Кристальный звук тыквы

В Приморской краевой филармонии (в рамках всемирного дня франкофонии и при содействии Альянс-Франсез-Владивосток) состоялся концерт Яна Тамбура – француза, играющего на инструменте, которого Владивосток еще не видел.

20 март 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3508 от 20 март 2014
142e502ca32541656a649dfaa43acd0b.jpg

Ян Тамбур привез в наш город кору – струнный инструмент родом изЗападной Африки. Его основа – обтянутый кожей калебас (сорт тыквы). Звук корыизумил публику – чистый, почти кристальный, похожий на арфу и гитаруодновременно…

– Ян, как вы начали играть на коре и чем она вас привлекла?

– Я классический гитарист, это мое музыкальное образование. Но явсегда был недоволен тем, что во время игры на гитаре моя левая руказадействована меньше, чем правая. Когда я однажды увидел, как играют на коре, ипонял, что для этого исполнения нужно полноценно владеть двумя руками, топросто был поражен. И стал осваивать кору. Она помогла мне перейти на новыйуровень, я смог развить левую руку так же, как правую. Более того, работа скорой повлияла на мой стиль игры на классической гитаре.

– Вы сами делаете инструменты для себя? И где берете тыквы, кпримеру?

– Я делаю коры и для других музыкантов. Кстати, традиционные корынамного больше, я стал делать инструменты небольшого размера, чтобы легче былос ними путешествовать. Что же до тыкв… Покупаю их или в Африке, где частобываю, или во Франции, где сейчас довольно большая община выходцев из ЗападнойАфрики. Калебасы не едят, их выращивают для нужд хозяйства – к примеру, делаютпосуду. И на рынках, как правило, большой выбор калебасов – ходи,присматривайся… В каком-тосмысле выбираешь их так же, как арбузы, те же сложности: не узнаешь, пока неразрежешь, спелый арбуз или нет. По виду калебаса не поймешь, будет он хорошозвучать или нет. Это риск.

– Насколько кора прихотливый инструмент? Не портится ли калебас, к примеру, от влажности, ведьвсе­таки это тыква?

– Несмотря на свой хрупкий вид, кора может служить довольнодолго. Она менее прихотлива, чем мои гитары. После путешествий ее нужно тольконастроить. И, как любой инструмент, конечно, нужно беречь от сильных перепадовтемператур и влажности.

Более всего влажность влияет не на калебас, а на кожу, которой онобтянут. Вот недавно пришлось ремонтировать инструмент, прослуживший семь лет,– менять кожу. Но дело как раз в том, что она была обработана химическимиреагентами. Сейчас я работаю над корой, которая будет обтянута кожей,обработанной исключительно традиционными африканскими способами. Такая корасможет, я уверен, прослужить до 100 лет.

– Никто не пишет «симфонию для коры с оркестром». Вы самисоздаете переложения музыкальных произведений?

– Да. Вообще я считаю, что на любом инструменте можно сыгратьпроизведение любого жанра, лишь бы это хорошо звучало.

Однажды я собрал ансамбль: два скрипача, виолончелист,исполнитель на коре в традиционной африканской манере и я. И мы сделали альбом,играли концерты, пели французский шансон и английский фолк. Этот проект,кстати, привлек ко мне новую публику – людей, склонных слушать классическуюмузыку.