заграждения, выставляли системы проволочного заграждения.На собственных минных полях проделывали проходы для наступления наших войск, разминироваливражеские минные поля, подрывали фашистские огневые пункты обороны. Не перечесть,сколько раз пришлось участвовать в подвижных отрядах заграждения или осуществлятьсаперное сопровождение танков в боевых условиях.

А за передней линиейобороны строили дороги, и это был поистине адский труд: в условиях весенней распутицыи паводков, в болотистой местности от зари до зари выкладывать гати для проходатанков, машин и тягачей с пушками. Валили лес, из бревен строили одну за другойдороги. Его подразделение также строило командные и наблюдательные пункты для командующегофронтом генерала армии Ивана Христофоровича Баграмяна.

Всего не предусмотришь

– Анатолий Алексеевич,орденом Красной Звезды в годы войны награждали только за особые геройские поступки.Как вы стали кавалером столь уважаемого в армии боевого ордена?

– А разве само присутствиена передовой не является геройским поступком? Хотя такое понимаешь лишь в мирноевремя. В те годы мы об этом не думали. Для нас война была само собой разумеющимся.Не награды были главным. И даже не возможность погибнуть, хотя реально на уровнеподсознания это понимаешь. Важнее было уничтожить врага, освободить родную землюи наших людей, находящих под оккупантами. Главным была предстоящая победа.

Орден дали за уничтожениедвух дзотов. Ну никак они не давали нашим пехотинцам поднять головы. Комбат приказалуничтожить. Организовали две группы из двух взводов, придали каждой по отделениюпехотинцев. Сделали волокуши, на которые положили взрывчатку. Поползли в сторонунемецкой линии обороны. По пути дорогу себе разминировали. Доползли до вражескихокопов, кинулись в атаку. Как проход освободился, пехотинцы стали прикрывать насс флангов, а я с саперами под прикрытием красноармейцев дальше пополз к немецкойдревесно-земляной огневой точке. Подорвали ее. Потом помогли соседней группе уничтожитьдзот. И назад – к своим. В общем, много наших жизней сберегли, когда началось общеенаступление. Это в апреле 45-го случилось. Наградили всех участников штурмовых групп.

– Говорят, что саперошибается один раз в жизни…

– Моего товарища – командирасоседнего саперного взвода убила шальная пуля. Это как?

Хотя в этой поговоркеесть смысл. Нам приходилось много раз разминировать немецко-фашистские поля. Вседо единой вражеской мины изучили. Но предусмотреть всего невозможно. В моем взводеслужил пожилой солдат, опытнее и отыскать было невозможно. С любой миной справлялся.А тут мы делали проход для наших танков на линии обороны врага. И ему попалась противотанковаянеизвлекаемая мина. Когда он понял, что боеприпас сейчас взлетит на воздух, прикрылее своим телом, уберег всех нас от осколков, которые бы разлетелись в разные стороны.

В моем взводе погиблитри человека, еще двоих ранило. Причем в разных боевых ситуациях. А как можно уберечьсяна острие атаки?

На сопках Маньчжурии

Когда закончилась войнас фашистской Германией, бригаду резерва главного командования перебросили на востоки придали Забайкальскому фронту. Расквартировались в глухой даурской станице с достойнымназванием Отпор. Времени познакомиться с японскими минами у саперов Кокина практическине было. Изучали их уже в ходе боев.

Взвод вместе со всейбригадой бросили на взятие приграничного мощного укрепрайона Хайлар, который Квантунскаяармия сооружала много лет.

– Нам пришлось делатьпроходы в японских минных полях от границы до самых окопов противника, – рассказываетАнатолий Алексеевич. – Здесь тоже было множество неизвлекаемых мин. Но, научившисьсправляться с немецкими боеприпасами, японские уже не были для нас преградой. Посделанным в распадках и по склонам сопок проходам в наступление быстрым напоромпошли танки, а за ними пехота. Потери благодаря подготовительной работе были самымиминимальными. Всех участников той операции наградили медалями «За боевые заслуги».

Потом серьезные бои велисьза перевалы на хребтах Большого Хингана. Нашей краснознаменной Витебской бригадедаже присвоили почетное звание Хинганской. А войну с Японией закончили в китайскомгороде Чаньчунь – здесь располагалась столица прояпонского марионеточного государстваМаньчжоу-Го. В Чаньчуне наш комбриг каждому солдату и офицеру вручил медаль «Запобеду над Японией».

До отправки на родинуоставалось свободное время. Интереса ради познакомились с девушкой-китаянкой. Аона по-русски хорошо говорит. И даже призналась, что в годы японской оккупации сотрудничалас советскими органами госбезопасности и разведки. Даже сфотографировались на память.Но уже по прибытии в Союз карточка таинственным образом исчезла из личных документов.

Прославленную боевуюбригаду на расформирование отправили в гарнизон Дивизионный под Улан-Удэ. Именноздесь произошло самое счастливое в жизни Анатолия Алексеевича знакомство. ДевушкаНина согласилась стать его женой.

Нам дороги эти позабыть нельзя

Из Бурятии часть офицерскогосостава расформированного соединения отправили в Хабаровск в распоряжение штабаДальневосточного военного округа. Там Анатолия Алексеевича распределили на Тихоокеанскийфлот на должность командира саперного взвода 16-й Порт-Артуровской бригады. Однакопозже и это соединение расформировали.

С этого момента офицерКокин 30 лет посвятил Морской инженерной службе КТОФ, прошел все офицерские ступениот комвзвода отдельного батальона до начальника первого отдела МИС флота. На Тихоокеанскомфлоте зачастую была не ратная служба, но созидательная работа. В том числе и наблаго родного Владивостока. Строительных объектов не перечесть. Но некоторые оказалисьособо значимыми. К примеру, отдельный дорожный батальон под общим руководством Кокина сделал полную реконструкциюулиц Ленинской (Светланской) и 25-го Октября (Алеутской) от Дома пионеров до железнодорожноговокзала. Сделали бетонное основание проезжей части, оборудовали систему ливневойканализации, уложили трамвайные пути и заасфальтировали. В знак признательностиофицера даже выбирали депутатом Ленинского районного совета народных депутатов.Не просто так, а по просьбе горисполкома и с разрешения командования флота.

Но гордится боевой офицерстроительством другой дороги: от станции Океанская до бухты Шамора (Лазурной). Отнее также было построено ответвление до военного городка и подземного пункта командованияТихоокеанского флота. Дорогу в грунтовом исполнении проложили через перевал и леснуючащу, с откосами и ливневкой. Позже на скальную подушку гражданские дорожники положилиасфальт. И сейчас каждый год по ней проезжают десятки тысяч автомобилей.

Администрация городаоценила достойный труд Анатолия Алексеевича. Его наградили медалями «В память145-летия образования Владивостока» и «За вклад в развитие города».

Даже после выхода напенсию фронтовик не расстается с родным флотом – несет максимальную общественнуюнагрузку в совете ветеранов ТОФ, встречается с гражданской молодежью, с личным составомкораблей и береговых частей ТОФ. А все свободное время посвящает своей семье – любимойжене, с которой уже отметил бриллиантовую свадьбу, дочкам Ирине и Марине, многочисленнымвнукам и правнукам.

В этом году АнатолиюАлексеевичу Кокину исполнится 90 лет.