Война и мир одного человека

- Трудно жить только первые 100 лет, а потом уже легче, – шутит в беседе с журналистом «В» наш прославленный земляк, житель Владивостока Ефим Гольдберг, который 15 марта отметил свой юбилей – 100-летие.

19 март 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3507 от 19 март 2014
3803a3bbcd2f5a4f46218b509541b341.jpg

Трудно жить только первые 100 лет, уверяет житель Владивостока, юбиляр Ефим Гольдберг

В боевом танке или на морском судне он всегда был опорой для друзей

Такая биография

Несмотря на преклонный возраст, Ефим Моисеевич бодр духом, стрезвым умом и ясной памятью. Готов на память почитать свои стихи. А написал ихюбиляр за свою долгую жизнь аж на три книги – две были изданы в разные годы,сейчас в наборе находится третья. О любви, о судьбах родины и народа, о своейжизни. А она такая, что гордиться можно многим. Ефим Гольдберг – кавалер орденаКрасной Звезды и трех орденов Великой Отечественной войны. Награжден многимимедалями. Он не только на Рейхстаге расписался в поверженном Берлине, но и всюобойму всадил из штатного пистолета ТТ в стену рассадника фашизма. 50 лет отдалродной на всю жизнь Коммунистической партии. 25 лет отходил на пароходах итеплоходах Дальневосточного морского пароходства, за спиной семь арктическихнавигаций, четыре спасательные операции и десятки спасенных на море жизней.

– В танках, на которых я прошел всю Великую Отечественную ислужил после войны, или на грузовых судах, на которых проплавал четверть века,вся надежда на экипаж, на друзей, – рассказывает ветеран. – Ты им поможешь –они тебе поддержку окажут. Только дружба и выручает в самые трудные периодыжизни, делает человека счастливым.

Между мировыми войнами

– Я родился сразу после начала Первой мировой войны вдалеком 1914 году в трудовой еврейской семье ремесленника, – вспоминает ЕфимМоисеевич. – В небольшом городке Борисове в Белоруссии на реке Березине. В тойсамой, где утонула вся великая слава Наполеона при походе на Россию. При мнееще были живы люди, которые это видели.

В наследство от родителей мне досталось крепкое тело. Нежалея себя, трудился, занимался различными видами спорта и даже считалсяперспективным альпинистом. Почти не болел и не тратился на лекарства. Хотясейчас ноют военные раны, сказываются бессонные дежурства на ночных вахтах вморе и качки. Видимо, кончается моторесурс, – сетует 100-­летний юбиляр.

В те 30-егоды молодому еврейскому парню хотелось учиться, хотелось многое познать. После7-летнейшколы (других в городе не было) трудился в кузнечно-слесарнойартели. И в школе, и после нее взахлеб читал все попадавшиеся под руку книги.Тогда же и начал писать первые стихи. Среднее образование получил уже в фабрично-заводском училище.

Во время практики в ФЗУ в приграничном районе на территориюСССР из панской Польши прорвалась крупная банда. Ефим сразу же записалсядобровольцем в комсомольский отряд и в боях с бандитами в Беловежской пущеполучил первое боевое крещение наравне с пограничниками.

– После срочной службы старший сержант автомобильногобатальона Гольдберг сдает экзамены в Артиллерийско-мотомеханическую(Бронетанковую) академию. И вроде все сдал успешно, но прибыли командиры извоевавшей с франкистами Испании, и курсантские места пришлось освободить длягероев из интернациональных бригад, – рассказывает корреспонденту «В» членСовета ветеранов ДВМП Лариса Акимова. – Однако с полученными оценками его срадостью приняли на исторический факультет Московского государственногопедагогического института. К концу обучения Ефим Гольдберг уже был женат наоднокурснице, родился сынишка. К лету малыша отвезли к родителям в Борисов. СамЕфим с супругой оставались в столице и готовились к последнему экзамену винституте.

Но тут грянула война. Войска вермахта в считаные дни взялиБорисов. Нацисты расстреляли всех его родных: родителей, сестру с ребенком,совсем крохотного сынишку, гостившего у бабушки с дедушкой. Еще одна сестра сдочерью сгинула в минском гетто, мужья сестер погибли на фронтах.

Броня крепка, и танкинаши быстры

Только вера в справедливостьОтечественной священной войны и в победу помогла Ефиму уцелеть в той страшноймясорубке.

Ефим пришел в военкомат и записалсядобровольцем на фронт в первые же дни войны. Попал в Коммунистический батальонБауманского района. Вначале бросили на рытье окопов. Затем отправили насокращенное обучение в танковом отделении Военно-политической академии имени Ленина. Воевать молодойофицер начал на Центральном фронте. Оттуда выезжал на Урал и принимал колоннутанков «Т-34» для 36-й бригады 14-го танковогокорпуса. На знаменитых «тридцать четвертках» и прошел все фронтовые пути. Какон писал:

Победа! Хорошее, звонкое слово.

Глушили нас бомбами, жгли огнем,

А мы поднимались снова и снова.

Знали: до этой победы дойдем.

– Ефим Моисеевич прошел все ступениофицерской карьеры, – рассказывает один из руководителей Владивостокскойобщественной организации ветеранов-танкистов«Бастион» Олег Коваль. – В тылах и в штабах не отсиживался. Всегда напередовой. Был командиром танка, взвода, роты. Воевал на Курской дуге. ОтКурска с боями прошел через всю центральную и Западную Украину, Польшу иГерманию. Его геройская бригада получила почетные наименования Ковальской,Варшавской, Берлинской, а также награды орденов Красного Знамени, Суворова иКутузова. Именно его рота первой ворвалась на Одерский плацдарм. Дважды он былранен, но всегда оставался в строю. Однажды вражеская пуля попала в круглыйдиск автомата ППШ на уровне груди – остался цел. На Одере машина, в которойехал Гольдберг по поручению самого маршала Жукова, подорвалась на мине,замкомбриг и еще несколько офицеров погибли на месте, а Ефим отделался легкимранением. Кстати, на фронтовых дорогах несколько раз пересекались его пути с прославленнымкомандующим Георгием Жуковым. Один раз даже чуть не погиб на его глазах: несдонесение и попал под минометный обстрел, пришлось прыгать из воронки вворонку. А когда свалился к своим за спасительный бруствер, маршал победы обнялофицера.

Вместе с 8­-й гвардейской армиейЧуйкова танкист Гольдберг входил в Берлин – бригада пробивала несколько линийобороны противника. На окраине столицы он нашел карту города, с помощью которойнебольшая танковая группа сумела второстепенными улицами зайти в тыл обороняющегосяврага и там несколько суток вести ожесточенный бой.

А уже после взятия Берлина он сдрузьями пришел к Рейхстагу. Там уже все стены были исписаны на высоте поднятойруки. Друзья приподняли его на руках, наш герой написал: «И точка», после чего несколькораз выстрелил в стену фашистского парламента. А мимо шли колоннойосвободившиеся узники Бухенвальда – под своими национальными флагами. И ради ихспасения тоже надо было воевать.

Он служил и после войны – более 10 летв Германии, Дагестане, Приморье.

Там за туманами…

Кипит за будущее бой.

Рази врагов, сражайся, строй.

Пусть вырастают города.

Паши и сей, води суда.

И так везде. И так всегда.

После демобилизации в 1957 году ЕфимГольдберг реализовал свою юношескую романтическую мечту о морях и дальнихстранах. Его взяли на работу в Дальневосточное морское пароходство. Отработалдолгих 25 лет первым помощником капитана.

– Так уж получилось, что с ЕфимомМоисеевичем мы трудились на одних и тех же судах в сменных экипажах, –вспоминает председатель Совета ветеранов ДВМП Владимир Легецкий. – Ледоколы исухогрузы, пароходы и теплоходы. Работали на «Витусе Беринге», на «Кутузове»американской постройки, на многих других судах. У Ефима Моисеевича былнепререкаемый авторитет в экипажах. За ним моряки себя чувствовали как закаменной стеной. В самой сложной ситуации он находил единственно верный выход.Ему пришлось спасать экипажи моряков Японии, Филиппин, Вьетнама и Китая – этилюди и их родные до сих пор, наверное, благодарят Бога за то, что в нужнуюминуту оказался рядом и пришел на помощь наш Гольдберг. А еще были суроваяАрктика и семь полярных экспедиций, походы через океаны, погрузки-выгрузки в портахна разных континентах, интернациональные встречи в разных странах.

А душа всегда молодая

В 1983 году в возрасте 69 лет фронтовики моряк вышел на пенсию. Первые дни, по собственному признанию, отсыпался. Апотом отдых стал тяготить. Совет ветеранов пароходства выделил участок земли.Появился дачный надел. Физический труд на свежем воздухе укреплял здоровье ибыл в радость – много деревьев он посадил своими руками.

И сейчас, несмотря на возраст, ЕфимМоисеевич внимательно следит за всеми политическими событиями в стране и вмире. И с высоты своих лет, опыта и знаний философски рассуждает о судьбеРодины и ее непростых поворотах в истории.

– Больно и обидно видеть, как в роднойРуси, богатой и обильной, которой все другие государства завидуют, так тяжеложивется многим людям, – рассуждает прославленный юбиляр. – Кроме тех, ктоворует и грабит, кто в короткий срок стал богатеньким за чужой счет. Все этитяжелые думы ложатся тяжелыми гирями на чашу весов и омрачают старость. Потомудо конца и нет решения, счастливый ли я человек. Только с такими сомнениями поДостоевскому и живу все последние десятилетия.

Как человек с тонким юмором и хорошимчувством слова, Ефим Моисеевич написал себе эпитафию:

Как говорится, жил да был.

Дожил до века.

В святых не числился – грешил,

Но оставался человеком!

Кстати, в середине марта еще два наших земляка отпраздновали100 лет со дня рождения. Это ветеран труда Гавриил Илюхин и жительницаВладивостока Клавдия Фетисова, награжденная медалью за самоотверженный труд вгоды Великой Отечественной войны. Вместе с поздравлениями и подарками от родныхи знакомых, цветами и добрыми пожеланиями от представителей краевых имуниципальных властей уважаемые люди получили персональные поздравления отпрезидента Российской Федерации Владимира Путина. Редакция «В» присоединяется кпоздравлениям и желает юбилярам крепкого здоровья и долгих лет жизни.