Союз отверженных

Выставка «Украшение красивого», открывшаяся в Центре современного искусства «Заря», конечно, равнодушным не оставит никого. Скорее, наоборот, вызовет и споры, и дебаты. Так всегда случается, когда на суд публики выставляют китч. Или авангард. А уж если и то и другое сразу...

18 март 2014 Электронная версия газеты "Владивосток" №3506 от 18 март 2014
d6ed9f16a43ac4d34f8d6f4385e55bcf.jpg

Умереть, чтобы стать искусством

– О том, что сотрудниками отделановейших течений собрана из частных коллекций, из фондов музея традиционного искусстванародов мира выставка «Украшение красивого» и что она ездит по России, – говоритКатя Крылова, куратор ЦСИ «Заря», – мы узнали не так давно и сразу поняли: мы должнызаполучить эту выставку.

Я давно наблюдаю за публикой Владивостокаи понимаю, что здесь, как, впрочем, и в других регионах, пока не готовы восприниматьсовременное искусство без какой-то необычной обертки. А «Украшение красивого» какраз эту проблему решает. Мы связались с Третьяковской галереей, там заинтересовалисьнашим предложением и возможностью привезти выставку так далеко – на самый краешекРоссии. В итоге к нам «Украшение красивого» приехала даже в более интересной комплектации,чем она была в других городах. Здесь представлено более 40 работ, которые отобралисотрудники отдела новейших течений Третьяковки. Это высококлассные специалисты,через чьи руки проходит множество работ искусства второй половины XX – началаXXI века.

Пройтись по «Украшению красивого» – во всяком случае, для автора этихстрок – все равно что очутиться в детстве. Это с одной стороны, а с другой – оказатьсяв месте, где над тобой тонко, но подсмеиваются…

Вот пухленькие котики – как раз такой коврик висел в комнате прабабушки.А вот «Утро в сосновом бору» Виноградова и Дубосарского – издевка над тем, как знаменитуюкартину превратили в конфетный фантик.

А вот полиптих «Фантики» Аркадия Петрова – в нем эстетика открыток30-40-х годов слилась с плакатами-агитками тех же времен и показала нам целую эпохусразу. А рядом – Че Гевара в пластиковом светильнике. Так история становится фарсом.

– За основу выставки, – рассказываетКирилл Светляков, заведующий отделом новейших течений Третьяковской галереи, кураторвыставки, – была взята уникальная коллекция китчевых клеенок 60-х годов прошлоговека. Тех самых, на которых неизвестныехудожники изображали котиков, пруды с лебедями и Ивана-царевича с царевной. А далееначался отбор современных художников, во многом связанных с темой китча: либо онииспользуют китч как ресурс, либо работают на грани поп-арта.

Фотожабыбезкомпьютера

– Эти клеенки с лебедями моей прабабушкекогда-то казались красивыми, мы с друзьями смеялись над ними как над пошлостью,а теперь это стало предметом искусства и музейным экспонатом…

– Именно! Время решает все. Чтобыстать искусством, китч должен умереть, исчезнуть из быта людей. В свое время этиковрики и клеенки с котиками в города принесли люди, имевшие крестьянские корни.А через два поколения горожане уже избавлялись от этих ковриков и украшали своидома сначала портретами киноактеров, затем календарями с Киркоровым. И вот как толькокитч 60-х ушел из быта, он вдруг стал предметом интереса коллекционеров (заметьте,современные художники просто не умеют так писать, как писали авторы этих клеенок).Будут ли искусством плакаты с Киркоровым,зависит от современных художников, от того, станут ли они работать с этим материалом.Кстати, здесь на выставке есть работы Вячеслава Колейчука, который еще в 70-х годахбез всякого фотошопа и компьютера работал с портретами знаменитых киноактеров, создаваяинтересные визуальные, оптические эффекты. Он сделал, по сути, фотожабы еще задолгодо того, как появилось такое понятие.

Вообще хочу сказать, что коврики с котиками сегодня живут, тольков ином виде. Загляните в «Фейсбук». Кто там всегда срывает кучу «лайков»? Фотографиикотиков! Они, по сути, тоже китчевые, китч никуда не делся. Он трансформировался…

Другое дело, что в мировой постиндустриальнойкультуре произошло слипание авангарда и китча, например, в таких направлениях, какглэм. Китч активно адаптировался к моде, к современному искусству…

– В чем сверхзадача этой выставки?

– По сути, это выставка изгоев.Салон отверженных, только из разного времени. Когда-то искусствоведами советскойпоры китч не рассматривался как искусство, с ним боролись как с мещанством. Затемавангард ими точно так же отвергался, с ним боролись как с проявлением чуждой идеологии.Сейчас же и то и другое стало искусством. Время все расставило по местам.

– На какой возраст эта выставка рассчитана и кого она больше можетвпечатлить – молодежь, людей активного возраста, пенсионеров?

– В Москве, например, сошлисьдве аудитории – пожилые люди, которые пришли туда ностальгировать (и пожалеть, чтов свое время выбросили такую клеенку), и молодежь, воспринимавшая это как винтаж.

По опыту показа выставки в разныхгородах я бы не сказал, что есть разница в восприятии, даже если сравнивать с Москвой.Другое дело, что в Москве больше профессиональных художников, критиков… А зрителей,которые приходят, хвалят, ругают или говорят «ничего не понимаю», везде примернопоровну.