Волонтеры после Сочи хотят в Рио

Отгремели яркие победы, горькие поражения, высохли слезы, погасли улыбки Олимпийских и Паралимпийских игр Сочи-2014. Разъехались по домам и волонтеры, которые все эти дни были в самой гуще событий. Своими впечатлениями от знакового для России спортивного события с корреспондентом «В» поделились студенты ВГУЭС Сергей Шестопалов и Маргарита Сафонова.

3 апр. 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3516 от 3 апр. 2014

Не увидев медведей и балалаек, иностранцы были потрясены и озадачены

Соседей даже толком не видели

– Ребята, чем вы непосредственнозанимались на Играх, кем работали?

Сергей: Я был организатором досуга спортсменов. В каждойиз трех Олимпийских деревень дублировались сервисы – кинотеатр, клуб, кафе,игровые комнаты, библиотека, бильярдные столы и т.д. Мы контролировалипроцессы, чтобы все работало, атлеты были всем довольны и могли отдохнуть послеизнурительных тренировок или выступлений.

Маргарита: Я была сотрудником Welcome-центра, то есть центра приветствия в аэропорту. Завремя работы мы встретили 85 делегаций. Мы всегда старались как-то приподнять боевой дух спортсменов и гостей,ведь многие проделали большой путь, чтобы попасть на Олимпиаду, некоторые ехалипо 58 часов! Представляете? Но они все равно держались, улыбались нам очень по-доброму.

– А где жили сами волонтеры?

Сергей: У нас было два места размещения – в прибрежной игорной деревнях. Рита жила на берегу, я в горах. Там построили городок для пограничников, и, покаони не заселились в дома, мы в них и обитали. Жили в обычных однокомнатныхквартирах по три-четыречеловека. Было нетесно, вполне достойно – туалет, ванна, кухня, то есть у нас быловсе, что нужно для нормального проживания. Друг другу мы не мешали, смены шлиодна за другой, так что никто по ночам не шумел, да и некогда было. Поначалубыло тяжело добираться до работы: выпал снег и месить грязь минут 15, покадойдешь до объекта, не очень-то приятно. Особенно дедушке-волонтеру из Канады, который жил в нашем доме. Ноэто такие мелочи… Еще помню, царила жуткая суматоха, когда одна Олимпиадазакончилась, другая началась. Волонтеры менялись, получилась накладка: первыене выселились, а другие уже стояли с чемоданами у дверей. Меня новый соседразбудил ночью, я сонный махнул рукой на свободную кровать и больше его невидел.

Маргарита: Поселили нас в домах будущего курортного городка.Жили по два – четыре человека. Есличестно, я даже толком не видела своих соседей, которые, кстати, тоже изПриморья. Правда, на нашем этаже были ребята из разных стран. А в соседнемподъезде жила пожилая пара волонтеров, для которой попасть на Олимпиаду быломечтой всей жизни. Еще они хотят посетить Игры в Рио-де-Жанейро и Корее. Я уверена:им это удастся.

Самое безопасное место в мире

– Каковы ваши общие впечатления от Сочи?Что поразило, что огорчило?

Сергей: Могу сказать, что уровень города поднялся оченьсильно. Дороги в идеальном состоянии, автобусы новые, а климат – просто сказка.В горах снег, в самом Сочи плюс двадцать, пальмы, все пышет зеленью – и это вфеврале! Мы по прилете домой еще долго по привычке эти пальмы глазами искали.

Маргарита: Меня порадовало, что весь город доступен длямаломобильных граждан. А еще: в Сочи было безопасно. На объект нельзя былозайти, чтоб тебя не проверили. Нужно было снять верхнюю одежду, сумку, которыеохрана просматривала через сканер, потом нас прощупывали и проверяли черезрамку металлоискателя. Чтобы пронести, например, маникюрные ножницы, у тебядолжно быть разрешение. Мне, волонтеру, работающему в аэропорту, бесчисленноеколичество раз приходилось подвергаться досмотру – вместе с каждой новойделегацией, хотя охранники прекрасно видели, что я из здания никуда невыходила. Везде были сотрудники полиции, и, когда я возвращалась с ночнойсмены, было приятно их видеть на улицах, они даже провожали меня до автобуса.

Спортсмены очень открытые люди

– На самих соревнованиях побывать-тоудалось?

Сергей: Конечно. Самым грандиозным из того, что явидел, была церемония открытия Игр. Потрясающие декорации, постановки, графика…Когда вышла российская сборная и стадион буквально взревел, все 40 тысяччеловек встали в знак приветствия. Мурашки по коже пробежали, эмоции зашкаливали.Еще я был на репетиции открытия и закрытия Паралимпийских игр, ходил на хоккей,биатлон – волонтерам выделяли билеты. Сначала, правда, говорили, что они будутразыгрываться и доставаться лучшим, но в итоге на соревнованиях побывали все.

Вообще, спортом было пропитано само пространство. Если ты несидишь на трибуне, то все равно знаешь, что там происходит. Везде: в столовой,спортзале, бассейне – стояли телевизоры, по которым велась прямая трансляция с Игр. Если ты не хочешь или неможешь смотреть, все услышишь по радио либо узнаешь, кто в каких видах спортавзял места, из эмоций болельщиков той или иной команды.

Маргарита: Я была на следж-хоккее, когда играли команды США и России. Сама игра былавпечатляющая. Мы болели, кричали, срывали голос, вставали с сидений, делаяединую волну, и ощущали себя частью чего-тобольшого, грандиозного.

Церемонии открытия и закрытия Игр – отдельная тема. Там царилатакая потрясающая энергетика! Атмосфера праздника, всеобщего единения буквальнопоглощала. Такие моменты запоминаются на всю жизнь. Конечно, мы много работали,буквально в режиме нон-стоп,но это было очень весело и интересно.

– Получилось ли с самими спортсменами пообщаться?

Маргарита: Участники Игр очень открытые люди. Поприезде общалась с канадцами – мы ехали в одной электричке до Сочи. Спортсменыу меня спрашивали, куда можно пойти, отдохнуть, я им все объяснила, а когдапопутчики узнали, что я из Владивостока, очень удивились. Ведь мы так далеко, априехали в Сочи и еще все знаем о городе. Им очень понравилась деревня, вкоторую их поселили. Их просто шокировал тот объем работ, который был выполнен.У атлетов были отдельная большая столовая, почта, клубы, бассейн и многоедругое.

Сергей: До обеда спортсменов никто не видел: онизавтракали и шли на тренировки. Потом уже их можно было встретить в бассейне,тренажерном зале или у игровых автоматов. Вообще, они действительно всевыглядели по приезде несколько удивленными. Не знаю, что они ожидали увидеть –медведей или балалайки на каждом углу, но, попав фактически в Европу с полнымнабором услуг и сервисов, были потрясены.

Отдыхать, так на всю медаль!

– Успевали вы вообще где-нибудьотдохнуть? Было ли время познакомиться с коллегами?

Сергей: Свободного времени было немного. Шестьдней в неделю мы работали, один отдыхали, так что особо не нагуляешься. Однаковсе равно умудрились посетить громадный торговый центр «МореМолл» – прогулялитам шесть часов, но осмотрели лишь его малую часть. Конечно, все олимпийскиеобъекты обошли, стадионы «Фишт», «Айсберг», «Шайба», фотографировались напамять, выкладывали в соцсети, знакомились.

Маргарита: Знакомились мы везде и со всеми,общения было много. Было забавно наблюдать, как за нашим столом, которыйизначально заняли ребята из Владивостока, начали собираться люди разныхвозрастов и национальностей. Корейцев, японцев, канадцев, американцев былоочень много. Болельщики вели себя замечательно, культурно. А что им дебоширить?Приехали, поболели – и уехали. Россияне на удивление тоже вели себя прекрасно.

– Ходили слухи, что на трибуны было вообще не попасть, мол,перекупщики скупили все билеты и продавали по бешеной цене.

Сергей: Это априори невозможно. Каждый билетпривязывается к паспорту болельщика. На этом паспорте фото гостя с штрихкодом ивстроенным чипом. Для того чтобы пройти на соревнование, сначала нужно приложить к специальному устройствуаккредитацию, по которой тебя идентифицируют, а потом сам билет. Если данныесошлись – проходишь на соревнование. Если нет – тебя не пропустят. Более того,на одного человека можно взять только один билет.

– Были какие-то курьезные случаи?

Маргарита: Когда приезжала делегация с Украины,получилось так, что их автобус задерживался. Я ждала их как на иголках,дергалась и боялась, что они вообще не приедут, так как перед этим начиталась вСМИ новостей о том, что делегации не будет. Про себя думала: «Ну как же так,Интернет знает больше нашего супервайзера, который сообщил, что украинцы впути». Конечно, спортсмены приехали, и я была им очень рада, но спрашивать проситуацию на Украине ничего нельзя было – волонтеры вне политики.

Сергей: Я помню, один французский атлет пришелотмечать свою победу в клуб и так отпраздновал, что потерял там свою серебрянуюмедаль. Такой переполох поднялся! Спортсмен в панике, медаль ищут всем клубом,он чуть не плачет. В итоге медаль нашли.

А еще наш супервайзер буквально болела биатлоном, особеннофанатела по Бьерндалену и мечтала с ним пообщаться. Когда я все-таки ее с ним сфотографировал, чтоделать волонтерам в общем-тонельзя, она радовалась как сумасшедшая, буквально прыгала от счастья. Мы надней всей сменой смеялись. Но она была в полном восторге.

Невозможного не существует

– Как вам работалось с паралимпийцами, легче или тяжелее, чем с обычнымиспортсменами?

Сергей: Лично мне было проще работать на Паралимпиаде. Там люди проще. Они самиподходят, общаются на абсолютно любые темы – от политики до культуры.Доброжелательные, веселые. Я как-то заступил на утреннююсмену, ко мне подъехала женщина на коляске и начала рассказывать, какие нашиспортсмены молодцы, столько взяли медалей и просто о чем-то болтать. И знаете, весь день я работал,наполненный позитивными эмоциями и энергией. Вообще, после Игр у меняизменилось мировоззрение. Я думал, что инвалиды – это опустившиеся люди наколясках, которые только и делают, что пьют по-черномуи жалуются на жизнь. А оказалось, что это уникальные сильные личности.

Маргарита: Со мной в смене была девочка – волонтер наколяске. С ней настолько было легко и интересно работать, что я поражалась, какэто у нее выходит. Она приехала из Венгрии, но отлично говорила по-английски, оперативно всех направляла и выдаваланужную людям информацию.

Поражения паралимпийцев неогорчали. По крайней мере, на людях они никаких эмоций не показывали. Наоборот,радовались, что вообще здесь оказались. Там если радуются, то радуются все, внезависимости от того, из какой страны ты приехал. Чувствовалась дружба народов.В такие моменты понимаешь, что действительно возможно все!

– Какие планы на будущее? Может быть,тоже в спорт податься?

Сергей: Нет, я очень далек от спорта. Хочу в Рио поехатьна летнюю Олимпиаду. Им нужно 65 тысяч волонтеров, а на наши Игры требовалосьвсего 25. Даже боюсь представить, что они там наворотят.

Маргарита: Я могла бы быть спортивным менеджером – этомаксимум, что меня может связать со спортом. Но с удовольствием бы поехала налетние Игры и уже подала заявку.